В контексте 30 мая 2019

Неравный бой: Сбербанк и правительство посоревнуются за искусственный интеллект с США и Китаем

В России вслед за Китаем и США появится собственная стратегия по развитию искусственного интеллекта. Правда, потратить на ее реализацию правительство готово гораздо меньше конкурентов.

Фото: с сайта Кремля

Что случилось? Владимир Путин в четверг провел совещание о стратегии развития в России технологий искусственного интеллекта. Первым докладчиком был Герман Греф — Сбербанк наравне с правительством стал соавтором стратегии, которую еще предстоит утвердить. Присоединиться к ее реализации предложат и другим компаниям, включая «Яндекс», а за каждой из госкорпораций закрепят по отдельному направлению из глобальной стратегии по развитию в России цифровой экономики (РЖД, к примеру, будет отвечать за квантовые коммуникации, а «Ростех» — за развитие блокчейна и интернета вещей). Путин начал с того, что хорошо понимает стоящие вызовы.

Цитата. «Уже говорил и хочу еще раз повторить: если кто-то сможет обеспечить монополию в сфере искусственного интеллекта, то последствия нам всем понятны — тот станет властелином мира». Россия на такое, похоже, не претендует, но в жестокой конкуренции с другими странами ей важно обеспечить в этой сфере «технологический суверенитет», — сказал президент.

В планах. В презентации к совещанию, с которой ознакомился The Bell, указаны целевые параметры:

  • довести долю использующих ИИ крупных и средних компаний и органов госвласти до 10% в 2024 году и до 20% в 2030 году;
  • разработать сначала системы ИИ, способные решать лучше человека узкие задачи, а потом — и широкие;
  • создать российский чип ИИ и устройства на его базе;
  • войти в топ-10 стран по цитируемости среди публикаций исследований на заданную тему и т.д. (полный перечень — здесь).

На самом же совещании профильный вице-премьер Максим Акимов сказал, что к октябрю для развития ИИ будет написана отдельная федеральная программа, а расходы на ее реализацию составят 90 млрд рублей (около $1,5 млрд) за шесть лет (на всю нацпрограмму «Цифровая экономика» — 1,8 трлн рублей до 2024 года). Мы решили сравнить это с планами главных конкурентов.

В контексте. Китай утвердил свою масштабную стратегию развития ИИ в 2017 году (вот ее полный текст в английском переводе). Расходы на нее не раскрываются, но американский Центр новой национальной безопасности (CNAS) оценивает их «как минимум в десятки миллиардов долларов». Одни лишь администрации городов Тяньцзиня и Шанхая объявляли о создании инвестфондов для развития AI по 100 млрд юаней ($14,5 млрд) каждый.

Запоздалым ответом США на китайскую стратегию стал указ Дональда Трампа от февраля 2019 года, который объявил развитие ИИ приоритетом для правительства. В документах Белого дома инвестиции в ИИ названы вторыми по важности после расходов на национальную оборону. Многолетнего плана инвестиций у США нет, но в бюджете на 2020 год уже заложено $4,9 млрд только несекретных расходов на исследования в области ИИ и машинного обучения. Большая часть ($4 млрд) приходится на Пентагон.

Частные инвестиции в США в разы больше государственных. По данным CB Insights, в 2018 году только венчурные фонды в США инвестировали в проекты в области ИИ $9,3 млрд — вдвое больше, чем в 2018-м. В среднем за последние пять лет эта цифра ежегодно росла на 26%. Сколько частных денег тратится на ИИ в России — неясно, но вряд ли цифры сопоставимы. В 2017 году в опросе PwC 35% руководителей IT-служб и глав российских компаний сказали, что инвестируют в технологии искусственного интеллекта (в аналогичном опросе по всему миру — 54%).

Что мне с этого?

Из планов по расходам видно, что обойти Китай или США в этой сфере России вряд ли удастся, но это не значит, что не появится возможностей для бизнеса. Частные компании, впрочем, опасаются кураторства со стороны госкорпораций, которым довольно неожиданно предстоит оказаться на передовой внутрироссийской технологической революции, и в целом не очень доверяют государству.

Петр Мироненко, Александра Прокопенко, Ирина Малкова