The Bell объясняет 15 ноября 2019

Мосбиржа бьет рекорды. Что происходит и сколько можно заработать?

В ноябре индекс Мосбиржи пробил 3000 пунктов. Это исторический максимум. В США каждый рекорд S&P 500 становится едва ли не национальным праздником. Возможно, мы переймем традицию. На российском рынке бум частных инвесторов. В ближайшее время рынок акций может вырасти на 15–20% от текущих уровней. The Bell узнал, как долго продлится рост и что может его остановить. 

Что случилось

Комментируя рекорд Мосбиржи, главный стратег Сбербанка Коул Эйксон назвал российский рынок акций самым доходным в мире. Так ли это? Инвестор, вложивший в российский рынок акций 500 000 рублей в январе 2019 года, уже к ноябрю получил бы 125 000 рублей прибыли, то есть 25%, подсчитала по просьбе The Bell независимый финансовый консультант Наталья Смирнова. А с учетом полной доходности, которая включает и дивиденды, можно было заработать все 40%, посчитал Эйксон. Темпы роста — колоссальные.

Подробно причины эйфории на российском рынке акций мы разобрали здесь и здесь. Для сравнения: американский индекс S&P 500 за первые три квартала 2019 года вырос на 19%, а средняя дивидендная доходность входящих в него компаний ниже 2%.

  • Россияне при деньгах массово бросились торговать акциями. ПИФы показывают слишком низкую доходность, а у доверительных управляющих высокие пороги входа, объясняет их активность глава наблюдательного совета Мосбиржи Олег Вьюгин.
  • За первые десять месяцев 2019 года число уникальных клиентов Московской биржи по сравнению с декабрем 2018-го увеличилось на 93% — при том что до этого рост достигал максимум 23% в год. Почти 40% счетов частных инвесторов — ИИСы (о том, как они устроены, читайте здесь). Год назад их было 35%.
  • Весь рост фактически обеспечили три брокера: «Тинькофф банк» (рост числа счетов за год — 242%), Сбербанк (+91%) и ВТБ (+72%). Они же составляют топ-3 по числу клиентов. Шквал инвесторов от «Тинькофф банка» можно объяснить колоссальными затратами на продвижение: по подсчетам Adindex, в прошлом году банк потратил на него 6 млрд рублей, это на 30% больше, чем в 2017-м.
  • Из-за того что на рынок выходят «обычные» люди, портрет инвестора меняется: его средний счет — 1,6 млн рублей (против 2 млн рублей годом раньше), способ открытия счета — удаленный. Почти 90% клиентов компаний, на которые приходится 90% новых счетов, открывали их именно так.

Расти есть куда. По данным на октябрь 2019 года, частных инвесторов в стране было немногим более 3,3 млн, всего 2,2% населения. При этом доля активных инвесторов (совершающих хотя бы одну сделку в месяц) — всего 8–9,5%. На них приходится около 34% всего объема торгов акциями. Для сравнения: в США акциями владеют 55% граждан, следует из опроса Gallup. Сдерживают рост российского рынка два основных фактора: все еще невысокий уровень финансовой грамотности и бедность.

Не только россияне

Как ни странно, ни кризис 2014 года, ни напряженные отношения с Западом не отвратили от российского рынка иностранных инвесторов. Наоборот, с 2012 года их число выросло почти в семь раз: до 13 000 уникальных инвесторов. Вкладываются преимущественно компании.

Особенно активны американские инвесторы. Во втором квартале 2019 года общая сумма их инвестиций составляла $79,3 млрд. Это почти половина капитализации всего рынка акций. С 2015 года рост составил 58%.

Объем европейских инвестиций падает, но это может быть связано с тем, что многие вкладываются через американские фонды, объясняли The Bell аналитики.

Как долго будет продолжаться эйфория

Пять опрошенных The Bell аналитиков сходятся на том, что рынок будет расти, и называют один и тот же коридор: 15–20% от нынешних уровней.

  • Для оценки полной доходности к этому можно прибавить еще 6% — сейчас это средняя дивидендная доходность российского рынка акций, и нет оснований думать, что в следующем году она будет ниже: поскольку Минфин требует от компаний высоких дивидендов, а инвестировать прибыль в новые проекты они не стремятся, говорит начальник департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс» Игорь Клюшнев. Такой же прогноз дивидендной доходности в следующем году дает и Олег Вьюгин из наблюдательного совета Мосбиржи.
  • «Российский рынок сейчас стоит гораздо меньше, чем должен», — утверждает директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики в УК «Альфа-Капитал» Владимир Брагин.
  • Перегрева на рынке нет и пока не предвидится, говорил The Bell руководитель отдела управления акциями УК «Открытие» Виталий Исаков.

Что дальше

Обрушить рынок могут, например, новые жесткие санкции. В моменте он может уйти вниз на 20%, допускает инвестиционный менеджер «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. Каковы шансы, что санкции введут?

  • Риск, что санкции в ближайшее время введут США, значительно ниже, чем в 2015–2017 годах. До выборов 2020 года нет и не может быть единой позиции по санкциям, утверждает заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований ВШЭ Анастасия Лихачева. С начала года обе палаты США внесли в общей сложности семь законопроектов, но ни один из них не стал законом, напоминает советник коллегии адвокатов Pen & Paper Сергей Гландин. Вероятность того, что хотя бы один (например, акт об энергетической безопасности Европы от России) все-таки станет, Гландин называет «близкой к нулю». Управление по контролю за иностранными активами (OFAC) минфина США могло бы включить кого-то из влиятельных россиян в уже существующий санкционный список. Но OFAC, по мнению Гландина, сейчас занято в основном Ираном.
  • Великобритания — 50/50. В составе ЕС Великобритания не имеет права на собственную санкционную политику, а после Брекзита она будет поглощена внутренними проблемами, и вряд ли у нее будет время на принятие серьезных антироссийских мер, считает Анастасия Лихачева. А вот Гландин из Pen&Paper с этим не согласен: в Великобритании уже есть необходимые документы для введения санкций против России, и после Брекзита (новый дедлайн — конец 2020) их могут принять, они впишутся в общий тренд на борьбу с «грязными» деньгами, считает Гландин.
  • Гораздо большую опасность для российского рынка представляет глобальная торговая война, говорит Анастасия Лихачева. Она гораздо лучше вписывается в предвыборную кампанию Трампа — в связке с идеей создания рабочих мест для простых американцев. Эскалация возможна, но непредсказуема, тут нет четкой процедуры, в отличие от ситуации с санкциями.

Российский рынок акций выглядит привлекательным в моменте. Но на длинном горизонте, конечно, все не так однозначно. Формально человек, вложивший в российские бумаги 500 000 рублей в 1997 году, за 22 года увеличил бы капитал в 30 раз. Но в 1998 году произошла деноминация рубля: он обесценился к доллару примерно в 10 раз. То есть в реальности капитал нашего инвестора увеличился всего в три раза, а реальный рост составил 13–14% годовых. Это немногим больше доходности S&P 500. При этом риски в России, конечно, выше, заключает Наталья Смирнова.

Из-за обесценивания рубля индекс РТС (рассчитывается почти так же, как индекс Мосбиржи, но в долларах) лучше отражает ситуацию в экономике, добавляет Смирнова. Он учитывает обесценивание рубля к доллару, а значит, более точно показывает, на какие товары с иностранной составляющей и траты за рубежом может хватить заработанных денег.

На какой индекс ориентироваться, зависит от горизонта инвестиций, говорит Владимир Брагин из «Альфа-Капитала»: те, кто купил активы давно, ориентируются на индекс РТС. Те, кто вложился в акции в последние годы, — на индекс ММВБ, поскольку рубль не так волатилен, как раньше.

Анастасия Стогней