Новости 18 декабря 2019

О конфликте с Baring, связях в ФСБ и новом уголовном деле: главное из интервью Артема Аветисяна РБК

Спустя 10 месяцев после начала самого громкого корпоративного конфликта года, из-за которого в СИЗО и под домашним арестом оказался топ-менеджмент Baring Vostok, совладелец банка «Восточный» и функционер Агентства стратегических инициатив Артем Аветисян дал первое интервью. Коротко рассказываем главное.

О реакции бизнес-сообщества на уголовное преследование Baring Vostok

«Действительно, после ареста менеджеров фонда Baring Vostok некоторые критично высказывались по поводу сложившейся ситуации. За это их нельзя осуждать, так как в тот момент еще не были известны многие детали и обстоятельства дела».

«Общественный резонанс был вызван стратегией адвокатов менеджеров фонда, которые сразу связали уголовное дело с корпоративным спором и запустили мощный пиар, чтобы повлиять на общественное мнение как в России, так и на Западе. Многие сразу поверили в эту версию, не разобравшись в деталях».

О последовавших сложностях в введении бизнеса

«Ничего подобного я не замечал. От общения никто не отказался. Напротив, мы продолжаем работать, так как по роду деятельности АСИ у нас много проектов, которые мы совместно реализуем cо всеми деловыми объединениями».

О готовности заключить мировое соглашение с Baring Vostok

«Я не считаю, что точка невозврата пройдена. Компания “Финвижн” [Аветисяна] всегда готова к мировому соглашению. Мировое соглашение не обсуждается на текущий момент, но компания “Финвижн” готова к мировому соглашению и условий никаких не ставит».

О конечной цели исков к Baring Vostok и Майклу Калви

«Ни я, ни мои партнеры никогда не стремились к 100-процентному контролю. Такой цели нет и не было. Речь идет только о возмещении ущерба банку».

О связях с ФСБ (партнер Аветисяна Шерзод Юсупов почти мгновенно добился ареста Майкла Калви и его коллег, подав заявление в ФСБ)

«Меня с ФСБ не связывают никакие отношения, кроме того, что я состою в общественном совете при ФСБ. Но статус члена общественного совета при ФСБ не дает каких-либо полномочий по влиянию на правоохранительную деятельность службы».

О давлении «третьих лиц»

«И до, и после поступали предложения [выкупить пакет в банке, встать между двумя акционерами. — The Bell], если их можно назвать предложениями, так как они звучали вместе с угрозами серьезных последствий для меня и для банка, если я откажусь. Но продавать свою долю в банке, тем более под давлением, я не планирую».

О том, что это были за угрозы

«На данный момент не буду раскрывать детали».

Об уголовном деле против Baring Vostok

«Я не помню точную дату, но Шерзод Юсупов ни от кого не скрывал своих планов. Он много раз просил менеджеров фонда вернуть деньги в банк. Он объяснял свои опасения и риски, так как он был одним из тех, кто проголосовал за эту сделку. Мне они не показались беспочвенными. Поэтому я не считал себя вправе его останавливать. Считаю, что если в банке, где хранятся сбережения населения в объеме более 150 млрд рублей, аудиторами и внутренним контролем обнаружен факт хищения средств, тем более в таком объеме, то нужно незамедлительно подавать заявление куда угодно, лишь бы иметь шанс вернуть выведенные средства».

О том, связаны ли уголовное дело и акционерный конфликт 

«Я не связываю судьбу акционерного конфликта с развитием уголовного дела в отношении Майкла Калви. А компания “Финвижн”, как я уже сказал, всегда готова к мировому соглашению без всяких условий».

«Разумеется, нет. Эти вещи нужно и важно разделять. Корпоративные споры, безусловно, должны решаться сторонами в арбитражном суде, но, если есть очевидные признаки состава уголовного преступления, это не должно и не может рассматриваться как часть корпоративного спора».

Об уголовном деле против себя в Лондоне

«Недавно юристы коллег (имеется в виду Baring Vostok) инициировали и пытаются конструировать уголовное дело против меня лично в Лондоне и бросили на это серьезные ресурсы. Я вынужден был привлечь адвоката и сейчас также отвлекаюсь от задач банка на этот процесс».

О дружбе с помощником президента Андреем Белоусовым

«Андрей Рэмович стоял у истоков создания АСИ и Клуба лидеров. Многие инициативы АСИ реализованы при его непосредственной поддержке. Ходил вместе с предпринимателями Клуба лидеров в экспедицию в Антарктиду. А такие, я бы сказал, экстремальные походы, безусловно, объединяют и сближают людей. И действительно, за годы совместной работы у нас сложились хорошие отношения. Я понимаю, к чему вы клоните, но это вовсе не означает, что я посвящаю его в текущее положение дел в своем бизнесе».

О решении проблем с капиталом банка «Восточный»

«“Финвижн” взяла на себя обязательства по выкупу части непрофильных активов с баланса банка, если их не удастся реализовать в течение двух лет. Смысл предоставления данной гарантии заключается в том, чтобы дать возможность менеджменту банка в нормальные сроки реализовать непрофильные активы, не продавая их за бесценок. <…> На вопрос, как удалось поднять капитал банка, отвечаю: исключительно за счет прибыли, которую генерит банк благодаря эффективному менеджменту. Банк провел ряд мероприятий по резкому сокращению затрат, оптимизации численности штата, сокращению рекламного бюджета».

«Рисков отзыва лицензии и санации я не вижу. Со своей стороны я не раз заявлял о готовности оказать поддержку банку, если в этом будет необходимость».

О новом предписании ЦБ банку

«В банке действительно недавно закончилась проверка, и получено предписание, которое было выполнено досрочно. Не считаю правильным комментировать ее детали».

«На данный момент мы рассматриваем эмиссию сугубо как возможность дальнейшего развития банка, привлечения новых инвесторов, а также участия в консолидации банковского рынка, которая неизбежно будет продолжаться» (также Аветисян рассказал о своем интересе к покупке Азиатско-Тихоокеанского банка, который ЦБ планирует выставить на продажу весной).

Об инвестклимате в России

«Благодаря АСИ, конечно, в связке со всеми деловыми объединениями и с правительством Российской Федерации был сделан настоящий прорыв, невероятный прорыв в условиях ведения бизнеса в нашей стране. Причем в качестве замера этого выступает не какой-то внутренний рейтинг, а рейтинг Всемирного банка Doing Business. Когда АСИ начинало эту работу со всеми предпринимательскими объединениями и правительством, Россия была на 120-м месте в этом рейтинге по условиям ведения бизнеса, по инвестиционному климату фактически. А сейчас она на 28-м. По некоторым направлениям, например по доступу к электросетям, Россия была на самом последнем, 183-м месте, а сейчас мы в десятку вошли, мы на седьмом месте в мире. И вот вам ответ на ваш вопрос».

Анна Коваленко