Подробно 21 июля 2018 политика 21 июля 2018

Новые санкции США будут. Вопрос — какие?

Фото: kremlin.ru

Главным пока итогом встречи Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки стал беспрецедентный скандал в США, в ходе которого оппоненты президента объявили его (дословно) в измене родине. Для России у этого скандала могут быть самые неприятные последствия. Необходимость новых санкций в Конгрессе не обсуждается, вопрос лишь в том, насколько жесткими они окажутся.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.
  • Основных предложения два. Первое — возродить законопроект DETER Act, представленный сенаторами Марко Рубио и Крисом ван Холленом еще в январе. В нем предлагается: во-первых, вводить санкции без утверждения президента США, а по факту вмешательства в выборы, подтвержденному директором национальной разведки; во-вторых, дополнить санкционный список беспрецедентно жесткими мерами — например, перекрыть доступ к долларовым расчетам российским энергетическим компаниям, закрыть госбанкам корсчета в США и запретить американским инвесторам скупать российский госдолг. По сути любую компанию, которой коснутся новые санкции, ожидает сценарий «Русала» — падение стоимости вдвое и закрытие зарубежных рынков, говорит главный экономист крупного российского инвестбанка. В проекте упомянуты три конкретные компании — «Роснефть», «Газпром» и частный «Лукойл». Их совокупная экспортная выручка в 2017 году составила $184 млрд — это 12% российского ВВП. Эти меры могут обрушить мировой энергетический рынок, взвинтить цены на нефть и оставить Европу замерзать зимой — так что в случае принятия в проект наверняка будут внесены поправки, но основной смысл останется неизменным.
  • Второе предложение подготовит автор прошлогоднего санкционного закона CAATSA (апрельские санкции были введены именно благодаря ему), сенатор-демократ Боб Менендес. Он предлагает не принимать новый закон, а внести в CAATSA поправки, которые усилят санкции в отношении российского энергетического и IT-секторов, увеличат санкционное давление на олигархов, прежде всего близких к Владимиру Путину, и затруднят операции с российским госдолгом. Главное отличие проекта Менендеса от первого — для новых санкций вовсе необязательно новое вмешательство в выборы; ввести их сенатор предлагает уже этим летом.
Почти нет сомнений, что до конца лета какая-то из новых санкционных инициатив будет утверждена. Что именно войдет в новый санкционный пакет, непонятно. Больше всего шансов — у запрета на операции с госдолгом. В прошлом году Bank of America Merrill Lynch называл запрет на покупку ОФЗ главным риском для российской экономики в 2018 году. Но сейчас главный экономист BAML Владимир Осаковский говорит, что последствия этого решения на макроуровне не так страшны, как принято думать: «Для рынка госдолга как такового это серьезный удар. Но для российской экономики в целом уход иностранных инвесторов – не катастрофа: потребность во внешнем фондировании у России, по сути, отрицательная: объем активов в разы превышает объем внешних займов».

Петр Мироненко, Ирина Малкова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.