The Bell Tech 20 октября 2019

Неосторожные технологические мегафонды, советский календарь в США и код как культурное явление

Тема выпуска — крах инвестиционной идеи мегафондов.

Японский миллиардер Масаёси Сон сделал свои миллиарды на амбициозных целях и невероятно успешных вложениях больших сумм. Например, когда Джек Ма на заре Alibaba просил у него $5 млн, Сон дал $20 млн. Вложение окупилось тысячекратно. Такая стратегия неизбежно сопровождается неудачами, и вместе с титулом одного из крупнейших богачей Японии Сон является и крупнейшим неудачником — во время краха доткомов он потерял $70 млрд.

Полтора десятка лет спустя именно такой человек стал инициатором идеи залить деньгами рынок технологий. Собрав $97 млрд в Vision Fund, он за 2,5 года потратил $80 млрд, часто тем самым указывая инвесторам, куда стоит инвестировать. Интересы Масаёси Сона, серийного создателя «единорогов», определяли интересы десятков региональных фондов.

К сожалению, деньги сами по себе не делали продукт лучше, а менеджмент перспективных стартапов — дисциплинированней. Нелегко оказалось и довести проекты (Vision Fund сделал свыше 80 инвестиций) до выхода. За последний год вложение Vision Fund скорее стало черной меткой — лишь две компании фонда из шести вышедших на биржу торгуются выше цены размещения.

Но главное, что это не последняя попытка переболтать инвесторов на языке денег. Вскоре запускается Vision Fund 2 на $108 млрд. Он 4–5 лет будет подпитывать деньгами нарождающуюся индустрию ИИ. Есть ненулевая вероятность, что решения Сона также окажутся неоптимальными. Польза от этого все равно есть — инвесторы в технологии будут смотреть на прозрачность компании, понятный план развития и на то, кто вкладывает, а не сколько.

Подробнее эту историю мы изложили в отдельной статье.

+1 к продуктивности, -1 к социализации

В Советском Союзе в конце двадцатых годов пытались ввести новый календарь — «непрерывку». Неделя состояла из пяти дней вместо семи; один день объявлялся выходным — но зависел от того, к какой цветовой группе относился работник.

Результат оказался плачевным. Несовпадение свободного времени уничтожало социальную структуру и создавало культуру одиночества. Кроме того, далеко не каждая фабрика была технически готова к непрерывной работе. «Непрерывка» в своем самом суровом виде продержалась чуть более двух лет, хотя окончательно ее отменили только в 1940 году.

В постиндустриальном капиталистическом обществе 21 века история повторяет себя. У 80% американцев рабочие часы подвижны и, как пишет Джудит Шулевиц, автор книги The Sabbath World: Glimpses of a Different Order of Time, социальные эффекты современного гибкого графика во многом повторяют социальные эффекты «непрерывки».

Все чаще алгоритмы планируют занятость на больших предприятиях, оптимизируя расписания сотрудников. Но из-за непредсказуемой занятости мы перестаем видеться или хотя бы связываться с друзьями, реже участвуем в общих семейных торжествах, обнаруживаем, как сложно собрать вместе больше пары человек с индивидуальным графиком.

В СССР «непрерывку» можно было отменить указом. Современный мир вряд ли вернется к стабильной рабочей неделе. Похоже, что единственный способ сохранить семью и друзей — выстраивать работу вокруг периодов отдыха, а не наоборот.

Read later

  • Программный код — культурное явление, напрямую меняющее наши жизни. Программное обеспечение не столько пожирает мир, сколько переваривает его, пишет Slate. Издание опросило 75 разработчиков, экспертов, историков и журналистов и публикует список из 36 фрагментов кода, серьезно повлиявших на современную жизнь. Список начинается с первого написанного кода (вернее, проколотого на карточках — 1725 год) и первого современного исполненного программного кода (1948). Ближе к середине списка располагаются гиперссылка как явление, алгоритм сжатия JPEG, а также код, который было незаконно печатать на футболках. Среди последних элементов этого, конечно, бесконечного списка — кнопка Like, механизм HSTS, принудительно активирующий защищенное соединение с сайтом и ошибка в ПО Boeing 737 Max.
  • Ежегодно к Pinterest присоединяется 50 млн пользователей. Кроме того, в отличие от IPO Uber, Lyft и Slack, выход на биржу компании прошел успешно, и акции в основном торгуются выше цены размещения (The Bell писал о вопросах, которыми задавались основатели Pinterest, выводя компанию на биржу). Немалую роль в успехе Pinterest, стоящей $15 млрд, сыграл отличающийся от остальных подход компании к рекомендательному алгоритму. OneZero рассказывает, как все устроено — и алгоритмически, и человечески.
  • «Нам нужно найти способ связать эти машины». «Отличная идея. Начинайте работу. Теперь в вашем бюджете на $1 млн больше». Встреча заняла 20 минут. Решение, которое было на ней принято, позволило работать на ARPANet — прототипе современного интернета.

Александр Амзин