Новости 14 ноября 2019

Наследство топ-менеджеров и бизнесменов может стать опасным для родственников

Наследникам бизнесменов и так стоит дважды подумать, прежде чем принимать наследство, но поводов для опасений может стать еще больше, пишут «Ведомости». Вместе с имуществом они рискуют получить долги бизнеса, даже если человек, приведший компанию к банкротству, скончался до того, как на него переложили эти долги.

Детали

Бизнес ждет решения судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда по прецедентному делу о банкротстве компании «Амурский продукт».

Замгендиректора компании Михаил Шефер обвинялся в крупном (183 млн рублей) хищении у «внучки» «Роснефти» «РН-Востокнефтепродукт», которое привело к банкротству предприятия. Однако Шефер умер в 2015 году, а в 2017 году дело закрыли без привлечения его к субсидиарной ответственности. Имущество Шефера унаследовали его жена и дети, суды нижних инстанций согласились, что требования неразрывно связаны с личностью Шефера и заставлять его родственников расплачиваться с кредиторами нельзя.

Однако «РН-Востокнефтепродукт» с этим решением не согласилась: обязательство Шефера не связано тесно с его личностью, возникло еще до открытия наследства и, соответственно, должно поступить в наследственную массу и лечь на наследников, считает компания. Спор сторон и должен разрешить Верховный суд.

Рассмотрение назначено на 9 декабря.

Кто прав? Насколько личной является субсидиарная ответственность — действительно неясно, а ВС до сих пор не высказывался по этому вопросу, говорят юристы.

В одном подобном деле суд встал на сторону наследников, указав, что они не могут представить доказательства за родственника, не имеют полноценной возможности защитить себя, а значит, состязательность сторон нарушена, пишут «Ведомости». Но суд может выбирать, какой стандарт применять — уголовный, когда со смертью обвиняемого прекращаются любые претензии, или наследственной массы, когда к наследникам переходит и ответственность.

Если наследодатель причинил вред кредиторам, предъявить иск наследникам можно, считает партнер «Пепеляев групп» Юлия Литовцева: обязательство по возмещению убытков не связано тесно с должником, объясняет она. По ее мнению, единственный надежный способ избежать исков — отказаться от наследства, но сделать это можно только в течение полугода после смерти человека.

Почему это важно. Вопрос субсидиарной ответственности стал возникать в 7 из 10 дел о банкротстве: топ-менеджеры все больше боятся брать ответственность на себя, сказал «Ведомостям» арбитражный управляющий Евгений Семченко. «Если раньше была одна крайность — ничего не стоило обанкротить бизнес и забыть о долгах, то теперь другая крайность — субсидиарная ответственность стала повальной», — согласен партнер BCLP Иван Веселов.

В судебной практике нет случаев, когда наследники недобросовестных бизнесменов были бы привлечены к субсидиарной ответственности, пишет РБК.  Но такие попытки возникают регулярно, поэтому решение ВС способно создать серьезные риски для наследников любых предпринимателей и менеджеров. По мнению экспертов издания, в деле «Амурского продукта» высшая судебная инстанция поддержит позицию кредитора.

Сергей Смирнов