Новости 30 марта 2019

«Новости не добавляют оптимизма»: чиновники, бизнесмены и статистика о новой череде громких уголовных дел

2019 год уже как минимум выполнил обычный план по громким уголовным делам — только за эту неделю были арестованы два бывших чиновника высшего калибра, а один из них, Михаил Абызов, — еще и крупный бизнесмен. У дел Абызова и экс-полпреда президента в Дальневосточном округе Виктора Ишаева не так много общего, и у каждого есть возможные собственные причины — их объединяет только привычно не внушающая большого доверия фабула обвинения. Бизнесмены говорят о «кампанейщине», а чиновники уверяют, что им нечего бояться, но новостей об уголовных делах и на тех и на других все больше.

  • В деле Михаила Абызова мало что понятно даже спустя четыре дня после его задержания. У обвинения, отправившего экс-министра и миллиардера под арест на два месяца, есть версия, но нет ни внятных потерпевших, ни обоснования суммы ущерба в 4 млрд рублей. Дело Абызова, бывшего советника Медведева и министра в его правительстве, предсказуемо связывают с атакой на премьера. Но у Абызова, любившего рискованные проекты, достаточно и собственных недоброжелателей. Сейчас с ним одновременно ведут миллиардные судебные процессы мастодонты корпоративных конфликтов — «Ренова» и «Альфа-групп». Источники, близкие к совладельцам «Альфы» и к «Ренове», с самого начала говорили и продолжают говорить The Bell, что не имеют отношения к уголовному делу. Зато сам Дмитрий Медведев сегодня неожиданно легко связал дело Абызова с «конфликтом между ним и кредиторами». Крупнейшим кредитором группы Е4 Абызова был Альфа-банк, он добивался возбуждения уголовного дела о мошенничестве в группе еще в 2014 году. В самом банке это комментировать отказались.
  • В версии следствия по делу экс-губернатора и полпреда Виктора Ишаева все гораздо понятнее, но удивляет другое — сумма ущерба и суть обвинения. По официальной версии, Ишаев на посту вице-президента «Роснефти» сдавал компании помещение в 280 кв. м в родном Хабаровске по завышенной цене. За три года он похитил с помощью этой «схемы» 5 млн рублей — как сказал сам Ишаев на суде, это малая часть его зарплаты. По таким обвинениям в России еще не арестовывали даже губернаторов, не говоря уже о бывшем полпреде и топ-менеджере «Роснефти», пользовавшемся расположением Владимира Путина и Игоря Сечина («он это доверие, как выяснилось, не оправдал», сказал «Коммерсанту» федеральный чиновник).
  • Три подряд громких уголовных дела за полтора месяца, начиная с ареста Майкла Калви 15 февраля, не могли не вызвать рассуждений о новой волне репрессий — о них говорят не только в оппозиционных СМИ, но и в соцсетях и личных сообщениях люди, близкие к власти и большому бизнесу. Крупный бизнесмен называет в разговоре с The Bell происходящее «скорее, пародией» на «новый 37-й год»: «но кампанейщина, безусловно, есть».
  • Среди опрошенных The Bell чиновников самый распространенный ответ можно свести к следующему: «Нет, не страшно! Мне нечего стыдиться, и меня не за что брать». «Разумеется, такие новости не добавляют оптимизма», — признает федеральный чиновник. «Но если не делать ничего противозаконного, то нечего бояться», — говорит другой. «И что теперь, на работу не ходить?» — иронизирует третий. Но поверить в их спокойствие трудно — данные о публикациях в российских СМИ свидетельствуют, что волна новостей об арестах и уголовных делах на чиновников и бизнесменов медленно, но верно нарастает с каждым годом.

Петр Мироненко