Новости 19 июня 2019

«Поговорил со старшими товарищами, старше не бывает»: новое в деле Boeing MH17

Международная совместная следственная группа (JIT) в среду официально назвала четверых подозреваемых в причастности к катастрофе малайзийского Boeing-777 MH17 17 июля 2014 года на востоке Украины. Раскрыты подробности расследования, ранее не известные факты и информация о дальнейшем ходе дела.

Подозреваемые

  • Четверо подозреваемых — граждане России: экс-министр обороны ДНР Игорь Гиркин-Стрелков, Сергей Дубинский, Олег Пулатов и украинец Леонид Харченко. Подробнее о том, кто они, мы писали здесь. Двое подозреваемых — кто именно, JIT не уточнила, — находятся в России.
  • Малайзийский гражданский самолет, вероятнее всего, был сбит по ошибке, потому что его приняли за украинский военный борт. Это никак не влияет на расследование: подозреваемые все равно понесут ответственность за сбитый Boeing и его 298 пассажиров, заявил руководитель JIT Фред Вестербеке.
  • JIT повторила, что доказательств причастности России к крушению MH17 достаточно. Сбившая самолет установка «Бук», вне всяких сомнений, принадлежала дислоцированной в Курске 53-й зенитной ракетной бригаде.

Новые материалы

  • Разговор Стрелкова с лидером Крыма Сергеем Аксеновым, датированный 8 июня 2014 года. Стрелков просит о масштабной военной помощи со стороны России, в том числе о поддержке артогнем, поставке танков и «нормальном ПВО со специалистами, уже готовыми». Речь идет именно о комплексе ПВО: министр обороны ДНР подчеркивает, что переносных ЗРК «уже не хватает». Стрелков называл Аксенова одним из вдохновителей проекта «Новороссия», включая Донбасс.
  • Запись переговоров помощника Владимира Путина, куратора ДНР Владислава Суркова с премьер-министром ДНР Александром Бородаем. Она датирована неделей перед катастрофой — 11 июля 2014 года. Сурков говорит, что «поговорил со старшими товарищами, старше не бывает» о военной помощи ополченцам, и намекает на некое «переломное действие».
  • Переписка во «ВКонтакте» с «военнослужащим М» из 53-й зенитной бригады, сопровождавшим «Бук» на пути к границе с Украиной. Из переписки следует, что по прибытии из Курска под город Миллерово часть военнослужащих третьего дивизиона бригады убыли на Украину. В их числе был некий «старший лейтенант, ныне полковник». JIT знает, кто он, но эту информацию не раскрывает.
  • JIT точно установила, кто именно из военнослужащих 53-й зенитной бригады находился в районе российско-украинской границы в середине июля 2014 года. Следствие опубликовало фото этих военнослужащих и призвало их или знающих их людей связаться со следствием.

Чего не выяснило следствие

JIT теперь сконцентрируется на доказательном установлении личностей экипажа «Бука» и на ключевых фигурах в цепочке ответственности за российскую военную помощь повстанцам на территории Украины. Группа призывает свидетелей связаться со следствием на условиях полной конфиденциальности. Основные вопросы, которые предстоит разрешить:

  • кто входил в состав экипажа пусковой установки «Бук» 17 июля 2014 года;
  • кто конкретно принял решение отправить ее на Украину;
  • каковы были инструкции, данные экипажу, и кто именно их дал;
  • кто командовал установкой и какие приказы отдавал;
  • кто входил в экипаж при отправке «Бука» из Курска;
  • кто отдал приказ о выдвижении «Бука» на огневую позицию 17 июля 2014 года.

Что дальше

  • JIT потребует у России допросить подозреваемых в крушении MH17.
  • Им предъявят обвинения в убийстве и объявят в международный розыск.
  • Экстрадиции подозреваемых требовать не будут: это бесполезно, поскольку конституции России и Украины запрещают выдачу своих граждан.
  • Суд по делу о крушении начнется 9 марта 2020 года, разбирательства продлятся около года.

Реакция России

Российский МИД опубликовал заявление по итогам доклада JIT. Основная мысль — обвинения голословны и направлены на дискредитацию России. МИД заявил, что:

  • у JIT нет ни одного конкретного доказательства;
  • доводы не вполне вразумительны и основаны на сомнительных источниках;
  • Украина, входящая в JIT, имеет возможность подделывать доказательства;
  • данные, предоставляемые следствию российской стороной, по-прежнему упорно игнорируются;
  • Россия отвергает обвинения в отказе от полноценного сотрудничества со следствием;
  • Россия повторяет опасения о предвзятости и однобокости ведущегося процесса, но обещает и впредь оказывать содействие следствию.

Узнать больше. Хронику расследования и все, что было установлено в ходе него ранее, мы приводим здесь.

Сергей Смирнов