Итоги недели 20 сентября 2019

Неприятные последствия саудовского кризиса, бизнес в СИЗО и пять уроков для бизнеса из утечки СОРМ

Крупнейший срыв поставок нефти в истории уладили всего за неделю. Но у него будут последствия

Паника на мировом нефтяном рынке из-за атаки дронов на Саудовскую Аравию оказалась яркой, но кратковременной — уже к концу сентября Saudi Aramco полностью восстановит добычу, цены на нефть стабилизировались на уровне ниже $65, а рубль вернулся к обычной жизни еще к вечеру вторника. Но в долгосрочной перспективе последствия крупнейшего в истории срыва в поставках нефти могут оказаться более серьезными, чем кажется сейчас, — рассказываем о них в итоговой еженедельной рассылке The Bell.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.
  • Атака может повториться в любой момент. И дело не только в повстанцах-хуситах, которых поддерживает Иран — хотя Иран, для которого кризис вместо региональной войны закончился не самыми страшными санкциями, обязательно нанесет новый удар по Саудовской Аравии, говорят эксперты WSJ. Дело в том, что ближневосточная нефтяная инфраструктура из-за географической концентрации и больших размеров объектов очень плохо защищена, и в ближайшие годы эта ситуация не изменится. Атака дронов напомнила, что в вопросе безопасности нефтяных объектов нельзя расслабляться, пишут аналитики Международного энергетического агентства (МЭА) в сегодняшнем комментарии: мировая экономика еще долго будет зависеть от стабильности поставок. Несмотря на будущий «сырьевой шок» из-за снижения спроса на нефть, о котором любит рассуждать Герман Греф, даже при самом оптимистичном сценарии перехода на «зеленую энергетику» к 2040 году потребление нефти в мире снизится только до уровня 1990-х годов, пишут аналитики МЭА.
  • В структуре нефтяных цен появилась новая премия. После атаки рынок столкнулся с риском нового типа — резким единомоментным выпадением нескольких миллионов баррелей в день. Потери в добыче в результате атаки составили примерно 5% мирового потребления нефти. Ситуация усложняется тем, что целью стала именно Саудовская Аравия — единственный крупный экспортер нефти, который с момента войны в Заливе 1991 года поддерживал значительный запас свободных мощностей, которые можно было быстро задействовать в случае кризиса. Даже в «спящем» виде этот запас оказывал на рынок стабилизирующее воздействие. «Теперь мы можем считать, что эти избыточные мощности не существуют до тех пор, пока [стоящий за атакой] Иран остается под санкциями», — сказал Bloomberg директор энергетической консалтинговой компании Petromatrix Оливье Якоб. Это изменение трейдеры занесут в цены на нефть как новую премию, пишет WSJ. Пока размер этой премии составляет около $5 за баррель — такова разница между нынешней и докризисной ценой. Средние цены на нефть Brent не вернутся к «докризисным» до следующего лета — даже с учетом замедления мировой экономики, следует из котировок нефтяных фьючерсов.
  • Азиатский фактор. Дополнительный неприятный фактор: зависимость от поставок именно из Саудовской Аравии крупнейших азиатских экономик — Китая, Японии и Кореи. Эти страны много десятилетий ориентированы на импорт ближневосточной нефти, и их нефтеперерабатывающая промышленность приспособлена к высокосернистой нефти, которая в достаточных количествах производится только в Персидском заливе. Это исправимо, но не в такие короткие сроки, которые ставят срывы поставок, подобные нынешнему.
  • Сланцевая нефть не спасет. В теории поставки из Саудовской Аравии в случае нового кризиса могли бы заместить производители сланцевой нефти в США — этот сегмент отличается гибкостью и способностью быстро нарастить добычу по сравнению с традиционными способами. Но на практике это тоже не сработает — производство сланцевой нефти, зависящее от тысяч небольших компаний, невозможно увеличить директивно, а при нынешних ценах для частных инвесторов этот сектор недостаточно выгоден: число сланцевых скважин в США сейчас находится на полуторагодовом минимуме. Чтобы сланцевая добыча существенно выросла, цены должны оставаться на высоком уровне достаточно долго, чтобы привлечь в сектор новые инвестиции, но и при этом условии американские скважины смогут компенсировать выпадение 1 млн баррелей в сутки — но никак не 5,7 млн, как это случилось после атаки дронов.
Главная проблема мировой экономики — рост неопределенности, из-за которого бизнес опасается инвестировать в новые проекты и заключать новые контракты, писали во вчерашнем обновленном прогнозе экономисты Организации экономического сотрудничества и развития. Срыв поставок нефти из Саудовской Аравии они включили в число новых важных факторов роста этой неопределенности, а ЦБ рассматривает замедление мировой экономики как ключевой риск для России.

РЕЙТИНГ

Бизнес из СИЗО

Мы много пишем о том, что все споры правительства о том, как вернуть экономику России к росту, упираются в деловой климат для частного бизнеса. Алексей Кудрин на питерском форуме рассказывал об идее вменить силовым органам KPI по росту экономики: «все — и в правительстве, и губернаторы — высказались за эту меру». Анатолий Чубайс на прошлой неделе предложил ввести для силовиков другой KPI — по «количеству закрытых уголовных дел». Герман Греф раскритиковал Чубайса и посоветовал «поднять полицейским зарплату в 3–4 раза, соответствующим образом их сократив». Что делать с проблемой, чиновники не понимают, а собранная нами статистика доказывает, что она не решается — скорее, наоборот.

Только за первые семь месяцев 2019 года десяток известных предпринимателей стали фигурантами громких уголовных дел. Их обвиняют в создании преступных сообществ, мошенничестве, отмывании средств и выводе их за рубеж, взяточничестве и растрате — в общей сложности на 700 млрд рублей. Мы выбрали крупнейшие уголовные дела на бизнесменов, составили рейтинг по сумме претензий, а заодно оценили шансы их фигурантов на оправдание — получилось 0,47%. Единственный фигурант рейтинга, которому эта неделя принесла хорошие новости, — это Майкл Калви, дело которого постепенно начинает разваливаться.

«РУССКИЕ НОРМ!»

Наш герой — Илья Широков

Интернет-гипермаркету Joom всего три года, но в этом году он продаст товаров на $1 млрд. Он ворвался на рынок в конце 2016 года, но некоторое время ни пользователи, ни СМИ не знали, что его сделал россиянин. И не простой, а с большим опытом: Илья Широков создал первую в России соцсеть «Мой круг», поработал с Юрием Мильнером и спас «Одноклассников», сделав соцсеть самым доходным активом Mail.Ru. Его Joom уже входит в топ-5 самых скачиваемых мобильных приложений для шопинга и пользуется бешеной популярностью у молодежи. За последний год компания совершила прорыв на французском рынке и уже составляет конкуренцию Amazon в Европе. В интервью Лизе Осетинской Широков рассказывает об учебе в Стэнфорде, объясняет, как работать с китайским рынком, и прогнозирует, как скоро в России появится свой AliExpress. Если пропустили, смотрите его на канале «Русские норм!» на YouTube и читайте историю Широкова на сайте The Bell.

BELL TECH

5 уроков для бизнеса из утечки данных МТС

В середине сентября компания UpGuard, занимающаяся вопросами кибербезопасности, обнаружила общедоступный сервер, где лежало 1,7 терабайт данных об устройстве телекоммуникаций МТС. В том числе: схемы установки аппаратуры для досмотра трафика, пароли, почтовые архивы и другие материалы, касающиеся телекоммуникационной структуры всей страны. Среди документов нашлись фотографии и инструкции по установке СОРМ — системы досмотра трафика и сбора информации спецслужбами. Увидеть СОРМ — большая редкость, так как доступ к ней запрещен даже самим операторам связи. Для нашей технорассылки (подписаться на нее можно здесь) мы в пяти карточках разобрали, что произошло, и к каждой карточке приложили рекомендацию, которую можно внедрить у себя в организации.

О ЧЕМ ВСЕ ГОВОРИЛИ

Дело Павла Устинова

О приговоре актеру Павлу Устинову, цеховой (и не только) солидарности и переобувании прокуратуры, которая сначала просила для него 6 лет тюрьмы, а теперь считает реальный срок неоправданно жестоким наказанием, на этой неделе написано столько, что у вас не было ни одного шанса пропустить эту историю. Единственное, что осталось за кадром, как и кем принимались решения — сначала о жестоком наказании, потом о его отмене. «Ни президент, ни администрация президента не должны и не могут оказывать какое-либо влияние на суд», — заявил по этому поводу Дмитрий Песков. «С Устиновым все будет хорошо, а вот с судебной системой беда», — в тот же день сказал «Дождю» близкий к Кремлю источник. По всему выходит, что суд в данном случае выносил решение самостоятельно, руководствуясь общим карательным настроем в отношении участников московских протестов, а одергивать его в случае с Павлом Устиновым пришлось Кремлю. Впереди у обоих участников процесса справления правосудия еще несколько серьезных вызовов: решения судов дожидаются семь фигурантов. Шесть человек, которым повезло меньше, чем Павлу Устинову, получили реальные сроки. 29 сентября в их защиту в Москве пройдет согласованный с мэрией митинг.

Петр Мироненко