The Bell объясняет 20 ноября 2019

Орешкин предложил вернуться к антикризисному режиму управления экономикой

Сессия о развитии экономики на форуме «Россия зовет!» в среду закончилась перепалкой между Алексеем Кудриным и членами правительства. Их спор сводился к тому, кто виноват в том, что российская экономика не растет. Как выяснил The Bell, публичные дебаты сопровождаются и внутренней аппаратной борьбой: министр экономики Максим Орешкин объясняет отсутствие роста просчетами ЦБ, а чтобы получить рычаг давления на Эльвиру Набиуллину, предлагает реанимировать антикризисную комиссию при правительстве.

Что случилось

Российская экономика не растет заявленными в майских указах Владимира Путина темпами, и это заставляет чиновников нервничать. Первая же сессия на форуме «Россия зовет!» в среду закончилась спором между Алексеем Кудриным и членами правительства о причинах того, почему экономика не растет. Максим Орешкин говорил о слабом совокупном спросе, намекая на просчеты в политике ЦБ. Кудрин в ответ указывал на плохое качество госуправления, которое выражается в том, что правительство само не может распорядиться бюджетными триллионами.

Публичные споры уже вылились в аппаратную борьбу: в ноябре Орешкин направил письмо первому вице-премьеру Антону Силуанову (копия есть у The Bell, первым о письме сообщил РБК), в котором предложил реанимировать антикризисную комиссию правительства, созданную во время кризиса 2008–2009 годов, и сделать ее ответственной за будущий экономический рост.

Что за комиссия

Во время кризиса 10 лет назад комиссия под председательством Игоря Шувалова принимала решения, как спасать оказавшиеся на грани банкротства десятки предприятий (в основном речь шла о миллиардных госгарантиях). Потом ее переименовали в комиссию по экономическому развитию и интеграции, но с уходом Шувалова из правительства ее работа была фактически заморожена. Орешкин предлагает реанимировать ее для проведения структурных реформ и разрешения противоречий по экономическим вопросам.

В письме Силуанову министр предлагает комиссии под руководством Силуанова собираться ежемесячно, а первое заседание провести уже в декабре. В числе главных задач комиссии Орешкин называет «координацию государственной политики по управлению совокупным спросом».

В чем суть спора и при чем здесь спрос

Орешкин считает, что российская экономика не растет заявленными темпами из-за слабого совокупного спроса (отражает общее число товаров и услуг, которые готовы приобрести домохозяйства, фирмы, государство и заграница), а он во многом зависит от политики ЦБ.

На форуме Орешкин объявил, что в этом году нехватка спроса составит 1 трлн рублей. Это недополученные доходы населения, прибыль компаний, доходы бюджета, перечислил министр, — все это в итоге сказывается на темпах экономического роста.

С Орешкиным не согласился Алексей Кудрин. По его мнению, отсутствие роста — это вопрос не к ЦБ, а скорее к правительству: в этом году оно не сможет потратить как раз 1 трлн бюджетных ассигнований, и это явные просчеты в госуправлении. Силуанов возразил, что правительство просто стало более тщательно подходить к расходованию бюджетных средств, а Орешкин и вовсе назвал выступление Кудрина «передергиванием». По словам министра, из-за перехода с авансовых платежей на оплату по факту график расходов просто сдвинулся на несколько месяцев. «Я не знаю государство, которое бы из-за технических проблем не выполнило планы по расходам на $16 млрд», — ответил на это Кудрин.

Позднее с выводами Орешкина не согласилась и Набиуллина. ЦБ мог бы приступить к снижению ключевой ставки раньше, если бы понимал реальный график расходов федерального бюджета, заявила она, назвав отставание по кассовому исполнению бюджета одной из причин более резкого замедления инфляции в этом году. Через бюджет реализуется около четверти совокупного спроса, поэтому равномерность расходования бюджетных средств важна для экономического роста и денежно-кредитной политики, объяснила Набиуллина.

Что дальше

Государство в рыночной экономике может влиять на совокупный спрос в основном через расходы бюджета. Ценовые факторы влияния на спрос (стоимость денег) находятся в руках ЦБ.

Орешкин с лета обвиняет ЦБ «во всех грехах», и возобновление работы антикризисной комиссии, и разговоры о совокупном спросе — способ аппаратно усилить давление на Набиуллину, полагает федеральный чиновник, наблюдающий за дискуссией.

Летом Орешкин предлагал ЦБ ограничить кредитование населения, настаивая на том, что кредитный бум ведет к формированию пузыря. По мнению министра, ограничив рост выдачи кредитов физлицам, регулятор мог бы развернуть банки в сторону корпоративного кредитования и помочь тем самым росту инвестиций — а значит, и темпов экономического роста. ЦБ отвечал, что рост кредитования населения на тот момент был едва ли не единственной причиной, по которой экономика демонстрировала хоть какой-то рост.

Об этом говорят

Экономист Bank of America Merrill Lynch по России и СНГ Владимир Осаковский

Низкий совокупный спрос — очевидно, один из ключевых факторов низкого экономического роста. Вопрос о том, кто должен его решать, дискуссионный: тут есть что сделать и ЦБ, и правительству. Инфляция у нас действительно довольно низкая, ниже таргета в 4%, поэтому есть пространство для смягчения. Со стороны правительства спрос замедляется из-за задержки бюджетных расходов на инфраструктуру. Что может сделать правительство? Потратить бюджет в рамках запланированного, возможно, подумать о фискальных стимулах. Когда будет распечатан Фонд национального благосостояния, это может стать серьезным драйвером роста совокупного спроса, но все зависит от объема, который будут готовы потратить, и от целей. Идея вкладываться в инфраструктурные проекты с этой точки зрения выглядит логичной.

Главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова

В экономике довольно много свободных денег, поэтому вопрос не в том, где их взять, чтобы потом потратить, — а в том, почему граждане (в первую очередь — средний класс) предпочитают не задействовать кредитное плечо, а компании предпочитают не инвестировать. Это можно объяснить непредсказуемостью условий, которые не позволяют составить долгосрочную стратегию инвестиций или потребления. Политика таргетирования инфляции реализуется как раз для того, чтобы создать предсказуемые условия. Да, она вначале вынуждена опираться на жесткую денежную и бюджетную политику, чтобы создать доверие к показателю инфляции, но это обязательное условие контроля за инфляцией.

Правительство и ЦБ уже давно перекладывают ответственность за неслучившиеся прорывы в экономике друг на друга, без публичных споров по этому поводу не проходит теперь ни один экономический форум. Проблема только в том, что, даже если в этом споре определится победитель, это вряд ли даст желаемые стимулы для роста экономики.

Александра Прокопенко, Анастасия Стогней