Вечерняя Рассылка 24 июля 2019

Невыгодный и опасный бизнес на госконтрактах, новое явление дочери Путина и нищета самого богатого города США

Частный бизнес не идет в триллионные госпроекты. Миллиардер Араз Агаларов рассказал The Bell почему

Единственная надежда хотя бы на скромный рост российской экономики в ближайшие годы — национальные проекты, на которые государство собирается потратить 26 трлн рублей в ближайшие шесть лет. В правительстве очень хотят привлечь к нацпроектам частный бизнес, но пока это не получается, расстраивался вице-премьер Антон Силуанов на Петербургском форуме в июне. The Bell поговорил с одним из крупнейших господрядчиков, владельцем группы «Крокус» Аразом Агаларовым и выяснил, почему частных денег в госпроектах нет и пока не будет.

  • Crocus привлекли к достройке космодрома «Восточный» в феврале 2019 года, когда стало понятно, что прежний генподрядчик срывает все сроки. Предполагалось, что компания построит стартовый стол для сверхтяжелой ракеты «Ангара». Стоимость этой части проекта оценивалась примерно в 40 млрд рублей. В числе других претендентов на контракт называли компании Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко, но, по информации Агаларова, они отказались от участия.
  • Теперь отказался и Агаларов — хотя и только устно, рассказал он The Bell. По словам миллиардера, в проекте были не учтены реальные расценки — в нынешней смете не хватает около 8 млрд рублей, утверждает он. Для Crocus Group, по словам Агаларова, участие в проекте на таких условиях могло бы грозить банкротством.
  • Похожая ситуация и с другими госроектами, утверждает Агаларов, постоянный участник совещаний о них в правительстве. По его словам, сметы рассчитаны «исходя из реалий 2014 года — то есть курса 30 рублей за доллар». В результате участие в госпроектах для любого инвестора убыточно.
  • Экономика госкапитализма в целом работает не так эффективно, расстраивается Агаларов. «С экономики собрали много денег, в том числе благодаря увеличению НДС и улучшению налогового администрирования. Поступления в бюджет растут по 15–20% в год, а реальная экономика при этом не растет, просто налоги лучше собирают. Эти деньги приходят из бизнеса в бюджетную сферу, а возвращаются в экономику намного медленнее, чем хотелось бы», — говорит он. Сам Агаларов, правда, считает, что проблема решается легко — если пересчитать сметы госпроектов, бюджетные триллионы вернутся в виде инфраструктуры, «и тогда результат будет обязательно».
  • Впрочем, число бизнесменов, работающих с господрядом, снижается естественным путем. «Есть такая тенденция, что либо сажают руководителей больших компаний в результате строительства, либо они банкротятся», — признает Агаларов. Деньги на проект заканчиваются, подрядчик перестает строить, а заказчик идет в правоохранительные органы, поясняет миллиардер.
  • В последний раз правительство обсуждало с крупным частным бизнесом госпроекты в феврале 2019 года. Совместная рабочая группа правительства и РСПП предварительно отобрала портфель заявок крупного бизнеса на участие в нацпроектах с частными инвестициями на 3–5 трлн рублей. Но с тех пор проект не продвигается, а в июне на Петербургском форуме глава РСПП Александр Шохин говорил, что у частных инвесторов нет стимулов для участия в нацпроектах, а без этого нацпроекты не смогут вывести Россию на темпы роста выше среднемировых.
Если даже бизнес на госконтрактах в России перестает быть выгодным, то что говорить о полностью частном бизнесе. Не зря предпринимательская активность в России стагнирует — с августа 2018 по март 2019 года ее рост составил лишь 0,3% против 11,8% годом ранее, констатировал весной Сбербанк.

ДЕНЬГИ

Публичный бизнес дочери Путина

В отличие от младшей дочери Владимира Путина Катерины Тихоновой, старшая, известная как Мария Воронцова, до сих пор не была замечена в проектах с большими деньгами. Воронцова — эндокринолог, окончила факультет фундаментальной медицины МГУ, работала в Научном медицинском центре эндокринологии Минздрава. Но с этого года старшая дочь тоже стала предпринимателем. Как выяснила «Русская служба Би-Би-Си», Воронцова получила 20% в «Новой медицинской компании», которая может стать управляющей компанией нового медицинского центра под Петербургом, по площади сравнимого с московской Боткинской больницей. Центр за 30–40 млрд рублей строит страховая компания «Согаз», связанная с другом Путина, совладельцем банка «Россия» Юрием Ковальчуком.

Cамое интересное тут — даже не то, что друг Путина вкладывает миллиарды в медицинский центр, которым будет управлять компания дочери президента, а степень открытости всей истории. Доля Марии Воронцовой в «Новой медицинской компании» вполне официально записана лично на нее, в чем каждый может убедиться в базе «СПАРК-Интерфакс». До второй половины 2010-х о дочерях Путина не было известно почти ничего. О Воронцовой, например, знали только как о жене голландца Йорита Фаассена, которого очень неудачно избили охранники банкира Матвея Урина. Но в 2018 году сначала она, а затем и ее младшая сестра Катерина Тихонова стали героинями сюжетов на канале «Россия».

Цена катастрофы

Второй квартал 2019 года оказался худшим в истории Boeing — сегодня концерн отчитался об убытках в $2,97 млрд. Главным образом они связаны со списанием $5,6 млрд на выплаты компенсаций заказчикам Boeing 737 MAX, которые не получат самолет в срок. Сам концерн формально продолжает настаивать, что успеет с переделкой самолета до четвертого квартала 2019 года, но реальная ожидаемая дата первого полета MAX после катастрофы в Эфиопии уже давно сместилась на начало 2020-го. Убытки могли бы быть и больше, если бы не хорошие результаты оборонного подразделения Boeing, показавшего $975 млн прибыли.

СИГНАЛЫ

«Не ходите, будет уголовка»

Власти, видимо, посчитали, что предупреждение ГУ МВД по Москве об «угрозах личной безопасности» для участников несогласованного митинга 27 июля и задержание Алексея Навального — недостаточно понятные намеки для протестующих против недопуска на выборы в Мосгордуму оппозиционеров. Сегодня днем Следственный комитет добавил к ним совсем толстый намек — он возбудил дело по «спящей» статье УК 141 «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий». Максимальное наказание по статье — до пяти лет заключения. По мнению СК, осуществлению избирательных прав препятствуют не чиновники, с грубейшими нарушениями снимающие с выборов оппозиционеров, а сами протестующие, пикетировавшие здания и помещения Мосгоризбиркома. Для совсем непонятливых СК в своем сообщении прямым текстом обещает допросы не только организаторов, но и участников.

ПРАКТИКА

Нищета самого богатого города в США

Калифорния уже стала главным символом имущественного неравенства в США — нигде нет ни такого количества молодых миллиардеров, ни такого количества бездомных. Технологический бум и связанный с ним рост цен и уровня жизни порождает кучу проблем. WSJ рассказывает о жизни в городе Эмеривилль (там расположена, например, штаб-квартира студии Pixar), власти которого летом 2019 года установили самую высокую минимальную зарплату в США — $16,3 в час. Это $2608, или около 160 тысяч рублей в месяц при восьмичасовом рабочем дне. Разумеется, первым непосредственным результатом стали сокращения — небольшие бизнесы вроде ресторанов не могут позволить себе официантов за $31 000 в год. Но на более низкую зарплату в Эмеривилле не прожить — медианная цена аренды однокомнатной квартиры там составляет $2840, а цена на жилую недвижимость — $540 000.

Как сэкономить на дорогом отпуске

На Bloomberg — подробный гид о том, как неподготовленному туристу спланировать свой первый luxury-отпуск. Часть советов выглядят более очевидными (при выборе направления следите за курсовыми разницами — Британия и Турция стали дешевле из-за падения местных валют), часть — менее: например, самыми полезными из дорогих услуг, по мнению экспертов Bloomberg, оказались аэропортовые консьерж-сервисы: они предоставляют и VIP-гид, который покажет вам главное в городе, и службу доставки багажа, которая заберет его у вас дома и доставит в гостиницу до вашего приезда.

Петр Мироненко