Роскомнадзор заблокировал сайты изданий «Холод» и «Дискурс»

Роскомнадзор заблокировал сайты изданий «Холод» (выпускает материалы на социальные и политические темы) и «Дискурс» (художественно-аналитический журнал о культуре, науке и искусстве). Обе редакции заявили, что продолжат работу.

«Холод» заблокирован на основании закона о дискредитации российской армии. Редакция за последние недели получила два предупреждения от РКН из-за нескольких текстов, а сегодня пришло третье предупреждение с требованием удалить все материалы журнала про боевые действия на территории Украины, рассказала главред Таисия Бекбулатова.

«Дискурс» заявил, что их редакции не поступало никаких предупреждений и причины неизвестны. Издание считает решение ведомства «вопиющей несправедливостью» и «юридическим абсурдом» и намерено оспорить его в суде.

Обе редакции готовы продолжить свою работу.

Узнайте больше

Максимальная ответственность за «фейки» о деятельности госорганов России за рубежом и действиях российских вооруженных сил — 15 лет лишения свободы. Как расширялось законодательство, мы рассказали здесь.

Скопировать ссылку

Бизнес McDonald’s в России может достаться родственнику Назарбаева или сибирскому нефтянику

Российский бизнес McDonald’s, объявившего об окончательном уходе из страны, достанется одному из крупнейших местных франчайзи, рассказали The Bell три источника, следящих за судьбой компании. Двое из них называют потенциальным покупателем компанию «СПП» родственника экс-президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Кайрата Боранбаева, третий — компанию «ГиД» нефтяника из Новокузнецка Александра Говора. О том, что переговоры идут с сибирским франчайзи, 16 мая также писал канал «хэппи мил». 
Последствия «специальной военной операции» на Украине. Онлайн
21 марта 2022

Последствия «специальной военной операции» на Украине

Война полностью изменила нашу жизнь. О ее последствиях для каждого из нас мы в режиме онлайн пишем с 24 февраля. Мы никогда не брали денег за контент с читателей, считая, что можем зарабатывать сами. Но теперь наша бизнес-модель, как и многое другое в экономике, рухнула. Помогите The Bell продолжить работу!