От секс-скандала к аресту: как дело Магомедова отразится на Hyperloop One

Подробно 3 апреля 2018

Арест владельца группы «Сумма» Зиявудина Магомедова ударил не только по его российским активам. Магомедов — крупнейший инвестор американской Virgin Hyperloop One, которая собирается строить систему сверхскоростных пневмопоездов по концепции Илона Маска. За последние два года Hyperloop One стала полностью зависима от инвестиций Магомедова и его партнеров — и ее дальнейшая судьба теперь под вопросом.

Скандалы и перестановки

  • Концепцию сверхскоростной системы поездов Hyperloop в 2013 году впервые предложил Илон Маск и предложил использовать технологию и бренд любым другим разработчикам. Основатель Hyperloop One — венчурный инвестор (вкладывался в том числе в Uber) Шервин Пишевар, с Маском компания никак не связана.
  • Проблемы с менеджментом и инвесторами у Hyperloop One начались еще в декабре прошлого года — Шервин Пишевар в ноябре прошлого года оказался в центре скандала. Прессе стало известно, что в 2016 году в Лондоне полиция задерживала его по подозрению в изнасиловании. Пишевар признал факт задержания, но заявил, что был полностью оправдан и подал на СМИ в суд. Но спустя месяц его обвинили еще в пяти случаях сексуальных домогательств. В итоге Пишевару пришлось уйти из собственной компании в бессрочный отпуск.
  • После этого из Virgin Hyperloop One стал расходиться менеджмент: ушли главный финансовый директор Брент Каллиникос, экс-финансовый директор Uber, работавший также в Google и Microsoft, главный юрист и старший вице-президент по программному обеспечению.
Больше историй о главных стартапах планеты в ежедневной рассылке The Bell.

Арабско-российская помощь

  • Одновременно Hyperloop One становилась все более российско-арабской. Фонд Магомедова стал инвестором компании еще в феврале 2015 года и всего за три года вложил в нее больше $140 млн. В 2016 году HyperloopOne, «Сумма» и правительство Москвы подписали меморандум о строительстве ветки вакуумного поезда в Москве. Тогда же еще одним инвестором Hyperloop One стал Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ).
  • Последний транш на $50 млн от Caspian VC и его партнера, дубайского портового оператора DP World, Hyperloop One получила в декабре 2017 — незадолго до этого, как признавался источник, близкий к компании, у нее почти закончились деньги. Тогда же, впрочем, Hyperloop One нашла инвестора с мировым именем — основателя Virgin Ричарда Брэнсона. Он инвестировал в компанию неназванную сумму и в декабре 2017 стал сопредседателем ее совета директоров вместе с Магомедовым.
  • В результате на последнем собрании акционеров в совет директоров Hyperloop One вошли сразу три представителя новых инвесторов — места экс-советника Барака Обамы Джима Мессины, экс-директора Morgan Stanley Джима Розенталя и основателя X Prize Питера Диамандиса заняли глава Caspian VC Билл Шор , финансовый директор DP World Юврай Нараян и замглавы РФПИ Анатолий Браверман. Теперь, после ареста Магомедова, компании придется восполнять еще одну вакансию в совете директоров.
  • Дальнейшая судьба сотрудничества Магомедова и Hyperloop One пока неясна, но CVC является основным инвестором компании. Теперь компания рассчитывает прежде всего на поддержку инвесторов из ОАЭ: в эти выходные Брэнсон и CEO компании Роб Ллойд принимали наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана на заводе Virgin Galactic в пустыне Мохаве, где демонстрировали технологию.

Что с технологией

  • О серьезных достижениях в развитии технологии говорить пока не приходится — все до сих пор ограничивается тестовыми испытаниями без людей на небольшие расстояния (около 500 метров) со скоростью, не превышающую 400 км/ч, хотя предполагается, что вакуумные поезда должны разгоняться до 1220 км/ч. Сам Магомедов, впрочем, в одном из недавних интервью говорил, что «технология доказана», но уходил от вопроса о том, какой объем финансирования нужен проекту для полной реализации.
Во-первых, появление сверхскоростных поездов Hyperloop в Москве — точно под большим вопросом (пусть и до этого мы мало верили в то, что они появятся в обозримом будущем). А во-вторых (и в-главных), по доверию к русским деньгам и их надежности в Кремниевой долине нанесен большой удар — и в какой-то степени это коснется любого инвестора из России.

Артем Губенко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.