Новости 5 августа 2019

Мошенническая схема с преступным сговором: за что Лондонский суд арестовал имущество семьи Бориса Минца

В начале июля Высокий суд Лондона арестовал имущество бизнесмена Бориса Минца и трех его сыновей по всему миру на $572 млн. Исковые требования банка «Траст», аккумулирующего проблемные долги санированных ЦБ банков, и «Открытия» связаны с мошенническими действиями со стороны Минца накануне санации банка «Открытия» и «Рост банка». Схема мошенничества включала сговор с бывшим предправления ФК «Открытие», использование подставных компаний и вывод активов, выяснили «Ведомости».

Суть претензий. Незадолго до перехода под санацию «Открытие» Вадимиа Беляева и «Рост банк» Микаила Шишханова приобрели облигации группы О1 Минца на 57 млрд рублей. На полученные деньги O1 погасила кредиты «Открытия» и «Рост банка» на $500 млн и $350 млн соответственно. В итоге на балансе банков вместо обеспеченных кредитов оказались низколиквидные и необеспеченные облигации O1 со сроком погашения 15 лет.

Что здесь не так. Срок погашения облигаций – 2032 год, а основной купон выплачивается только в конце срока. Кредиты  О1, напротив, были хорошо обеспечены: у банков в залоге было 34% акций O1 Properties, владеющей и управляющей десятком бизнес-центров в Москве. Истцы настаивают, что это явный признак нерыночности сделки.

Узнавайте эксклюзивы The Bell первыми из нашей ежедневной рассылки.
  • Сумму потерь они оценили в $572 млн — это разница между стоимостью кредитов перед заменой и стоимостью облигаций О1. В целом банки хотят взыскать с Минца и его сыновей больше $700 млн.
  • Сейчас Минц находится в Лондоне, куда переехал с семьей в мае прошлого года, объяснив отъезд «ситуацией с бизнесом».

План действий Минцев. Семья Минцев знала или ожидала, что и «ФК Открытие», и «Рост банк» в скором времени перейдут на санацию: это нанесло бы ущерб O1 Group, у которой и без того были финансовые трудности, и самим бизнесменам, считает суд. Санация ЦБ неизбежно ставила под угрозу любые надежды на «гибкое» отношение руководства банков к должнику, добавляют истцы: им могли бы увеличить процентную ставку или потребовать немедленного погашения. Чтобы это предотвратить, семья Минцев разработала план действий, следует из приказа судьи Джейкобса, который выносил решение об аресте активов Минца и членов его семьи.

  • Сговор с предправления. Пока все сотрудники называли покупаемые облигации «сумасшедшими», «глупыми», «чушью собачьей» и «мусором», предправления ФК «Открытие» Евгений Данкевич принял решение о покупке облигаций О1. В феврале этого года Следственный комитет объявил его в розыск и завел в отношении него уголовное дело: Данкевич покинул банк в сентябре 2017 года и бежал в Израиль. По версии следствия, бывший предправления вступил в сговор с заемщиками «ФК Открытие» и распорядился купить их облигации по стоимости, в 2 раза превышающей реальную. По мнению самих Минцев, сделки по замене активов были коммерчески обоснованными, так как О1 хотела заменить долг более ликвидными инструментами, а сделка была одобрена не только Данкевичем, но и мажоритарным акционером банка Беляевым. Банки это отрицают: они не смогли найти ни одного документа, подтверждающего экономическую обоснованность сделки.
  • Подставные компании. Деньги от продажи облигаций банкам направлялись на погашение кредитов не напрямую, а через сложную цепочку компаний, чтобы не было очевидно, что кредиты гасились деньгами самих же банков, говорится в документе.
  • Вывод активов. После санации «ФК Открытие» потребовала от компаний группы О1 отменить сделку по замене активов, пригрозив судебным разбирательством. Чтобы не дать банку добраться до акций, O1 Properties сначала передала акции в другие компании, а затем передала в залог акции O1 Properties кредитору O1 Group — Московскому кредитному банку (МКБ), который потребовал дополнительного обеспечения. Передача акций в момент начала судебного разбирательства говорит о классическом выводе активов, даже если в самой группе они не уменьшились, посчитал судья.
  • Уменьшение капитала. Кроме того, компании Nori и Centimila, которые передали доли O1 Properties другим компаниям, решили уменьшить свой капитал. Одновременно с сокращением капитала компании Nori на $200 млн Минц создает семейный траст. Этот траст, возможно, получил активы в эту же дату или позднее, считает судья, ведь исполнение решения в пользу истцов против Nori стало более затруднительным, когда бывшие активы Nori были переданы в траст.

Позиция защиты. Необходимости блокировать имущество семьи нет, ведь все рассматриваемые сделки прошли осенью 2017 года и в последующие 18 месяцев каких-либо доказательств вывода активов не было, считает защита.

  • Арест активов действительно дается семье Минца непросто. В июле этого года Минц сообщил Высокому суду Лондона, что на повседневные расходы ему требуется больше положенных британским судом £10 000 в неделю. «Целью ареста активов не является заставить ответчиков жить в стесненных обстоятельствах или быть неспособными выполнить обязательства перед третьими лицами», — говорилось в жалобе, поданной в Высокий суд Лондона. В частности, Минцы жаловались на сложности с проведением платежей, возникшие у четырех принадлежащих им отелей в Лондоне, и заморозку счетов управляющей компании, которая управляет семейным трастом Минцев и деньгами сторонних инвесторов.

Узнать больше. Возместить ущерб за счет арестованного судом имущества банкам будет сложно: самые дорогие объекты семье Минца уже не принадлежат, а большинство заложены — вероятно, чтобы затруднить взыскание. О том, как оформлены замки, поместья и офшоры семьи Минцев, арестованные по иску «Траста», мы подробно писали здесь.

Анна Коваленко