Обиженный миллиардер. Как Джеймс Дайсон превратился в самого критикуемого предпринимателя Британии

«С такими друзьями и врагов не надо»

74-летний Джеймс Дайсон — живая икона британского бизнеса. Свое самое знаменитое изобретение он совершил еще в 1983 году, когда после тестирования более чем 5 тысяч прототипов создал пылесос с использованием циклонной технологии — без мешка для сбора пыли. В 1990-х, после серии неудачных коллабораций с другими производителями электроники, Дайсон основал собственную компанию Dyson — и за следующие без малого три десятилетия выстроил вокруг уникального продукта настоящую бизнес-империю с многомиллиардным оборотом и широким ассортиментом.

Forbes оценивает состояние предпринимателя почти в $10 млрд — он занимает 234-ю строчку в рейтинге богатейших людей мира по версии американского журнала. Однако в последние годы, несмотря на рост состояния, Дайсон переживает не лучшие времена. Он умудрился стать героем нескольких репутационных скандалов и потерпеть неудачу с одним из самых амбициозных проектов в истории Dyson.

Серия злоключений миллиардера началась в 2019-м. Тогда на фоне решающей стадии Brexit Дайсон перевел штаб-квартиру своей компании в Сингапур. Он объяснял переезд желанием быть ближе к быстрорастущим рынкам Юго-Восточной Азии, на которую приходится до 50% продаж Dyson. Чтобы подкрепить серьезность намерений, миллиардер даже совершил символическую покупку — за $54 млн приобрел самый дорогой в Сингапуре пентхаус (который уже в 2020-м продал на 15% дешевле), а под головной офис выбрал историческое здание электростанции Сент-Джеймс.

Непатриотичный шаг, возможно, простили бы любому другому предпринимателю, чей бизнес в современных реалиях переориентируется на Азию, но не Дайсону. На знаменитого изобретателя обрушились с критикой и общественные деятели, и политики: дело в том, что до смены налогового резидентства предприниматель, некогда выступавший за скорейшее вступление в ЕС, яро отстаивал идею Brexit. По его мнению, британская экономика должна бы как можно скорее порвать с зависимостью от Евросоюза, на страны которого к тому же по состоянию на 2016-й приходилось всего 19% продаж Dyson.

Сепаратистская риторика Дайсона никак не вязалась с решением уйти из-под фискального бремени родины: только в 2016–2017 годах он выплатил в стране более полумиллиарда фунтов стерлингов налогов. А ставка на доход в Британии составляет до 45%, тогда как в Сингапуре — до 22%. И сколько бы сам предприниматель и топ-менеджеры Dyson ни уверяли общественность в том, что смена корпоративной географии связана исключительно с развитием бизнеса, а не с изменением позиции по Brexit, вердикт был вынесен — лицемерие.

Пользователи Twitter зло шутили над Дайсоном. «С такими друзьями сторонникам Brexit и врагов не надо», — комментировал шотландский журналист и телеведущий Эндрю Нил. «Выяснилось, что Dyson не только безмешковый (как пылесос. — Прим. The Bell), но и бесхребетный», — иронизировал аккаунт Pundamentalism.

Дайсон оправдывался: в Сингапур де-факто перебрались лишь несколько ключевых менеджеров компании, а более 5 тысяч сотрудников продолжали работать на предприятиях корпорации в Европе и Северной Америке. Польза была очевидна и для бизнеса: в 2019-м выручка и прибыль Dyson подскочили примерно на 20% — до £5,4 млрд и £711 млн соответственно.

Сожженные $600 млн

С Сингапуром был связан и новый амбициозный проект Dyson — разработка собственного электромобиля. Еще в 2016 году Дайсон объявил, что готов инвестировать в это и другие технологические начинания более $3 млрд. По плану, производство с 2021-го должно было разместиться на построенном с нуля предприятии в Сингапуре. Разработка же велась в Британии.

К 2019-му инженеры Dyson построили уникальный семиместный электрический внедорожник N526. Литий-ионные батареи собственной разработки, рассчитанные более чем на 950 км езды без заряда, внушительные габариты алюминиевого корпуса (5 м в длину, 1,7 м в высоту, вес — 2,6 т), уникальные дизайн интерьера и «умная» электронная начинка — на сборку продукта с нуля Дайсон успел потратить более $600 млн.

Но вовремя остановился: уже в конце 2019-го предприниматель понял, что проект стремительно сжигает деньги, но перспективы его окупаемости вовсе не очевидны. Поскольку, в отличие от гигантов традиционного автопрома, Dyson не могла позволить себе покрывать расходы на R&D за счет «зеленых» льгот и продаж «смежных» товаров в виде автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, риск проиграть конкуренцию был велик — и Дайсон отступил.

В интервью журналу Robb Report он так объяснял логику отказа от дальнейшей разработки: «Мы вовсе не просто хотели потешить этим проектом собственное тщеславие. Когда разработка электромобиля начиналась в 2014-м, у нас была хорошая технология и очень эффективная машина с большим запасом хода без подзарядки. Бизнес-модель была жизнеспособной. Но позже другие компании занялись производством электрокаров, не считаясь с убытками, и для нас продолжение гонки стало слишком рискованным».

Осенью 2019-го Дайсон в письме сотрудникам констатировал, что несмотря на то, что компания построила «фантастический» продукт, сделать его коммерчески рентабельным невозможно, а найти на проект покупателя не удалось.

«Грязные политические игры»

Так Сингапур остался без нового завода по производству инновационных электромобилей, а Дайсон — с самым громким в своей предпринимательской карьере провалом. 

В марте 2020 года Dyson, перепрофилировав часть запланированных под производство N526 мощностей, откликнулась на призыв правительства Британии и в кратчайшие сроки с нуля разработала аппарат искусственной вентиляции легких (ИВЛ). На фоне наступавшей пандемии коронавируса в стране наблюдался дефицит жизненно необходимого оборудования, и Дайсон ради помощи родине не пожалел безвозмездно вложенных в проект $28 млн (в итоге аппараты ИВЛ от Dyson даже не понадобились).

Но спустя год за красивым фасадом этого сюжета редакция BBC обнаружила новый скандал. На этот раз Дайсон пострадал из-за личной переписки с премьер-министром Британии Борисом Джонсоном, которая попала в руки журналистам.

13 марта 2020-го глава правительства попросил миллиардера поучаствовать в поставках аппаратов ИВЛ для национальной системы здравоохранения. Дайсон согласился, но спустя два дня обратился в министерство финансов с просьбой пойти навстречу компании, зарегистрированной в Сингапуре, и избавить ее сотрудников (всего над проектом работали порядка 450 человек) от дополнительных налоговых выплат во время их пребывания в Британии в целях поставок оборудования. На письмо ведомство не ответило, и тогда бизнесмен затронул тот же вопрос в SMS-переписке с Джонсоном.

26 марта премьер заверил Дайсона, что тот может рассчитывать на поддержку британских властей. А 9 апреля министр финансов Риши Сунак официально объявил, что налоговый статус представителей зарубежной компании, которые прибыли в страну для реализации проектов по борьбе с коронавирусом, не меняется — то есть налоговыми резидентами такие сотрудники не становятся.

Утечка переписки спровоцировала резкую реакцию со стороны оппозиционной Лейбористской партии, которая потребовала провести тщательное расследование на предмет лоббизма интересов Dyson со стороны Джонсона. По мнению критиков, эта «скользкая» история позволяет сделать вывод, что «на особое обращение» в Британии могут претендовать лишь самые состоятельные граждане с «личными контактами с политиками масштаба премьера или министра финансов». Профильный парламентский комитет инициировал проверку контактов Джонсона и Дайсона.

Налоговое резидентство в Британии определяется при помощи SRT (Statutory Residence Test) — введенного с 2013 года теста на определение налогового статуса, который состоит из серии вопросов (один из главных критериев — количество проведенных в стране дней). Его цель — подтвердить, что те, кто живет за границей и не платит британский подоходный налог, не вводят государство в заблуждение, проводя в Британии более 90 дней в году.

С подачи Дайсона правительство оперативно провело «коронавирусную» поправку: налогообложению не подлежали доходы, полученные в стране в рамках борьбы с пандемией за март—июнь 2020-го. Правда, сотрудники Dyson из-за отказа от проекта с поставками аппаратов ИВЛ льготой не воспользовались.

Позднее выяснилось, что формально Дайсон и вовсе не нарушал закон. По информации того же BBC, компания уведомила контролирующие органы о «лоббистской» переписке. Но миллиардеру все же пришлось оправдываться: он назвал подозрения в свой адрес «абсурдными» и напомнил, что Dyson потратила десятки миллионов фунтов, не потребовав «и пенни с правительств в рамках какой бы то ни было юрисдикции». Джонсон в свою очередь руководствовался опасениями, что запасы аппаратов ИВЛ могут подойти к концу и тысячи людей окажутся в опасности, объяснял представитель кабинета министров.

Редакция BBC в итоге принесла Дайсону извинения — не только за то, что вовремя не обнаружила факт корректного оповещения властей о контактах с премьером, но и за то, что назвала предпринимателя в статье «видным донором Консервативной партии», намекая на коррупционную подоплеку его взаимоотношений с Джонсоном. Оказалось, за всю свою долгую карьеру «видный донор» пожертвовал на политические кампании смешную сумму в £800, а также дважды проспонсировал фестиваль для школьников, организованный тори.

Дайсон принял извинения за «постыдный» материал, хотя и подчеркнул, что для него самого и для сотен сотрудников Dyson публикация, использованная в «грязных политических играх», оказалась «глубоким разочарованием».

На этом фоне практически незамеченной прошла другая новость, которая должна поправить пошатнувшуюся репутацию предпринимателя: в 2021 году он вновь стал налоговым резидентом Британии, сохраняя штаб-квартиру компании в Сингапуре. «Мы были и остаемся британской компанией. Я очень многое вложил в эту страну», — констатировал Дайсон в интервью BBC.

При участии Ивана Осипова

Фото на обложке материала: Royal Society uploader/Wikimedia Commons/CC BY 2.0

Скопировать ссылку

«Российские элиты усвоят, что в будущем им лучше не иметь централизованной власти». Экономист Бранко Миланович — о причинах и последствиях войны

Бранко Миланович — профессор Городского университета Нью-Йорка и Лондонской школы экономики, один из главных мировых специалистов по глобальному неравенству.
Getty Images @
Последствия «специальной военной операции» на Украине. Онлайн
21 марта 2022

Миллиардер из Кузбасса. Что известно о покупателе российского McDonald's Александре Говоре

Новым владельцем российского бизнеса уходящего из страны McDonald’s стал бизнесмен с богатой биографией — экс-совладелец компании «Южкузбассуголь» Александр Говор. С первым угольным бизнесом ему пришлось расстаться в середине 2000-х — после двух аварий, в результате которых погибло 148 шахтеров. Теперь Говор — владелец нефтеперерабатывающего завода в родной Кемеровской области, а его сын, долгое время управлявший остальными бизнесами отца, — депутат кемеровского заксобрания от «Единой России». 
biz.a42.ru @