Вечерняя Рассылка 22 октября 2019

Развязка скандала в WeWork, рост экономического настроения россиян и ничья в голосовании за Brexit

Главному мировому техноинвестору Масаёси Сону пришлось выкупить скандальную сеть коворкингов WeWork. От дальнейшей судьбы компании зависит его репутация

В истории скандального IPO крупнейшей в мире сети коворкингов WeWork поставлена промежуточная точка. Крупнейший финансовый инвестор проекта, японский миллиардер Масаёси Сон спасет проблемную компанию, забирая ее себе — его Softbank купит контрольный проект WeWork, заплатив его основателю Адаму Ньюманну в общей сложности $1,7 млрд. В сделке WeWork оценили в $8 млрд — в пять раз дешевле, чем полгода назад. Теперь Сону, чье положение как главного мирового техноинвестора подкосили недавние неудачи, предстоит восстанавливать репутацию.

  • После сделки Softbank получит около 70% акций WeWork, выкупив пакеты основателя компании Адама Ньюманна и части других акционеров. Ньюманн получит от сделки примерно $1,7 млрд. $1 млрд Softbank заплатит ему за акции, еще $500 млн — одолжит, чтобы Ньюманн смог рассчитаться по кредиту с личным поручительством в JPMorgan, а еще $185 млн заплатит в виде вознаграждения за будущие консультации. Взамен Ньюманн покинет совет директоров WeWork, который сейчас возглавляет, а голосующая сила его акций будет снижена с 20 голосов за бумагу до 1 голоса.
  • Таким образом, скандальный бизнесмен лишится последней должности в основанной им компании. Экстравагантность Ньюманна, нанявшего в компанию многочисленных родственников, злоупотреблявшего текилой и принимавшего решения на основе каббалы, была одной из главных причин, отпугнувших инвесторов перед IPO компании, которое должно было стать одним из главных размещений 2019 года в США.
  • В начале года, в последнем инвестиционном раунде перед IPO, Softbank инвестировала в WeWork по оценке $47 млрд. К сентябрю, когда началось роуд-шоу размещения, организаторы снизили оценку до $15–20 млрд, но было уже поздно — IPO провалилось. В сегодняшней сделке компания была оценена в $8 млрд, но и эта стоимость может быть завышенной — Forbes в разгаре скандала оценивал WeWork в $3 млрд.
  • Но, если бы дело было только в странностях Ньюманна, инвесторы наверняка закрыли бы на них глаза. Главная проблема WeWork состояла в том, что компания генерировала слишком много убытков и показывала слишком мало перспектив выхода в прибыль даже по сравнению, например, с Uber, которому обычно предъявляют похожие претензии. На каждый заработанный доллар WeWork теряла по два. Провал ее IPO наряду с не самыми удачными размещениями Uber и Slack ставит под угрозу главную инвестиционную модель стартапов последних лет — «доля рынка любой ценой».
  • Главным проповедником этой идеи и ролевой моделью для инвесторов в техностартапы последних лет был именно крупнейший акционер Alibaba и Uber Масаёси Сон, который собрал под нее почти $100 млрд ближневосточных денег в свой Vision Fund и сейчас собирает второй фонд на $108 млрд. Именно поэтому Сон, уже вложивший в WeWork $10 млрд, теперь вкладывает в компанию новые деньги и перебивает конкурирующее предложение JPMorgan — японцу нужно восстанавливать свою репутацию самого дальновидного техноинвестора. Однажды ему уже удалось оправиться после тяжелейшего удара — во время краха доткомов в 2000 году Сон поставил рекорд по потере состояния, лишившись $70 млрд в считанные месяцы, но спустя годы несколько его инвестиций конца 1990-х, например Alibaba, выстрелили и вернули инвестору славу провидца.
The Wall Street Journal задается вопросом: что напишут о скандале с WeWork в учебниках по истории Уолл-стрит? И делает вывод — эта неприятная история показала, что рынок сохраняет трезвость, не сошел с ума и не готов стать жертвой нового пузыря. Это значит, что парад IPO техностартапов продолжится, но компанию, которая не может объяснить, как она собирается зарабатывать, никто не купит.

ДЕНЬГИ

Россияне перестают экономить

Опубликованные Сбербанком цифры из исследования «Индекс Ивановых» подтвердили цифры Росстата, объявившего на прошлой неделе о необычно резком росте доходов россиян. Потребительские настроения за последние три месяца тоже резко улучшились, следует из «Индекса Ивановых»: россияне все еще продолжают экономить на еде, но на развлечениях и отдыхе уже не экономят. Это уже второй подряд квартал роста индекса. До этого Сбербанк полтора года просто не публиковал цифры — после того как в 2018 году они начали стремительно ухудшаться.

Банкам и развивающимся рынкам приготовиться

Две главных жертвы предстоящей рано или поздно всемирной рецессии: банки и развивающиеся рынки. Первым пророчит крах в своем свежем исследовании Mckinsey — по мнению консалтеров, большой кризис могут не пережить до половины мировых банков, уже сейчас проигрывающих рынок финтеху. Вторым (и это гораздо более неприятно для России) предрекают роль лопнувшего пузыря аналитики, опрошенные Bloomberg. Высокая доходность, которой инвесторы требуют от активов развивающихся рынков, и раздутая долговая нагрузка их экономик похожа на пузырь в США перед крахом ипотечного рынка 2008 года, говорят эксперты.

Не рекордный рост налогов

В начале октября правительство в проекте бюджета на 2020–2022 годы порадовало малый бизнес предложением о максимальном за последние пять лет повышении налогов для малого бизнеса (ЕНВД, патентов и торгового сбора) — на 4,9%. Послабление может прийти из неожиданного места — Госдумы. Парламентский комитет по налогам и бюджету, который имеет в этом процессе решающий голос, рекомендовал правительству удовлетвориться ростом на уровне 3,8% — аналогично росту инфляции, который официально прогнозирует Минэкономики. Прогноз этот, правда, может измениться — сегодня министр Максим Орешкин допустил, что инфляция окажется «гораздо ниже».

BREXIT

Борис Джонсон наполовину победил

В вечернем решающем голосовании о Brexit счет 1:1 — британский парламент одобрил соглашение о сделке с Евросоюзом, предложенное Борисом Джонсоном, но отказался рассматривать его в течение трех дней, как настаивал премьер. До этого Джонсон грозил в случае провала голосования по второму пункту объявить досрочные выборы. На момент отправки рассылки премьер еще не определился с дальнейшими действиями. В утренней рассылке The Bell мы расскажем о развитии событий.

РАЗБОРКА

Криптовалютные натяжки Тинькова

В конце прошлой недели Олег Тиньков не удержался от злорадства и написал сразу два поста (1, 2), в которых «поставил жирную точку в эре криптовалют» вообще и в проекте Павла Дурова (TON) в частности. В том, что проект TON оказался под угрозой провала, с ним поспорить трудно. Но в рассуждениях Тинькова о криптовалютах в целом было столько натяжек, что и мы не смогли удержаться — и разобрали те места, с которыми никак невозможно согласиться.

ПРАКТИКА

Революция коробок для пиццы

Одна из крупнейших сетей пиццерий Pizza Hut тестирует новую коробку для пиццы: она круглая, плотная и по своей форме напоминает НЛО. Упаковка разработана стартапом Zume. Круглая коробка использует меньше места, и для ее изготовления необходимо меньше материалов, чем для традиционной квадратной коробки для пиццы. Также новые коробки легче компостировать и впоследствии переработать. Такие упаковки помогут дольше сохранять пиццу свежей и горячей: как объясняет гендиректор Zume Алекс Гарден, минус обычной коробки в том, что, когда мы кладем пиццу на плоскую поверхность картона, тесто охлаждается и влага впитывается в коробку, но затем, когда пицца остывает, влага впитывается обратно в пиццу. Новая же коробка имеет неровное дно, за счет чего пицца «сидит» на приподнятой подушке и воздух продолжает циркулировать со всех сторон. Это позволяет оставаться тесту хрустящим.

Как американские школы следят за учениками

После громких случаев шутинга в американских школах многие образовательные учреждения в стране утроили слежку за учениками. На этом зарабатывают технокомпании, предлагающие администрации школы отслеживать все разговоры учащихся в интернете: под внимание попадает переписка в почте ученика, школьных чатах, социальные сети и даже поиск в гугле через школьный вай-фай. The Guardian рассказывает, что одну школьницу из Южной Каролины прямо во время контрольной по английскому языку вызвали к директору — она напечатала ключевое слово «самоубийство», после чего сработала система отслеживания. Сторонники школьного мониторинга уверены, что технология — часть обучения современного «цифрового гражданина».

Петр Мироненко