Новости 3 июня 2019

«Полный жизненный кризис». Первое большое интервью Вексельберга после санкций

Владелец группы «Ренова» Виктор Вексельберг, состояние которого Forbes оценивает в $11,5 млрд, рассказал Financial Times о последствиях американских санкций для себя и семьи. Это первое развернутое интервью бизнесмена после введения ограничительных мер против него и «Реновы» в апреле 2018 года (все цитаты по FT).

О свободе.

«[В России] мне говорят: «У тебя здесь такой бизнес, ты знаменитость, на тебе нет европейских санкций. Что ты волнуешься?» Но для меня это полный жизненный кризис. Это не про деньги, не про бизнес. Это про меня лично… Для меня мир был миром возможностей. А теперь что?» — сказал Вексельберг.

Больше историй о главных стартапах планеты в ежедневной рассылке The Bell.

Вексельберг из-за санкций не может приехать в Нью-Йорк и посетить дочь и внука. «Всю жизнь я пытался быть человеком мира… перевез всю семью в США. Никогда в жизни не подумал бы о такой реакции, о ситуации, в которую попал», — сказал бизнесмен.

О санкциях

Вексельберг настаивает, что никак не способствовал ни присоединению Крыма в 2014 году, ни предполагаемому вмешательству в выборы в США в 2016 году. «Я русский. Я богатый. И да, я знаком с Путиным. В наше время этого достаточно [чтобы ввести санкции]», — говорит Вексельберг.

О Путине

«Конечно, я встречался с Путиным. Но с ним многие встречались, причем делали это чаще и имели больше вопросов для обсуждения. Мне многие говорят, что должно быть что-то еще».

Поводом могла стать излишняя заметность Вексельберга, пишет FT: бизнесмен организовывал визит российской делегации в Кремниевую долину и был неофициальным консультантом по высоким технологиям между странами. Потом он явился на инаугурацию Дональда Трампа в разгар спекуляций о российском вмешательстве в выборы.

О Трампе

Вексельберг говорит, что сейчас очень жалеет о том, что достал себе приглашение на инаугурацию Трампа через его экс-адвоката Майкла Коэна, фигурирующего в расследовании Мюллера о вмешательстве России в выборы. «Когда Трамп выиграл выборы, я подумал: OK, новый человек, много шума вокруг, интересно. Если бы я тогда только знал, насколько острая политическая ситуация, насколько сильны антироссийские настроения», — говорит Вексельберг.

По утверждению миллиардера, его встреча с Коэном в Trump Tower за неделю до инаугурации была чисто официальной. «Мы пожали руки, поговорили минут 15. Ничего особенного. Он не говорил о российском бизнесе. Ему были интересны только инвестиции в США», — утверждает миллиардер.

Контекст. В апреле Вексельберг был включен в американский SDN-лист по «кремлевскому» списку. Эти санкции запрещают гражданам США и американским компаниям вести дела с бизнесменом и подконтрольными ему компаниями. Включение Вексельберга как наименее «кремлевского» олигарха, сравнительно лояльного США, стало большим сюрпризом.

  • По данным РБК, у «Реновы» в США был инвестфонд c $15 млрд под управлением, там живут его двоюродные братья — Эндрю и Джонатан Интратеры (как раз Эндрю оплатил приглашение Вексельберга на инаугурацию, пишет FT). У его жены Марины Добрыниной недвижимость в США, а у сына Александра Вексельберга — американское гражданство и автосалон Ferrari, писало издание.
  • Из-за санкций Вексельбергу пришлось срочно снизить ниже 50% доли в подконтрольных ему компаниях. «Ренова» вынужденно продала часть доли в самых ценных активах — швейцарских Sulzer и Oerlikon.
  • В декабре 2018 года юристы Вексельберга обжаловали санкции в OFAC (санкционном подразделении минфина США). Около 70% активов «Реновы» находятся за пределами России.

Сергей Смирнов