Подробно 22 октября 2018 общество 22 октября 2018

«Новая газета» обвинила Евгения Пригожина в убийствах и опытах с ядами на людях. Чем подтверждаются обвинения?

Люди, связанные с «поваром Путина», бизнесменом Евгением Пригожиным, организовали несколько нападений и убийств, в том числе с использованием ядов, утверждает «Новая газета» в опубликованном сегодня расследовании. Жертвами становились оппозиционные блогеры, а на сирийских ополченцах сотрудники Пригожина якобы проводили опыты, тестируя неизвестные препараты, пишет издание. The Bell кратко пересказывает основные пункты расследования и смотрит на подтверждения этих серьезных обвинений, которые приводит «Новая газета».

Исчезнувший информатор

Публикация «Новой газеты» основана на информации, полученной одним из главных специалистов по Евгению Пригожину, бывшим корреспондентом петербургской «Фонтанки», а теперь «Новой газеты», Денисом Коротковым от мужчины по имени Валерий Амельченко, который утверждал, что несколько лет работал в одной из структур Пригожина. В начале октября Амельченко загадочно исчез.

Узнайте, во сколько вам обойдутся последние заявления властей, - в e-mail рассылке The Bell

Амельченко, получивший в 1999 году срок семь лет за разбойное нападение, рассказал Короткову, что с конца 2012 — начала 2013 года возглавлял группу, выполнявшую незаконные поручения «по линии службы безопасности» Пригожина. Попал он туда по приглашению знакомого — Андрея Михайлова, который был одним из создателей медиахолдинга, построенного вокруг «Агентства интернет-исследований» (оно же «фабрика троллей»). Михайлов подтвердил «Новой газете», что работал на структуры Пригожина и привлекал к работе Амельченко. Группу курировали Михайлов и начальник службы безопасности Пригожина Евгений Гуляев.

На сотрудничество с журналистами Амельченко, по его словам, согласился после смерти другого сотрудника структур Пригожина Олега Симонова, умершего в мае 2017 года, — он считал, что к смерти Симонова могут быть причастны люди Пригожина, опасается за свою безопасность и рассчитывал на содействие редакции в этом вопросе. Именно расследуя смерть Симонова, которого подозревали в покушении на мужа юриста ФБК Любови Соболь, корреспондент Коротков вышел на Амельченко.

В начале октября Амельченко пропал при таинственных обстоятельствах. В последний раз журналист Коротков встречался с ним 2 октября. После встречи Амельченко позвонил ему и сообщил, что за ним следят, а затем перестал отвечать на звонки. Около его дома были обнаружены два принадлежащих ему смартфона и ботинок. Пропавшего ищет полиция.

Вот короткий пересказ эпизодов, о которых успел рассказать Амельченко.

Нападение на блогера в Сочи

Что рассказал Амельченко

По словам Амельченко, поначалу его группа занималась в основном «наблюдением за разными людьми». В их числе, например, была Мария Купрашевич, которую в 2013 году «внедрили» в «Новую газету» для сбора информации о редакции. Еще одним заданием было подстроенное ДТП с автомобилем петербургской предпринимательницы Елены Черевко, у которой с Пригожиным был спор о недвижимости (причастность к нему Амельченко подтверждается съемкой с камер наблюдения).

В 2013 году Амельченко с одним из участников своей группы Владимиром Гладиенко совершил первое нападение. Куратор Андрей Михайлов дал им задание «воспитать» сочинского блогера Антона Грищенко, который «плохо писал про Путина». «В результате беседы блогер прекратил сетевую активность, отделавшись ушибами», — пишет «Новая газета» со слов Амельченко.

Подтверждения

Бывший куратор Амельченко Андрей Михайлов подтвердил «Новой газете» поездку Амельченко и Гладиенко в Сочи и предоставил фотографии Грищенко, сделанные в ходе скрытого наблюдения. Гладиенко подтвердил, что ездил в Сочи, но сказал, что ничего не знает про блогера. Сам Грищенко в 2013 году удалил все свои аккаунты, а сейчас обсуждать тогдашние события отказался.

Смерть псковского блогера

Что рассказал Амельченко

В 2016 году к группе Амельченко присоединился фармацевт из Амурской области Олег Симонов, переехавший в Санкт-Петербург. После этого упор был сделан на проведение операций с помощью химических препаратов, пишет «Новая газета». По словам Амельченко, летом 2016 года куратор (кто именно — до конца непонятно) поставил им задачу «проучить» некоего блогера, жившего в Пскове на улице Фомина. Симонов сделал ему укол неизвестного средства, после чего блогер, которому было около 40–45 лет, упал, и скорая помощь не смогла спасти ему жизнь. Позже Амельченко под разными предлогами звонил его родственникам, чтобы удостовериться в его смерти, ездил на кладбище и фотографировал могилу (это нужно было для отчета перед «куратором»). Сами родственники не сомневаются в естественном характере смерти Тихонова.

Подтверждения

По подробному устному описанию Амельченко «Новая газета» нашла дом в Пскове на улице Фомина, о котором он рассказывал. В этом доме проживал оппозиционно настроенный блогер Сергей Тихонов (ник в ЖЖ — skobars), 29 июня 2016 года умерший около своего дома, по официальной версии — от сердечного приступа. Амельченко также подробно описал место его захоронения.

Нападение на мужа юриста ФБК

Что рассказал Амельченко

В ноябре 2016 года в Москве неизвестный уколол мужа юриста ФБК Любови Соболь, социолога Сергея Мохова, шприцем с неизвестным психотропным препаратом. В начале того же года Соболь публиковала на сайте ФБК расследование о госконтрактах Пригожина. Соболь и Алексей Навальный предполагали, что за нападением может стоять Пригожин.

Как рассказал «Новой газете» Амельченко, нападение совершил фармацевт Симонов по личному указанию «куратора» (сам Амельченко в нем не участвовал). Со слов Симонова, он знал, что целью было «жестко припугнуть» Любовь Соболь.

Подтверждения

Лицо нападавшего было зафиксировано камерой наблюдения. Источник сообщил «Новой газете», что нападавшим был некто Олег Симонов, живший в Санкт-Петербурге. Жена Симонова опознала его на фото с камеры. К этому моменту Симонов был уже мертв. Тело 34-летнего мужчины было обнаружено в ванной его квартиры в мае 2017 года, рядом была початая бутылка спиртного (знавшие его люди утверждали, что выпивал он мало и редко, наркотиков не употреблял). Вдова Симонова рассказала «Новой газете», что он работал в аптеке, но подрабатывал в неизвестном ей месте, где его часто отправляли в командировки.

Отравления в Сирии

Что рассказал Амельченко

В феврале 2017 года по заданию службы безопасности Пригожина Амельченко в составе группы из шести человек (в их числе был сотрудник службы безопасности Сергей Губанов) вылетел в Сирию через Стамбул. Целью было испытание различных препаратов на захваченных сирийской армией в плен боевиках. Но по прибытии в Сирию выяснилось, что пленных боевиков «для опытов» им не предоставят. Вместо них было якобы решено проводить тестирование на «отказывавшихся воевать» ополченцах из отрядов «Охотники за ИГИЛ», которых тренировала «группа Вагнера» (ее спонсором также считается Пригожин).

По словам Амельченко, «тест» проводился в сирийском Хомсе. Участники группы, переодетые в форму военной прокуратуры, делали вид, что допрашивают сирийских ополченцев, а в это время Олег Симонов носил им чай и кофе, а напоследок давал с собой запечатанную бутылочку сока. В бутылочки Симонов перед этим добавлял некий препарат отложенного действия. Спустя несколько часов члены группы были арестованы сирийской военной разведкой «Мухабарата». По словам Амельченко, дело было в том, что высокопоставленный сотрудник «Мухабараты», курировавший «Охотников за ИГИЛ», по случайности получил смертельное отравление, выпив либо сок из бутылочки, либо чай. Пятеро допрошенных ополченцев, а также сам Амельченко и их куратор из «группы Вагнера» с позывным «Юрич», по словам Амельченко, также отравились, но отделались рвотой и поносом. После этого инцидента операция была свернута, а группа вернулась в Петербург.

Подтверждения

Источник Дениса Короткова, много писавшего о группе Вагнера, сообщал ему об отравлении сотрудника сирийской разведки в 2017 году, еще до появления Амельченко. Он сообщил, что «приезжали два СБшника из Питера решать какие-то вопросы с местным представителем «Мухабараты», отвечающим за набор сирийцев. В итоге представитель умер, а два СБшника уехали с тяжелыми отравлениями после совместного употребления каких-то сладостей, купленных вышеуказанными СБшниками где-то по дороге».

Данные сервисов по продаже авиабилетов подтверждают, что группа в том составе, который называл Амельченко, вылетала в Стамбул из Петербурга. В смартфонах Амельченко, обнаруженных на Ленинском проспекте 2 октября 2018 года, были сохранены некоторые фотографии, на которых можно видеть приморский арабский город (предположительно Тартус) и фото самого Амельченко на фоне местных пейзажей, а при встрече он показывал Короткову фото с оружием в руках и с одним из командиров «группы Вагнера». Владимир Гладиенко, которого Амельченко называл в числе участников группы, подтвердил, что летал на Ближний Восток, но утверждает, что был не в Сирии, а в Ливане, куда Амельченко позвал его «на строительство».

Угрозы

Автор расследования «Новой газеты» Денис Коротков, ранее работавший в петербургской «Фонтанке», — один из главных специалистов по Евгению Пригожину и «группе Вагнера». О российских наемниках в Сирии он писал еще в 2013 году, а затем освещал деятельность «группы Вагнера» на Украине и в Сирии, первым написал о контрактах, которые структуры Пригожина получали за участие наемников в сирийской войне, а также о награждении самого Вагнера (Дмитрия Уткина) звездой Героя России в Кремле.

Пока Коротков жил в Петербурге, ему уже угрожали после публикаций о Пригожине. В Москве угрозы продолжились. В прошлый четверг к редакции «Новой газеты» неизвестные подбросили корзину с отрезанной головой барана. Днем ранее к редакции принесли похоронные венки. В корзине с бараньей головой лежала записка «Главному редактору „Новой газеты“ с приветом Вам и Короткову».

Петр Мироненко, Артем Губенко


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.