Новости 16 февраля 2019

Основателя Baring Vostok арестовали на два месяца. Письма в его защиту написали бизнесмены и космонавт Леонов

В субботу Басманный суд Москвы со второй попытки арестовал основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви на два месяца — как и других фигурантов дела, решение по которым было вынесено еще в пятницу. Преступление, в котором обвиняют Калви, было совершено не в сфере предпринимательской деятельности, он может скрыться и помешать следствию, решил судья.

Подробнее. Суд выбирал меру пресечения для основателя Baring Майкла Калви два дня. Первое заседание прошло в пятницу, оно длилось три часа с перерывами, дважды суд удалялся на совещание, но решение так и не принял — вчера заседание закончилось продлением задержания на 72 часа. Впрочем, следующее заседание о мере пресечения назначили уже на 16 февраля, и в субботу днем судья Артур Карпов арестовал Калви на два месяца.

Защита Калви в суде предоставила пачку рекомендательных писем — в числе прочих от владельцев онлайн-кинотеатра Ivi.ru, компании «Семейный доктор», а также от Американской торговой палаты в России и космонавта Алексея Леонова, который раньше отвечал в Baring Vostok за связи с госорганами.

Читайте The Bell во «ВКонтакте»

Формальное обвинение. Заявление на Майкла Калви и его коллег, как стало известно в пятницу, написал акционер банка «Восточный» Шерзод Юсупов — давний партнер второго крупнейшего совладельца банка Артема Аветисяна (ему принадлежит 32% акций банка, Baring Vostok — 52%). С 2017 года акционеры «Восточного» находятся в состоянии конфликта. Его причина — допэмиссия на 5 млрд рублей, необходимая банку для выполнения нормативов ЦБ. Baring не горел желанием увеличивать свою долю в банке, но готов был ее выкупить для его поддержки. Аветисян, напротив, хотел бы получить над банком контроль, но у него нет на выкуп допэмиссии денег, писал «Коммерсант».

  • Но уголовное дело против руководства Baring было заведено совсем по другому поводу. По версии следствия, основанной на заявлении Юсупова и подкрепленной следственными действиями ФСБ, события развивались следующим образом. Подконтрольная Калви компания «Первое коллекторское бюро» (ПКБ) была должна «Восточному» около 2,5 млрд рублей. Калви и пятеро арестованных топ-менеджеров решили урегулировать долг на невыгодных для банка условиях, считает следствие. Для этого они провели через собрание акционеров «Восточного» решение, по которому банк получил в счет долга от ПКБ 59,9% акций принадлежавшей коллекторскому бюро люксембургской компании International Financial Technology Group (IFTG). На собрании Калви и его коллеги заявили, что стоимость активов этой финтех-компании составляет 3 млрд рублей. Но по версии ФСБ их максимальная стоимость — 600 тысяч рублей. На этом основании Калви и его коллеги обвиняются в мошенничестве.

Новые детали процесса

  • Ходатайство о молчании. В субботу на суде Калви и его защита сообщили, что в рамках отдельного разбирательства с Аветисяном в Лондоне в пятницу его защита заявила ходатайство о том, чтобы суд запретил Калви говорить и разглашать информацию о корпоративном конфликте. «Они просто боятся того, что я могу сказать», — заявил Калви.
  • В деле появилось заявление от одного из акционеров банка «Восточный» о признании банка потерпевшим. Имя заявителя следователь не назвал.
  • На слушании впервые появился представитель потерпевшей стороны — вице-президент «Восточного» Сергей Крайнов. Он утверждает, что банк дал ему доверенность представлять его интересы в суде в январе 2019 года. Крайнов требовал, чтобы Калви арестовали на два месяца — как минимум потому, что другим подозреваемым выбрали именно такую меру пресечения и «это было бы логично».

Что еще было на суде

  • Суд снова пытался разобраться в оценке акций IFTG. Обвинение представило новые доказательства: письмо от акционеров банка, которые якобы заказали независимый аудит, и он показал, что стоимость спорного пакета International Financial Technology Group (IFTG) составляла 600 тысяч, а не 2,5 млрд рублей, как утверждает защита Baring. Аудитора следователь, впрочем, не назвал. На самом деле обвинение ссылается на документ под названием «экспертиза компании», утверждает адвокат Калви Дмитрий Клеточкин. По его словам, в этом документе указывается, что «фактическая стоимость пакета может меняться» в зависимости от прав владельцев акций IFTG.
  • Калви пояснил: в старом уставе компании содержалась техническая ошибка, которая ограничивала права некоторых акционеров, — и эта оговорка действительно могла отразиться на оценке актива. Однако при сделке с «Восточным» устав был исправлен, утверждает Калви.«Я не слежу за IFTG пристально, но я понимаю, что ее минимальная чистая прибыль составляет более $100 млн в год. Даже половина компании не может стоить 600 тысяч рублей», — заявил он в суде.
  • Следователь также ссылался на показания одного из неназванных авторов аудиторского заключения (он проходит свидетелем по делу). Он подтвердил, что стоимость пакета составляла 600 тысяч рублей. Также следователь утверждал, что Baring опирается на оценку пакета, проведенную по международным стандартам, а в России нужно оценивать по российским законам (в частности, по «закону об оценочной деятельности»). Клеточкин возражал, что сделка не требовала оценки по российским стандартам и все ее стороны были согласны с международной оценкой.
  • Судья на заседании вновь отчитал следователя. На прошлом слушании он не смог перевести ключевые материалы дела, на которых строится обвинение, с английского на русский. На этот раз судья распекал обвинение за то, что в аудиторских документах спорная стоимость IFTG указана в долларах. Следователь не смог ответить на вопрос судьи о том, каким был курс на момент совершения сделки. «Вы вообще откуда взяли эту цифру — 600 тысяч?» — возмущался судья перед тем, как вынес решение об аресте Калви.

Узнайте больше. Уголовное дело на основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви рискует стать главным скандалом года. The Bell узнал, из-за чего оказалось в тюрьме руководство крупнейшего иностранного фонда, инвестировавшего в Россию: всю историю читайте здесь.

Анастасия Стогней