Разборка 9 сентября 2019

«Роснефть» и «Транснефть» учатся спорить, не переходя на личности

«Роснефть» и «Транснефть» учатся спорить корректно. Спустя неделю публичной перепалки пиарщиков компаний Михаила Леонтьева и Игоря Демина «Транснефть» решила выступить в конструктивном ключе и по пунктам ответила главе совета директоров «Роснефти» Герхарду Шредеру на его предложения о повышении контроля за качеством российской нефти.

О чем спор. Спор о загрязненной нефти в российских трубопроводах идет на повышенных тонах с весны — после апрельской аварии на трубопроводе «Дружба». Тогда через приемо-сдаточный пункт (ПСП), принадлежащий частной компании, в трубу «Транснефти» попала нефть, загрязненная хлорорганическим растворителем. В результате загрязнено оказалось более 4 млн тонн нефти, владельцы и покупатели которой требуют от «Транснефти» сотен миллионов долларов компенсаций. Подозреваемые в причастности к аварии сотрудники частной компании сидят в СИЗО. 6 сентября стало известно, что сотрудники «Транснефти» брали у них взятки за приемку некачественной нефти.

Позиции сторон. Чтобы не допустить повторения таких аварий, глава «Транснефти» Николай Токарев предложил премьеру Дмитрию Медведеву передать монополии операционный контроль над 152 не принадлежащими ей ПСП. Через один из таких хлорная нефть попала в трубу.

Узнайте, как сделать успешную карьеру, из ежедневной email-рассылки The Bell!

То, что встречным предложением, которое изложил Шредер, ответила именно «Роснефть», не случайно — ей принадлежат и крупнейшие ПСП, и 75% нефти в системе. Предложение главы совета директоров «Роснефти» заключалось в том, чтобы организовать независимую экспертизу качества российской нефти.

Оно и спровоцировало настоящую бурю. Мы в деталях пересказали спор пиарщиков «Роснефти» и «Транснефти» по поводу идеи Шредера здесь.

Детали. В воскресенье «Транснефть» сменила тон, выпустив официальное заявление, в котором разобрала предложение Шредера по пунктам.

  • На заявление Шредера о том, что инцидент на трубопроводе «Дружба» «якобы причинил «огромный имущественный и репутационный ущерб российским поставщикам, существенно подорвав доверие к качеству российской нефти»», «Транснефть» ответила, что продолжала экспорт даже во время аварии. До настоящего времени никто из грузоотправителей не предоставил компании «документального подтверждения факта возникновения и размера такого ущерба».
  • Выдвигаемые «Роснефтью» обвинения в монополизации процесса контроля качества нефти — в случае если «Транснефти» будут переданы сторонние ПСП — компания Николая Токарева не удержалась и назвала «странными и надуманными». «Транснефть» и так является субъектом естественной монополии в сфере транспортировки нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам, напоминается в заявлении.
  • В связи с этим компания отказалась поддержать предложение «Роснефти» о привлечении независимых наблюдателей, которые ежедневно контролировали бы качество сырья, поступающего в трубопроводы. «Следует обратить особое внимание на то, что ни одна нефтяная компания не привлекает сегодня независимых инспекторов для контроля качества своей нефти перед сдачей в систему трубопроводов», — говорится в заявлении «Транснефти». Компания не возражает, чтобы нефтяники делали это, но на добровольной основе, а главное — за свой счет.
  • На предложение Шредера расширить перечень информации, которую «Транснефть» должна предоставлять нефтяным компаниям, руководство ответило, что «в предложении «Роснефти» расширить перечень раскрываемой «Транснефтью» информации традиционно отсутствует конкретика: в письме не содержится указания на то, какую именно информацию о своей деятельности компания должна дополнительно раскрывать грузоотправителям». В компании заявили, что объем ныне раскрываемой информации и так «исчерпывающий».

Лада Шамардина