The Bell объясняет 3 марта 2020

По звонку или по запросу: как «Яндекс.Такси» выдает полиции данные пользователей

Показания одного из полицейских — фигурантов дела Ивана Голунова вызвали спор о том, как сервис «Яндекс.Такси» обращается с персональными данными пользователей. Перед задержанием Голунова сервис предоставил по запросу полицейского данные о его передвижениях. Сам Голунов намекнул на то, что сервис предоставил ему данные без официального запроса. В «Яндекс.Такси» утверждают, что бумага была оформлена надлежащим образом и поступила в официальном порядке.

Что случилось

При задержании Ивана Голунова по ложному обвинению в июне 2019 года полицейские использовали его данные, полученные от сервиса «Яндекс.Такси», выяснилось из показаний бывшего замначальника отдела наркоконтроля УВД ЗАО Москвы Игоря Ляховца, который руководил задержанием, а после оправдания Голунова сам стал фигурантом уголовного дела. Показания Ляховца опубликовало 29 февраля издание «База».

  • В ходе оперативной проверки в отношении Голунова Ляховец направил запрос в ООО «Яндекс.Такси» «о получении информации по поездкам Голунова И.В. по адресам». Форму, в которой экс-полицейский делал запрос, он не уточняет.
  • На основе полученной информации Ляховец установил адрес проживания Голунова и дал указание начать наблюдение по его месту жительства. Наблюдение дало повод для задержания журналиста 6 июня прошлого года.

Законно ли это?

Если Ляховец направил запрос в официальном порядке — да. Обязанность организаций отвечать на официальные запросы полиции следует из ч. 4 ст. 21 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), законов «О полиции» и «Об оперативно-разыскной деятельности», на которую ссылается представитель «Яндекса».

«Требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных настоящим Кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами».

Ч. 4 ст. 21 УПК РФ

Но Голунов предположил, что «Яндекс.Такси» выдало его данные незаконно: в посте в Telegram он намекнул, что Ляховец отправил запрос по имейлу с электронного ящика на Mail.Ru. По закону организации обязаны отвечать на запросы правоохранительных органов в рамках оперативно-разыскных мероприятий, направленные официальным путем — на бланке, с необходимым оформлением и печатями. «Явно бывают и нормальные запросы в рамках оперативно-разыскных мероприятий, но все надо делать по закону. Интересно, а сколько жизней сломало «Яндекс.Такси», отвечая на запросы коррумпированных ментов?» — написал Голунов.

Из первого ответа «Яндекс.Такси» на запрос журналистов было непонятно, каким образом к ним поступил запрос. «Как правило, правоохранительные органы в запросах не сообщают деталей дела, является ли человек подозреваемым или, наоборот, потерпевшим. Из практики мы знаем, что предоставление информации важно для раскрытия преступлений и подчас помогает спасти чью-то жизнь», — сказала лишь представительница «Яндекс.Такси».

Но позже глава пресс-службы «Яндекс.Такси» Владимир Исаев заявил в Facebook, что запрос Ляховца был надлежащим образом оформлен и передан в юридическую службу. «Бумажный запрос, оформленный по всем правилам, мы получили в отношении телефонного номера, который, как сейчас выяснилось, принадлежит Ивану. Эту бумагу юристы мне показали лично», — добавил он.

Голунов не стал более подробно комментировать свой пост, в котором упоминал запрос с ящика на Mail.Ru, сославшись на «сдерживающие обстоятельства», но отметил, что таких споров и возможности злоупотреблений не возникало бы, если бы для официального запроса данных правоохранителям нужно было решение суда.

«Яндекс.Такси» подтверждать свою позицию документом тоже, впрочем, не стал. Раскрывать содержание запросов правоохранительных органов запрещает, например, статья 161 УПК.

При чем тут реестр Роскомнадзора

Первыми на историю с данными Голунова из «Яндекс.Такси» обратили внимание интернет-активисты из организации «Роскомсвобода». Они предположили, что «Яндекс.Такси» не должно было отвечать на запрос, поскольку компания не включена в реестр организаторов распространения информации (ОРИ) — список сервисов, которые обязаны раскрывать спецслужбам данные своих пользователей.

Если речь об официальном запросе, это неверно: законодательство об ОРИ прежде всего регулирует раскрытие переписки пользователей и ключей от нее и не имеет отношения к обязанности любых организаций отвечать на официальные запросы правоохранительных органов.

Компании, входящие в реестр ОРИ (сейчас в нем 204 участника, в том числе «Яндекс», Mail.Ru Group и другие крупные интернет-компании), обязаны предоставлять полный доступ спецслужбам к данным пользователей по «закону Яровой». Как писал The Bell, ФСБ актуализировала эту опцию прошлым летом, разослав крупнейшим интернет-сервисам письма с требованием установить дающее доступ оборудование.

Почему это важно

Подозрения в незаконном раскрытии данных пользователей чувствительны для «Яндекс.Такси» — в 2020 году компания собирается провести IPO, которое должно пройти не только в России, но и в США.

Сергей Смирнов, Валерия Позычанюк