Вечерняя Рассылка 26 августа 2019

Минэкономики спрогнозировало кризис, герой дела Голунова в «Газпроме» и новые споры о Superjet

Минэкономики обновило свой прогноз. Доходы населения не вырастут, а кредитование перестанет расти — и может обрушить ВВП

Беспокойство Владимира Путина о доходах  населения возникло не на пустом месте — как выяснилось, Минэкономики пересмотрело почти все свои прогнозы на 2019–2020 годы в сторону ухудшения. Доходы населения в 2019 году снова не вырастут, в 2020 году экономика будет расти медленнее, чем предполагалось, а рост потребительского кредитования почти остановится — и потянет за собой потребительский спрос, следует из новых цифр.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.

Плохие цифры. Экономисты с начала года ругают Минэкономики за чрезмерно оптимистичные прогнозы — и сегодня министр Максим Орешкин представил новый прогноз, в котором цифры приблизились к реальности. Министерство ухудшило все свои прогнозы на 2019–2020 год. Подробно с цифрами ознакомился РБК. «Называя вещи своими именами, это кризисный сценарий», — прокомментировал новый прогноз экономист Кирилл Тремасов, отвечавший за макропрогнозирование в предыдущем составе Минэкономики.

  • ВВП в 2019 году вырастет на 1,3% (прогноз не поменялся), а в 2020 году — на 1,7% вместо 2%.
  • Прогноз роста реальных располагаемых доходов населения на 2019 год снижен в 10 раз — с 1% до 0,1%. Таким образом, Минэкономики уже сейчас признает, что доходы россиян не вырастут шестой год подряд (в 2018 году Росстат со второго раза насчитал такой же символический рост на 0,1%).
  • Рост инвестиций в 2019 году составит 2% вместо 3,1%, в 2020 году — 5% вместо 7%.
  • Рост розничной торговли — 1,3% вместо 1,6% в 2019 году и 0,6% вместо 2,1% в 2020-м.
  • Инфляция — 3,8% вместо 4,3% в 2019 году и 3% вместо 3,8% в 2020-м.
  • Отдельное внимание Орешкин уделил своей любимой теме — росту потребительского кредитования. Нынешнюю ситуацию на рынке экономисты министерства описывают как «плохое равновесие»: высокие темпы роста кредитования поддерживают цены, а ЦБ вынужден держать ставку на высоком уровне. В июне Орешкин говорил, что весь рост ВВП в первом квартале был обеспечен необеспеченным розничным кредитованием.
  • В прогнозе описывается  два сценария. При базовом в 2020 году рост потребкредитования упадет до 4% (с 22–24% в 2018 году), но возможен и сценарий его «внезапной остановки». Такой сценарий будет иметь самые негативные последствия для ВВП — в 2021 году вместо роста на 3,1% он упадет на 0,6%. Но этот сценарий на своем брифинге Максим Орешкин назвал маловероятным.

Риски. Ключевыми рисками для экономики в прогнозе названы глобальная рецессия, неконтролируемое развитие кредитного цикла, а также пробуксовка структурных реформ. При этом даже базовый сценарий прогноза (то есть перечисленные выше не очень оптимистичные цифры) исходит из того, что в России будет успешно проведена реформа контроля и надзора, реализован правительственный план улучшения делового климата, принят закон о защите капиталовложений, сформированы региональные программы инвестразвития и произойдет «повышение доверия к правоохранительной системе».

В контексте. Цифры, названные Орешкиным, объяснили недовольство Владимира Путина темпами роста доходов граждан, высказанное сегодня днем на совещании с экономическим блоком правительства. «Реальные доходы людей растут медленно. Такое положение дел не может не вызывать беспокойство», — сказал Путин. Его можно понять — стагнация доходов россиян напрямую связана с падением рейтинга самого президента.

Прогноз Минэкономики можно считать верхней планкой реального положения в экономике — лучше точно не будет, а хуже — вполне возможно. Даже если зажмуриться и представить, что все условия, которые перечисляет Минэкономики (в том числе «повышение доверия к правоохранительной системе»), выполнены, остается главный риск — глобальная рецессия, первые признаки наступления которой мы уже видим в США. Если этот риск реализуется, прогноз снова придется переписывать.

ДЕНЬГИ

Рынок утешился, чем было

После пятничного демарша Дональда Трампа и неутешительного саммита G7 американскому рынку нужен был хоть какой-нибудь хороший сигнал — и он его расслышал даже там, где пришлось прислушиваться. Сегодня днем по Москве Трамп, который продолжает заседать на саммите G7 в Биаррице, заявил, что Китай «отчаянно хочет» заключить с США новую торговую сделку, потому что американские пошлины жестоко ударили по стране. При этом он процитировал главного китайского переговорщика Лю Хэ, который утром заявил, что Китай хочет «решить проблемы с помощью консультаций и переговоров в спокойном тоне». Этого обмена заявлениями американскому рынку хватило, чтобы начать немного восстанавливаться после пятничного падения — на 20:30 мск индекс S&P 500 прибавлял 0,9%, Nasdaq Composite — 1,1%.

Плохой самолет или «неумелый менеджмент»

Расследование авиакатастрофы Sukhoi Superjet 100 в Шереметьево не завершено, но, не дожидаясь его результатов, от самолета уже отказался единственный иностранный заказчик. В Объединенной авиастроительной корпорации, кажется, нашли виноватого. Плохому PR самолета немало посодействовал «Аэрофлот», самый крупный эксплуатант, объявил сегодня советник гендиректора ОАК Борис Алешин. «Когда случилась катастрофа, вдруг „Аэрофлот” рассказал всему миру, что самолет — дрянь, по-русски говоря, и во всем виноват самолет, — заявил он. — Мы не сказали ни одного слова в адрес ни „Аэрофлота”, ни пилотов, ни подготовки в „Аэрофлоте”, ни тех проблем, которые „Аэрофлот” сам породил за счет неумелого менеджмента». Из предварительного отчета по расследованию катастрофы в Шереметьево действительно не следовало, что подвела техника. Но и негативный PR самолету был обеспечен задолго до трагедии: настоящей проблемой оказалась неспособность обслуживать самолет — мексиканскому лоукостерому Interjet, который выставил свои SSJ на продажу, до этого пришлось в буквальном смысле разобрать большую часть купленных в России самолетов на запчасти.

СИГНАЛЫ 

Увольнение или вывод из-под удара

Из ФСБ сегодня поступил противоречивый сигнал. Сначала РБК сообщил, что один из фигурантов расследования Ивана Голунова о похоронном бизнесе — помощник главы УФСБ по Москве подполковник Марат Медоев лишился своей должности. Но следом Русская служба Би-би-си уточнила, что Медоев не уволен в никуда, а прикомандирован от ФСБ к службе безопасности одной из структур «Газпрома» (а именно к «Мосэнерго»). При этом, утверждает со ссылкой на свои источники издание, он остается на службе в московском отделении ФСБ. Представитель «Газпрома» говорит, что ему о таком назначении неизвестно, и в телефонном справочнике концерна такой фамилии нет. Марат Медоев работал помощником главы управления ФСБ по Москве и Московской области Алексея Дорофеева. В расследовании Голунова утверждалось, что люди, близкие к Дорофееву и Медоеву, контролируют столичный и подмосковный похоронный рынок. А сам журналист именно с этим расследованием связывал возможные причины своего громкого задержания с подбрасыванием наркотиков.

ПРАКТИКА

Сколько стоит слежка

Компании, производящие софт для слежки, не могут не стать звездами на бирже — и конечно, в Китае, где у них есть заказчик с огромными аппетитами, это должно было произойти раньше всего. Главный хит конца этого лета на гонконгской бирже — IPO компании Megvii Technology, второго игрока на китайском рынке технологий для распознавания лиц, который подал документы на размещение в воскресенье. В числе акционеров Megvii — Alibaba Group, объем размещения может составить $1 млрд, а оценка компании в последнем частном размещении — $4 млрд.

$100 млн на экологичном постельном белье

Но есть и более мирные перспективные ниши — хотя трудно сказать, достаточно ли высок у нас уровень экологической сознательности, чтобы эта идея считалась перспективной для России. В США точно является — стартап Boll & Branch, продающий постельное белье из органического хлопка, в очередном раунде финансирования привлек $100 млн. Оценка компании не раскрывается, но она вполне могла превысить $1 млрд. Boll & Branch утверждает, что полностью контролирует процесс производства от хлопкового поля до розницы, и гарантирует достойные условия труда всех людей, занятых в процессе, и отсутствие вреда для окружающей среде.

Петр Мироненко