Герой 14 декабря 2019

«Почему этот старик стоит дороже всех?» Как Пол Волкер изменил мировую экономику

До Пола Волкера имена глав Федеральной резервной системы были не особенно известны, но о его влиянии осведомлены не только лидеры мировых центробанков, но и простые американцы – уже почти полвека. 8 декабря легендарный экономист и государственный деятель, шесть лет возглавлявший ФРС, скончался в возрасте 92 лет. Вместе с экономическим порталом Econs.online напоминаем об его достижениях.

Пол Волкер, 1986 год. Фото: Zuma\TASS

«Когда кто-нибудь останавливает меня на улице или в автобусе, что еще иногда случается, то всегда вспоминают о времени, когда я был председателем ФРС около 40 лет тому назад», — писал Пол Волкер в своих мемуарах, опубликованных в 2018 году. Книга начинается с анекдота о покупке попугая. Продавец предлагает одинокому старику, который в поисках компании хочет купить попугая, птицу со знанием всех европейских языков за $5000, затем еще более дорогого молодого попугая, владеющего азиатскими языками, за $10 000. Изумляясь такой стоимости и надеясь сэкономить, старик просит продать ему старенького попугая с выпавшими перьями и остекленевшими глазами, полагая, что этот-то почти ничего не стоит, но выясняется, что цена этой птицы — $25 000. «Но как может этот седой старик стоить дороже всех?» — пораженно спросил покупатель. «Мы и сами толком не понимаем. Все, что знаем, — все остальные попугаи зовут его Господин Председатель», — ответил продавец.

Анекдот про попугая Волкер, по его признанию, рассказывал сотни раз, но в книге он заявляет: «Этот раз будет последним».

Непритязательная сила

Волкер, отдавший госслужбе более 70 лет, не обладал ни харизмой политика, ни заносчивостью босса с Уолл-стрит, у него был виноватый вид и манера неубедительно мямлить, рассказывает The Washington Post. Понимая тайны денег лучше, чем кто-либо еще, он мало что сделал, чтобы разбогатеть: в 1980-х, будучи вторым по влиятельности человеком в стране, он жил в крошечной квартире, какие снимают студенты, используя вместо стола ящики из-под молока, курил дешевые сигары, предпочитал ужин в китайской забегаловке шикарным вечеринкам, а его костюмы всегда немного лоснились.

Ни один глава ФРС не был настолько известен простым американцам до Волкера — укротителя инфляции.

В 1979 году, когда президент Джимми Картер выбирал председателя центробанка, инфляция била рекорды, рабочие требовали повышения зарплат, инфляция снова росла — круг замыкался. ФРС мало что могла сделать, ее руководители не задерживались на своих постах. Возглавивший ФРС Волкер начал борьбу с инфляцией с помощью ужесточения денежно-кредитной политики. Для этого ему пришлось поднять процентные ставки до значений, невиданных со времен Гражданской войны в США, писала The New York Times: ставка по федеральным фондам, которая в 1979 году в среднем составила 11,2%, в начале 1980-х достигла 20%. Безработица возросла почти вдвое, превысив 10%.

Строительство в стране остановилось, и строители отправляли Волкеру куски досок в знак протеста. Автодилеры, чьи автомобили перестали покупать, слали ему ключи от непроданных машин. Фермеры нарезали круги на тракторах вокруг здания ФРС. Одному человеку, вооруженному ружьем, удалось прорваться через охрану и почти добраться до зала заседаний ФРС, прежде чем его схватили: он рассказал, что был зол на Волкера за высокие процентные ставки. Погружение экономики в рецессию вызвало баталии на Капитолийском холме: баллотировавшийся на второй срок Картер выступил с критикой жесткой политики Волкера, однако на президентских выборах победил поддержавший эту политику Рональд Рейган. «Я не целую мужчин, но тогда искушение было велико», — так Волкер в мемуарах описывал свою реакцию на поддержку Рейгана. Волкер был убежден, что принимаемые им непопулярные меры — единственный способ избавить страну от двузначной инфляции навсегда.

И ему это удалось: инфляция с пиковых почти 15% в апреле 1980 года снизилась до 4% в августе 1987 года, когда Волкер покинул пост главы ФРС. С тех пор инфляция в США никогда не была двузначной. В 1982 году, когда экономика погрузилась в рецессию, Волкер решился смягчить политику, чтобы вернуть рост: уже в 1983 году ВВП США вырос на 4,6%, а инфляция при этом составляла около 3%.

«Я могу объяснить, почему, как мне кажется, мне не нравится инфляция, — рассказывал Волкер в 2008 году в интервью для проекта ФРС “Устная история”. — Обожаю рассказывать эту историю. В 1945 году я поступил в Принстонский колледж, и мама сказала, что семья будет мне помогать — присылать $25 в месяц. Я заметил, что этого недостаточно и мне нужно больше, но мама заявила, что мои [старшие] сестры в свое время получали столько же. «Но ведь мои сестры пошли в колледж в разгар Великой депрессии, и им не было нужно столько денег, а еще у нас инфляция», — объяснил я маме, и мои сестры со мной согласились. Но мама ответила, что ей все равно и я буду получать столько же, сколько сестры».

Разорвав круг неконтролируемого роста инфляционных ожиданий и начав после этого снижать ставки, Волкер запустил цикл экономического бума, который почти непрерывно продолжался четверть века, отмечает The Washington Post.

Покидая свой пост, Волкер предупреждал, что теперь главная угроза для американской экономики — это не инфляция, а дефицит бюджета.

Правило Волкера

В 1990-е Волкер, чье влияние оставалось незыблемым, отстранился от публичной политики, скептически относясь к начатому Биллом Клинтоном дерегулированию. Вместо политики он занялся возвращением активов из швейцарских банков жертвам холокоста, обнаружил нарушения в поставке продуктов в Ирак по программе «Нефть в обмен на продовольствие» и коррупцию в ООН.

В политику Волкер вернулся во время президентской кампании Барака Обамы, став после выборов его экономическим советником и возглавив президентский совет по восстановлению экономики. Он крайне критично был настроен по отношению к банкам, считая, что в кризис они повели себя неадекватно и что их регулирование надо усилить. В начале 2009 года Волкер попытался предложить администрации Обамы план реформ Уолл-стрит: бывшего главу ФРС возмутило, что спасенные за счет средств налогоплательщиков банки вернулись к привычному докризисному поведению и рискованным сделкам. Он хотел запретить банкам торговать ценными бумагами за счет собственных средств, то есть совершать сделки для собственной прибыли: коммерческие банки, которые пользуются дешевыми средствами Федрезерва, «не должны заниматься рискованными делами фондового рынка», говорил он изданию The Atlantic.

Но сначала к Волкеру никто не прислушался: в администрации президента и минфине предложение сочли нереалистичным. Тогда Волкер стал выступать с публичными лекциями, в которых объяснял, как следует реформировать Уолл-стрит, чтобы избежать повторения кризиса и изменить всю банковскую культуру. По итогам 2009 года бонусы во многих банках превысили докризисные вознаграждения — это возмутило Обаму, рассказывал источник The Atlantic, он усомнился в финансовой реформе своей администрации и решил вернуться к предложениям Волкера.

В январе 2010 года Обама, пригласив Волкера на пресс-конференцию, объявил, что назовет положение, запрещающее банкам сделки по купле-продаже ценных бумаг на собственные средства, предназначенные для покрытия обязательств перед клиентами, «правилом Волкера». Как отмечал сам Волкер, основной задачей такого запрета было не просто устранение рисков и минимизация возможностей повторения кризиса 2007–2008 годов (крупные банки вкладывались в ипотечные ценные бумаги, падение стоимости которых привело одни банки к банкротству, а других пришлось спасать государству) — это реформа всей культуры трейдинга. Наследием правила Волкера стал расцвет технологий, используемых на фондовом рынке, его прозрачность и эффективность и в конечном счете выигрыш для инвесторов, писало издание The Hill.

Волкер очень гордился своей реформой. «Это мое любимое правило. <…> Я видел газету, в которой было написано, что это была самая важная часть финансовой реформы. Я такого никогда не говорил, но в газете писали так», — рассказывал он в интервью Мартину Фельдштейну, профессору экономики Гарварда и почетному президенту NBER.

Ценность хорошего правительства

В последние годы Волкер по-прежнему активно комментировал происходящее в экономике и был озабочен происходящими после мирового кризиса событиями. В 2013 году, когда он получал награду Экономического клуба Нью-Йорка за «безупречное лидерство», признался, что потрясен, насколько вопросы, которые приходится решать ФРС сейчас, похожи на те, с которыми столкнулся он сам в начале своей карьеры центробанкира. Он отстаивал независимость монетарной политики и на посту главы ФРС, и спустя десятилетия после своей отставки. Когда президент США Дональд Трамп критиковал председателя ФРС Джерома Пауэлла за низкие ставки, Волкер советовал Пауэллу не обращать внимания на критику. Волкер был среди четырех бывших председателей Федрезерва, подписавших открытое письмо Трампу с призывом сохранить независимость ФРС.

Ценовая стабильность и независимость центрального банка идут рука об руку, объяснял Волкер в интервью вице-президенту Федерального резервного банка Миннеаполиса еще в 1992 году.

В начале 2019 года Волкер высказался о торговой войне США и Китая, отметив, что «иногда — хотя это звучит ужасно — риторика президента Китая оказывается ближе, чем слова президента США: первый хотя бы надеется на гармоничные отношения в будущем, тогда как второй весь состоит из угроз и требований».

Волкер долго не хотел писать мемуары, но все же выпустил их год назад. По его словам, он решился на этот шаг не для того, чтобы рассказать о событиях своей долгой жизни, а чтобы привлечь внимание к кризису управления, в котором оказались США. «Уважение к правительству, Верховному суду, президенту, даже Федеральной резервной системе — оно ушло. <…> Не знаю, как можно проводить демократию, если никто не верит в руководство страны?» — сетовал он. Волкер считал, что сейчас в США «ненормальное количество ненормально богатых людей», убежденных, что они богаты благодаря своему уму и хватке. Им не нравится правительство и не нравится платить налоги, отмечал Волкер: «А я вырос в мире, где хорошее правительство было ценностью».

Интересуетесь экономикой? На этой неделе на сайте Econs.online:

Ольга Кувшинова, Маргарита Лютова, Ирина Рябова (Econs)