The Bell объясняет 12 августа 2019

Во всем виноват YouTube: на разрастание протеста власти отвечают новыми нападками на интернет

 

Митинг 10 августа на проспекте Сахарова с требованиями «отпускай» и «допускай» оказался самым многочисленным после выступлений за честные выборы в 2011–2012 годах и шествия памяти Бориса Немцова в 2015-м. Несмотря на явное разрастание протеста в Москве, власти продолжают реагировать на него только силовым способом и угрожают новыми ограничениями в интернете.

Численность. На середину согласованной акции на проспекте Сахарова МВД насчитало 20 тысяч участников и новых данных не привело. «Белый счетчик», чьи волонтеры дежурили у рамок, насчитал 49,9 тысячи человек, а с учетом тех, кто пришел через переулки, оценил верхнюю планку в 60 тысяч. Для сравнения: на последней согласованной акции 20 августа, по его подсчетам, было 22,5 тысяч человек.

Узнайте, что стоит за последними событиями. Без цензуры и в самом удобном формате.
  • В отсутствие лидеров протеста, которые продолжают отбывать наказания, перед собравшимися выступали журналисты и музыканты (вот, например, речь Леонида Парфенова, который назвал ОМОН «главным хипстером Москвы»). После официальной части несколько сотен человек отправились «на прогулку» к «Китай-городу» — до вечера в центре Москвы продолжались задержания (по данным «ОВД-инфо», в Москве были задержаны 256 человек, в других городах — еще около 100). Подробно о событиях дня мы рассказали в онлайн-трансляции.

Кто пришел. Судя по цифрам, протест разрастается, но федеральные телеканалы продолжают его маргинализировать. Зато независимым социологам удалось вывести портрет протестующего.

  • Выяснилось, что это совсем не «понаехавшие» и не «школота». 80% опрошенных на митинге — постоянно проживают в Москве, 17% — в Московской области.
  • Половина из них — моложе 33 лет, но нельзя сказать, что это школьники или даже студенты, 64% — мужчины.
  • 17% впервые пришли на протестную акцию, 9% участвовали в них в течение прошедшего месяца, почти половина — «старожилы», участвовавшие в протестах и пять лет назад.
  • 78% респондентов готовы выходить на улицы дальше, 55% важно, согласованы будут дальнейшие акции властями или нет.
  • Больше половины считают себя обычными людьми и соглашаются с тезисом, что таких, как они, «в стране немало».

Требования. Дело уже не в Мосгордуме, солидарны выступающие в СМИ политологи: жестокость правоохранительных органов, которые пять недель подряд избивают и задерживают в центре Москвы не проявляющих агрессии людей, расширила не только аудиторию, но и повестку. Кроме требований справедливости на выборах, люди выступают против незаконных арестов, неоправданного насилия и уголовного преследования.

Реакция властей. Официальной реакции со стороны Кремля нет. Владимир Путин в эту субботу выступал перед байкерами в Крыму, а потом ходил на спектакль. Зато, как мы и предполагали, получила ожидаемое развитие тема с «иностранным вмешательством» в российские выборы.

  • Мария Захарова в воскресенье рассказала, что российские власти предложили Китаю (там не утихают протесты в Гонконге) вместе изучить этот вопрос «по линии соответствующих служб».
  • А Роскомнадзор объявил, что потребовал от Google прекратить рекламировать несанкционированные митинги на его видеохостинге YouTube. И если Google не прекратит, это будет расцениваться как вмешательство в суверенные дела государства, враждебное воздействие и воспрепятствование демократическим выборам в России. Российское правительство, обещает ведомство, «оставляет за собой право на адекватную реакцию».
  • О YouTube вспоминали и в Совете Федерации. Неудивительно после того, как на митинг 10 августа людей звали YouTube-блогеры с миллионами подписчиков. Большинство участников все того же соцопроса, опубликованного «Ведомостями», рассказали, что узнали о митинге из Facebook, Instagram, Telegram, YouTube или «ВКонтакте» (кстати, видео, на котором полицейский бьет в живот активистку Дарью Сосновскую, опубликовал в своем инстаграме даже популярный у молодежи музыкант Егор Крид с 10,7 млн подписчиков).

Что дальше? Протесты продолжаются, потому что в их основе — возрастающий запрос части общества на участие в политике, рассуждают опрошенные «Ведомостями» политологи. Они не ждут, что в ближайшее время он пойдет на спад.

Аналитики агентства Fitch, которое в пятницу вернуло рейтинг России обратно к уровню 2014 года, пишут о протестах, но считают, что они по-прежнему носят локальный характер и не слишком влияют на внутриполитическую ситуацию. «Но события последнего месяца не посылают никаких позитивных сигналов, — пишет экономист Константин Сонин. — Из них видно, что никто не хочет даже минимальных поступательных изменений». И доказывает: каждый такой сигнал влияет на экономику и сказывается отрицательно.

Ирина Малкова