Как у них 21 октября 2019

Нужен ли налог на богатство? Экономисты спорят, как сделать мир более справедливым

В своих блогах экономисты анализируют последние новости и делятся новыми исследованиями. Наши партнеры из Econs внимательно следят за тем, что пишут ученые, и отбирают лучшее. В этом выпуске: почему перераспределение доходов богатых людей через налоги не решит проблему неравенства, отличается ли политика частных и государственных центробанков и почему финансовый мир начинает разочаровываться в криптовалюте Facebook.

Налог на богатых

Более высокий налог на богатых и проблема неравенства — тема недели в экономических блогах в связи с публикацией новой работы экономистов Беркли Эммануэля Саеза и Габриэля Зукмана, в которой они исследуют налоговую нагрузку на разные категории населения. Авторы утверждают, что налоги, которыми формально облагается бизнес, в конечном итоге становятся бременем для населения: доля дохода, уплачиваемого в виде налогов, для наименее обеспеченных 50% американцев (с доходом ниже медианы) получается выше, чем для 400 самых богатых людей. «Трампы, Безосы и Баффеты этого мира платят налоги по более низкой ставке, чем учителя и секретари», — заключают Саез и Зукман. При этом богатые намного более влиятельны, что делает общество несправедливым, подчеркивают они. На прошлой неделе также вышла их новая книга — The Triumph of Injustice («Триумф несправедливости»), в которой они описывают недостатки американской системы налогообложения. Способ сделать общество более справедливым — прогрессивное налогообложение, предлагают Зукман и Саез. Более высокие налоги для богатых — горячая тема в американских политических дебатах, причем сами миллиардеры, такие как Уоррен Баффет и Билл Гейтс, тоже выступают «за», и даже президент США Дональд Трамп признавал, что использовал налоговые лазейки, чтобы платить меньше.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.
  • Выводы Зукмана и Саеза поддерживает французский экономист, автор бестселлера «Капитал в XXI веке» Тома Пикетти, известный своими «левыми» взглядами. Чрезмерная концентрация богатства и власти не соответствует требованиям современной экономики — например, не позволяет решать экологические проблемы, пишет он: экономика XXI века должна быть основана на постоянной циркуляции власти, богатства и знаний.

  • Впрочем, большинство экономистов раскритиковали новые расчеты и идеи Саеза и Зукмана. Тайлер Коуэн, профессор Университета Джорджа Мейсона и соавтор одного из наиболее читаемых экономических блогов Marginal Revolution, удивляется методологическим недостаткам, непониманию принципов функционирования налоговой системы и «семантическим инновациям» Зукмана и Саеза. Гарвардский профессор и автор классического учебника по экономике Грегори Мэнкью рекомендует посмотреть видеозапись публичной дискуссии, где сам Мэнкью и бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс спорят с Саезом. А Райан Борн из Института Катона коротко пересказывает аргументы Саммерса о том, что неравенство в благосостоянии не равно политическому неравенству, поскольку источниками политической власти часто служат группы интересов и корпоративные лобби, а не состоятельные люди. Саммерс спросил Саеза, каким образом политическое влияние больших корпораций и групп интересов ослабнет, если отдельно взятые обеспеченные люди будут платить больше налогов, но получить внятный ответ от Саеза не смог.

Чем опасна Libra

Libra, новая криптовалюта Facebook, в нынешнем виде опасна и обречена, считает профессор Беркли Барри Эйхенгрин. Университетский блог публикует колонку Эйхенгрина для Project Syndicate, в которой экономист критикует планы крупнейшей социальной сети: они выглядят значительно менее реалистичными после того, как из проекта вышли такие компании, как PayPal, Visa, Mastercard и eBay и еще целый ряд крупных спонсоров. Libra будет угрозой финансовой стабильности, может стать способом уклонения от налогов или отмывания денег, создаст риски утечки пользовательских данных — это лишь малая часть недостатков, на которые указывает Эйхенгрин. Заявленная Facebook задача при помощи Libra дать доступ к финансовым продуктам людям, которые лишены возможности пользоваться услугами традиционных банков, и так решается, приводит в пример Эйхенгрин африканскую компанию M-Pesa, — не стоит уповать в этом на Марка Цукерберга.

Отличаются ли частные центробанки от государственных?

Есть ли разница между государственными и частными центробанками? Аналитики Банка Англии в блоге Bank Underground отмечают, что, хотя подавляющее большинство центральных банков мира — государственные (включая сам Банк Англии), есть полностью частные центробанки (такие как Банк Италии или ФРС) и центробанки, частично находящиеся в частной собственности (например, центробанки Японии и Бельгии). Однако владение не равно контролю: так, акционеры компании вряд ли погружены в операционное управление ею. Это разделение владения и контроля характерно для современных корпораций — и для центральных банков, причем независимо от того, владеет ли ими государство или частные акционеры. В то же время, в отличие от корпораций, целью деятельности которых является получение прибыли, цели у центральных банков — не коммерческие, а общеэкономические: как правило, это поддержание стабильности цен и финансовой стабильности. Влияния структуры собственности центрального банка на выполнение им своего мандата не обнаружено, проанализировали имеющиеся исследования экономисты Банка Англии. Но они считают, что работ по этой теме недостаточно, и призывают активнее ею заниматься.

Больше умных идей экономистов: читайте на сайте Econs.

Маргарита Лютова, Эконс