Остановка международных рейсов российских авиакомпаний. Что случилось и как теперь летать за границу

Санкции, запретившие европейским компаниям лизинг самолетов в Россию, с 8 марта заморозят почти все международные рейсы российских авиаперевозчиков. «Аэрофлот» и другие крупнейшие авиакомпании уже объявили о приостановке с этой недели всех рейсов за рубеж. Найдет ли Минтранс какой-то выход из ситуации, пока непонятно. В переговорах с лизингодателями уже не обсуждаются другие варианты, кроме национализации самолетов Россией, — вопрос сейчас в форме, в которой она пройдет. Пока единственным надежным вариантом для россиян улететь за рубеж останутся рейсы иностранных компаний из тех стран, для которых еще не закрыто российское небо.

Что случилось

Днем в субботу Росавиация порекомендовала российским авиакомпаниям, в чьем парке есть самолеты, зарегистрированные в иностранных реестрах (на практике речь идет о всех самолетах иностранных производителей, летающих в российских компаниях) и взятые в лизинг у иностранных компаний, с 0:00 6 марта прекратить пассажирские рейсы за рубеж, а с 0:00 8 марта — рейсы из-за рубежа в Россию.

Все крупные российские авиакомпании (исключение — 11-я в России авиакомпания Azimut, летающая исключительно на Superjet) эксплуатируют самолеты иностранного производства — Boeing, Airbus, Embraer и CRJ. Все эти самолеты зарегистрированы в иностранных реестрах. Больше половины из них принадлежат иностранным лизингодателям.

На практике это означает, что почти все крупнейшие российские авиаперевозчики (и все без исключения авиакомпании из топ-5) с 8 марта не смогут выполнять международные рейсы.

После рекомендации Росавиации авиаперевозчики стали отчитываться об отмене международных рейсов. Такие объявления сделали «Аэрофлот» (1-е место по перевозкам среди российских авиакомпаний), его «дочки» «Россия» (4-е) и «Аврора» (16-е), «Победа» (3-е), Nordwind (7-е) и Azur Air (8-е). Вторая по пассажиропотоку авиакомпания S7 объявила об отмене всех международных рейсов еще накануне, днем 4 марта. Пятая, «Уральские авиалинии», объявила о приостановке рейсов по всем оставшимся международным направлениям сегодня утром.

Рекомендации авиакомпании следуют не буквально — например, «Аэрофлот» продолжит отправлять пассажиров за рубеж до полуночи 8 марта, если у них нет обратного билета. Но о желании летать за границу после этого дедлайна заявила только одна российская авиакомпания — Red Wings. Она продолжит полеты по двум направлениям — в Армению и Узбекистан на российских Sukhoi Superjet 100 (SSJ), зарегистрированных в российском реестре и взятых в лизинг у российской ГТЛК (всего у компании 10 таких машин).

Всем пассажирам, еще не улетевшим из России, вернут деньги за билеты. Как будут вывозить тех, кто находится за границей, пока непонятно. «Аэрофлот» заявил лишь, что «приложит максимальные усилия по организации их возвращения в Россию».

Почему останавливают полеты?

Из-за опасений задержания российских самолетов в иностранных аэропортах по требованию лизингодателей. За последнюю неделю произошло уже как минимум три таких случая: Boeing-737 «Победы» был задержан в Стамбуле, Airbus 321 S7 — в Ереване, а Boeing 777 Nordwind — в Мексике.

Причина задержания самолетов — введенные сразу после начала «специальной военной операции на Украине» санкции Евросоюза, запретившие европейским компаниям сдавать российским авиаперевозчикам в лизинг и обслуживать самолеты Airbus (их надо вернуть до 28 марта), а также предоставлять услуги по страхованию самолетов. Самым неприятным оказался именно последний пункт санкций — именно из-за него санкции де-факто коснулись и самолетов Boeing, в отношении которых США формально санкций не вводили.

На этой неделе российские компании получили от лизингодателей уведомления о том, что в ночь на 8 марта прекратит действовать договор перестрахования самолетов. После этого полеты в иностранные аэропорты станут невозможными — именно этим объясняется дата, указанная в рекомендации Росавиации.

Авиакомпании попытались перестраховать самолеты в государственной Российской национальной перестраховочной компании (РНПК), учрежденной ЦБ (а сам ЦБ 3 марта принял решение об увеличении капитала РНПК на 230 млрд рублей). Но лизингодатели отказались включать новую перестраховочную компанию в договоры, писал «Коммерсант». «Даже под госгарантии наши лизингодатели не верят в возможности ЦБ, мы получили формулировку о “высоких репутационных рисках этого перестрахователя”», — сказал один из собеседников издания.

Что будет с самолетами?

The Bell поговорил с пятью хорошо информированными источниками в авиационной отрасли — и ни один из них не знает, смогут ли правительство, Минтранс и авиакомпании придумать способ восстановить международные рейсы, а если смогут — то как именно.

В нынешней ситуации самолеты, эксплуатируемые российскими авиакомпаниями, можно разделить на три группы по уровням риска. Первая (с наивысшим риском) — самолеты, взятые в лизинг у иностранных компаний. Вторая — иностранные самолеты, взятые в лизинг у российских компаний (ГТЛК, «Сбербанк-лизинг» и других; один из собеседников The Bell оценивает эту группу в 350 самолетов из примерно 1000 всего российского парка иностранных судов). И третья, наименее рискованная, — российские самолеты: все они зарегистрированы в российском реестре и находятся у авиаперевозчиков либо в собственности, либо в лизинге от российских компаний.

Судьба самолетов, взятых в лизинг у иностранцев, зависит от того, какое решение правительство примет о судьбе машин Airbus, которые российские компании по условиям санкций ЕС должны вернуть лизингодателям до 28 марта. Все без исключения собеседники The Bell абсолютно уверены, что возвращать самолеты не будут: в том или ином виде они останутся у российских авиакомпаний. Но сделать это можно тремя разными путями, которые отличаются тяжестью последствий для отношений с европейскими компаниями и странами.

Один из источников The Bell описывает эти три варианта так: «национализация, реквизиция либо черный [пиратский] флаг».

  • Национализация, несмотря на угрожающее звучание, — самый юридически мягкий вариант. Она предполагает выплату лизингодателю компенсации за национализированные самолеты. «Никаких живых денег, конечно, при таком сценарии платить не будут. У нас ведь в Европе заморожены резервы ЦБ? Вот лизингодателям и выпишут бумагу, дающую право истребования остаточной стоимости самолетов у правительств тех европейских стран, где заморожены активы», — описывает возможный сценарий один из собеседников The Bell. В этом случае серьезных негативных последствий не наступит, считает он, — ведь юридически деньги будут переданы. После этого самолеты можно будет завести в российский реестр, передать российским лизингодателям, а те переведут валютные лизинговые платежи в рубли — это поможет авиакомпаниям сохранить экономику в условиях девальвации. Этот сценарий все собеседники The Bell считают наилучшим из возможных сейчас.
  • Второй (но самый маловероятный) сценарий — реквизиция. Соответствующая статья российского Гражданского кодекса позволяет государству в случае «обстоятельств, носящих чрезвычайный характер», изъять у собственника его имущество с выплатой ему стоимости. После прекращения этих обстоятельств собственник может требовать возврата имущества в суде. Но преимущества этого сценария по сравнению с первым неочевидны, соглашаются два источника The Bell.
  • Третий сценарий, который все источники The Bell называют вполне вероятным, один из них называет «просто ничего не делать», а второй — «выбросить черный флаг». В этом случае самолеты останутся у российских авиакомпаний без каких-либо даже формальных компенсаций владельцам-лизингодателям. Этот сценарий собеседники называют самым неблагоприятным. «Война когда-то закончится, отношения начнут хоть как-то нормализовываться. Но те, кто будет подписываться под этим решением, в Европу больше не смогут поехать никогда», — поясняет один из них.

В отношении рисков иностранных самолетов, принадлежащих российским лизингодателям и застрахованных в российских страховых компаниях, мнения собеседников The Bell разделились. Один считает, что эти самолеты смогут летать в иностранные аэропорты и в нынешней ситуации, а юридических оснований для их задержания нет. Но второй, сотрудник крупной российской авиакомпании, слышал, что самолеты, принадлежащие ГТЛК, все равно решено на всякий случай не выпускать из страны.

Еще один источник The Bell в одной из крупнейших российских авиакомпаний говорит, что опасения распространяются даже на самую безопасную категорию самолетов — российские SSJ: «Cложилось ощущение, что западники не отступятся, и в случае если их самолеты будут национализированы, то в ответ в случае прилета “Суперджета” в аэропорт в недружественной стране они могут прийти с полицией и арестовать даже его — как бы в обеспечение компенсации ущерба». Но остальные собеседники The Bell в такой сценарий не верят, по крайней мере на первых порах: для таких действий нужны как минимум судебные решения, которые так быстро и легко не получишь.

Что будет с международными рейсами

Удастся ли российским чиновникам и авиакомпаниям придумать какой-то способ восстановить международные полеты на иностранных судах, зависит и от разрешения вопроса с национализацией самолетов, и от переговоров с лизингодателями. Но договориться будет трудно. «Кто-то из них, может быть, и готов был бы “подыгрывать”. Но не в нынешней ситуации — слишком велика опасность вторичных санкций и слишком пристально за их поведением будут следить», — говорит один из источников. А второй добавляет: «Ведь на этот раз санкции вводятся не с целью наказать бизнес: главная цель — создать недовольство среди россиян. И поэтому никто отступать не будет».

В таком случае у российских пассажиров останется два способа летать за границу, которым с высокой степенью вероятности не смогут помешать западные страны.

  • Рейсы российских авиакомпаний на российских самолетах Sukhoi Superjet. Но у этого способа есть естественные ограничения. Возможность эксплуатации SSJ на международных маршрутах ограничена дальностью полета (около 3 тыс. км в стандартной версии) и вместимостью (98 мест в базовой компоновке). Это позволяет обслуживать только ближайшие направления — например, Армению или Азербайджан. Из Москвы в Стамбул при нынешних ограничениях на использование воздушного пространства Украины и южной России SSJ уже не долетит — но может долететь из Сочи или Минеральных Вод.
  • Рейсы иностранных авиакомпаний. Скорее всего, на них ляжет основной объем международных перевозок из России. «Тем же Turkish Airlines сейчас не составит никакого труда кратно увеличить перевозки на российском направлении — значительная часть их большого парка все еще простаивает из-за ковидных ограничений». Но у этого способа тоже есть естественные ограничения. Полеты в Россию из каждой страны могут осуществлять только авиакомпании, зарегистрированные в этой стране: из Москвы в Ереван могут летать только армянские или российские перевозчики, из Москвы в Стамбул — только российские и турецкие.
Скопировать ссылку

«Российские элиты усвоят, что в будущем им лучше не иметь централизованной власти». Экономист Бранко Миланович — о причинах и последствиях войны

Бранко Миланович — профессор Городского университета Нью-Йорка и Лондонской школы экономики, один из главных мировых специалистов по глобальному неравенству.
Getty Images @
Последствия «специальной военной операции» на Украине. Онлайн
21 марта 2022

Миллиардер из Кузбасса. Что известно о покупателе российского McDonald's Александре Говоре

Новым владельцем российского бизнеса уходящего из страны McDonald’s стал бизнесмен с богатой биографией — экс-совладелец компании «Южкузбассуголь» Александр Говор. С первым угольным бизнесом ему пришлось расстаться в середине 2000-х — после двух аварий, в результате которых погибло 148 шахтеров. Теперь Говор — владелец нефтеперерабатывающего завода в родной Кемеровской области, а его сын, долгое время управлявший остальными бизнесами отца, — депутат кемеровского заксобрания от «Единой России». 
biz.a42.ru @