Утренняя рассылка 5 августа 2019

Радикализация власти, а не протестующих, новые санкции США и технологии на страже настроения клиента

Реакция силовиков и официальных властей на протесты в Москве становится все жестче

Фото: TheBell

Протесты в Москве — опять центральная тема понедельничных газет. Причина — неоправданно жестокий разгон мирных граждан, снова вышедших в субботу на улицы. Власти отвечают шаблонными решениями: насилие сотрудников правопорядка оправдывают федеральные телеканалы, МИД ищет внешних врагов, а СК заводит новые уголовные дела.

Жестокое подавление. Начиная с 14 июля субботняя прогулка москвичей по бульварам стала уже четвертой акцией за честные выборы, и только одна из них была согласована с властями. Главное в прошедшей акции, что отмечают участники, правозащитники и просто наблюдатели, — рост неоправданной жестокости по отношению к мирно протестующим.

  • Число участников оценить сложно — собравшиеся рассредоточились по всему Бульварному кольцу и несколько часов ходили между кордонами ОМОНа и сил Росгвардии, близлежащие улицы были перекрыты. Несмотря на то что на этот раз участники в большинстве своем не несли плакатов и не скандировали лозунгов, задержания начались почти сразу (здесь — наш онлайн-репортаж, видео и фотографии).
  • Многочисленные кордоны полиции преграждали путь в скверах и на площадях Бульварного кольца, при этом из громкоговорителей требовали «не мешать другим гражданам гулять». Многие из тех, кто оставался посмотреть, чем все закончится, в итоге оказались в автозаках, описывает «Коммерсант». В ряде случаев задержания были жесткими, полицейские и сотрудники Росгвардии применяли дубинки. Адвокат Антон Пуляев в разговоре с изданием отмечает, что «логика задержаний как минимум не вписывалась в Административный кодекс».
  • МВД на вечер субботы сообщило о 1,5 тысячах участников, но в протоколах задержанных, как и 27 июля, полицейские указывали цифру в 10 тысяч человек. Количество задержанных также оказалось близко к прошлой акции: по данным МВД на вечер субботы, всего было задержано 600 человек, но правозащитники из «ОВД-инфо» к вечеру воскресенья насчитали 1001 задержанного против 1373 человек 27 июля. По данным департамента здравоохранения Москвы, пять человек были госпитализированы с различными травмами, в том числе сотрудник ОМОНа.
  • В этот раз, несмотря на документы, задерживали и журналистов. Из известных персон в автозаках оказались актер Александр Паль, которого, по его словам, отпустили из ОВД после звонка из администрации президента, и член СПЧ, глава правозащитной организации «Комитет против пыток» Игорь Каляпин. Его отпустили после звонков главы СПЧ Михаила Федотова и правозащитника Андрея Бабушкина.

Реакция власти. Из официальных лиц в выходные высказалась только Мария Захарова, но о реакции администрации президента можно судить по выпускам новостей на федеральных каналах.

  • Освободить мирных протестующих Кремль в выходные призвали Франция и Германия. Представитель МИД Мария Захарова в ответ обвинила США и Германию во вмешательстве во внутренние дела — американское посольство и Deutsche Welle публиковали, по ее словам, призывы участвовать в несогласованной акции 3 августа.
  • Федеральные телеканалы, старавшиеся до сих пор игнорировать тему протестов в Москве, на этот раз сделали ее одной из центральных в своих итоговых выпусках новостей, выступив с безусловным осуждением, но не избежав подтасовки фактов (подробный разбор — здесь). Официальным спикером в телесюжетах выступил мэр Сергей Собянин, правда, с фрагментами своего ранее записанного выступления по итогам акции 27 июля.

Главный итог — разрастание уголовного дела о массовых беспорядках 27 июля. По свидетельствам «ОВД-инфо», задержанных в субботу массово допрашивали о прошлой акции специально приезжавшие в ОВД специалисты СК. К концу выходных количество фигурантов этого дела увеличилось до девяти. Правозащитники не исключают, что по итогам акции 3 августа СК возбудит еще одно уголовное дело, и сообщают о том, что у задержанных незаконно собирали образцы эпителия и отпечатки пальцев.

  • Два новых уголовных дела, впрочем, за выходные уже появились — одно, с обвинениями в экстремизме, против жителя Подмосковья, второе — с обвинениями в отмывании в отношении сотрудников Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, которое явно готовилось заранее (как — мы рассказывали здесь). Объявление об уголовном деле ФБК во время акции, видимо, сделано намеренно, прокомментировал «Ведомостям» политолог Евгений Минченко: «Логика простая: ребята, вы тут под дубинки выходите, а они миллиардами воруют».

Что дальше. Политологи (и не только) говорят о радикализации, но не протеста, а реакции власти на него, но уже не ждут от нее никаких уступок. «Наиболее активных будут сажать, пугливых — пугать», — сценарий, о котором наши источники рассказали неделю назад, сбывается, и другого в Кремле пока явно предложить не могут.

  • Задача властей прежняя – напугать и угомонить граждан, рассуждает в «Ведомостях» политолог Алексей Макаркин. Одним из способов могли бы стать уступки со стороны власти, но, видимо, силовики считают это демонстрацией слабости, отмечает он.
  • Эксперты допускают разрастание уголовных дел и что их фигурантами станут в итоге и отбывающие административные аресты лидеры оппозиции.
  • И все отмечают, что выборы в Мосгордуму как формальная причина протестной активности в Москве отходят на второй план, но в начале сентября, после периода отпусков и ближе к тем самым выборам, она может усилиться.
  • Власти к этому, очевидно, тоже будут готовиться. Источники в администрации президента дают понять, что считают акции протеста в Москве хорошо подготовленными и организованными, но не склонны видеть организаторов в незарегистрированных кандидатах в Мосгордуму, пишет «Коммерсант».

ДЕНЬГИ

Новые санкции США

То, чего так долго ждали и боялись, произошло — санкции США все-таки добрались до российского госдолга. Это произошло по итогам принятия второго раунда американских санкций из-за отравления Скрипалей. Правда, в такой форме, что ограничения оказались вовсе не страшными. Американским банкам и инвесторам запрещено участвовать в первичном размещении суверенных еврооблигаций, но рублевых бондов, корпоративных еврооблигаций, а также вторичного рынка ограничения не касаются.

ПРАКТИКА

Как технологии вычисляют «точку кипения» клиента

В корпоративном языке есть понятие «точка кипения»: оно обозначает, как долго клиент может получать неподобающее обслуживание и после чего его терпению придет конец (например, сколько покупатели будут терпеть хамоватого кассира или мириться со всем знакомым ожиданием ответа оператора), пишет WSJ. Сейчас на вычисление «точки кипения» направлены технологии: по одному только тону клиента они могут сделать вывод о том, собирается ли он остаться с этой компанией, а также заранее подготовить специалиста (например, оператора колл-центра), что сейчас на линии его ожидает разъяренный человек. Впрочем, говорить о том, что технологии радикально улучшают взаимоотношения с клиентами, — не приходится, ведь решения все еще принимают люди. Например, во время последнего кризиса в США первыми под нож в компаниях шли именно отделы по работе с клиентами.

В декрет и на повышение

Несмотря на тенденцию к гармонизации личной жизни и карьеры, по статистике многие беременные женщины продолжают подвергаться дискриминации — например, их могут резко понизить в должности или вынудить уволиться без объективных причин. По словам экспертов, так поступают недальновидные руководители, а разумные, наоборот, предлагают сотрудницам в положении льготы и продвижение по службе. Аларис Лонерган, которая уже 15 лет работает в IBM, рассказывает, что компания предлагает ей повышение всякий раз перед декретом. Таким образом руководство старается сохранить ценного сотрудника, который с большей вероятностью вернется на прежнее место работы после декретного отпуска. По словам вице-президента компании Rubikloud Technologies Кейт Рэйлтон, она получила повышение во время самого декрета: ежедневно она удаленно общалась с руководством и продолжала выполнять часть обязанностей, за счет чего компания не теряла время и деньги на обучение нового сотрудника.

Ирина Малкова