Эксклюзив 28 февраля 2019

Миллиарды остались в 90-х: история умершего основателя «Союзконтракта» Михаила Любовича

В понедельник, 25 февраля, умер сооснователь знаменитой компании «Союзконтракт» Михаил Любович, рассказали The Bell бывший вице-президент «Союзконтракта» Николай Коварский и экс-совладелец компании Юрий Рыдник. Второй основатель «Союзконтракта» Алексей Гольдштейн скончался в июне прошлого года. В 1990-е фирма Любовича и Гольдштейна была легендой российского бизнеса. «Союзконтракт» поставлял в страну 60% импортного продовольствия, а оборот фирмы на пике превышал немыслимую тогда в России цифру $1 млрд в год. Но перехода на новый уровень бизнеса в середине 90-х компания не пережила.

Молниеносный старт

Совместный бизнес Любович и Гольдштейн начали еще в 1991 году, писал Forbes: выпускники МИСиС сначала привозили в страну сантехнику и счетчики купюр, которые покупали в Европе на торгах у компаний-банкротов, затем занялись поставками голландского спирта Royal, дешевого заменителя водки, а когда Royal запретили — водки «Зверь», которая делалась из того же спирта Royal в Голландии. Всего фирма поставляла в Россию 200 наименований товаров, но миллиардные обороты и славу «Союзконтракту» принесли куриные окорочка. К 1996 году компания поставляла каждую третью куриную ножку, продаваемую в России.

Телереклама «Союзконтракта» с летящими по небу окорочками стала одним из главных символов 1990-х. Почти таким же символом была реклама дешевого аналога кока-колы — «Херши колы». Рекламировался «Союзконтракт» с масштабом: в роликах «Херши» снимался теннисист Евгений Кафельников — одна из главных спортивных звезд того времени. На корте теннисист выступал с нашивкой «Союзконтракт» — фирма Любовича и Гольдштейна подписала с Кафельниковым первое подобное спонсорское соглашение в России.

Деньги на рекламу у «Союзконтракта» были: в первой половине 90-х оптовая торговля была главным бизнесом в России, а импортные продукты — одним из главных товаров.

  • В 1995 году доля импорта на полках магазинов составляла 54%, а «Союзконтракт» контролировал до 60% поставок из-за границы.
  • В 1994 году Россия занимала третье место по объемам импорта куриных ножек из США, которые еще долго называли «ножками Буша».
  • Еще в начале 2000-х на импортное мясо птицы приходилось 50% российского рынка.

Растущий бизнес, завязанный на импорте, требовал связей на таможне. Для «Союзконтракта» окном через границу стал морской порт Санкт-Петербурга. В 1992 году новым партнером компании стал петербургский оптовик Юрий Рыдник. А еще спустя год к ним присоединился Сергей Попов, которого считали одним из лидеров подольской ОПГ. Олег Дерипаска в 2012 году в лондонском суде называл Попова криминальным авторитетом и обвинял в вымогательстве вместе с Михаилом Черным и Антоном Малевским.

Попов помог сооснователям наладить работу «Союзконтракта» в петербургском порту — ключевой точке в цепи поставок фирмы, через которую в Россию шла большая часть импортных товаров. «Мои возможности, связи в разных кругах, конечно, глупо было не использовать», — скромно говорил Попов Forbes. Свое якобы криминальное прошлое он отрицал, ссылаясь на то, что суд оправдал его по делу о вымогательстве.

Раскол

В середине 1990-х российский бизнес менялся: миллионеры, заработавшие первые состояния на банках и оптовой торговле, начали вкладывать деньги в приватизацию госпредприятий и новые инвестпроекты. Интересы основателей «Союзконтракта» тоже заметно расширились. Компания вложилась в комплекс теплиц, купила Волоколамский мясоперерабатывающий завод, долю во фруктовой компании JFC, несколько зданий в историческом центре Санкт-Петербурга и 50% петербургского оборонного предприятия «Северная верфь», на котором планировала построить собственный мини-порт. За контроль над предприятием «Союзконтракту» пришлось бороться с Владимиром Потаниным.

Одновременно Гольдштейн, писал Forbes, предлагал вложить $500 млн в производство собственных продуктов питания. Наконец, «Союзконтракт» занялся сотовой связью: компания вместе с американской Motorola и фондом Omni Capital Partners стала владельцем 60,6% акций петербургского оператора FORA Communications и купила 35% компании областного оператора «Облком». Обе компании «Коммерсант» называл в числе конкурентов «Северо-Западного GSM» — будущего «Мегафона».

Но все планы обрушились из-за конфликта внутри компании. В 1997 году из «Союзконтракта», в которой на тот момент работало 3,5 тысячи человек, ушли Рыдник, Романов и две сотни сотрудников из санкт-петербургского и нью-йоркского офисов компании. Вместе с Рыдником «Союзконтракт» потерял и петербургскую часть бизнеса, и выход на губернатора Владимира Яковлева, которого на выборах в 1996 году поддерживал Рыдник, и финансовую опору. БалтОНЭКСИМбанк Потанина и Михаила Прохорова, в котором петербургский бизнесмен был председателем совета директоров, перестал кредитовать компанию. Сам Рыдник на основе питерского офиса «Союзконтракта» создал конкурента бывшим партнерам — «Балтийскую группу», поставлявшую продукты через петербургский порт и цепочки, выстроенные еще в «Союзконтракте».

Причиной конфликта стали «огромные по тем временам деньги», рассуждает сейчас Рыдник в разговоре с The Bell. «Уже на 1995 год «Союзконтракт» была самой крупной частной компанией в России с выручкой больше $1 млрд и примерно миллионом метрических тонн курицы, ввозимой ежегодно, — вспоминает он. — Но мы были молоды, нам не было и 30, мы мало что умели, не хватало опыта. И распорядиться деньгами грамотно не вышло, мы по-разному смотрели на вещи».

Еще до конфликта, в 1997 году, компания начала показывать не те финансовые результаты, что двумя годами раньше, продолжает Рыдник. К 1998 году долг «Союзконтракта», по данным Forbes, составлял $200 млн. Деньги занимали у знакомых Попова — Олега Дерипаски и Искандера Махмудова. Потом за долги они получили долю в компании, рассказывал изданию Попов. Через некоторое время и Гольдштейн, и Любович покинули «Союзконтракт». Вскоре новые владельцы уступили остатки бизнеса Попову целиком.

«Союзконтракт» просуществовал как минимум до 2008 года. Еще в 2006 году компания оставалась одним из крупнейших импортеров мяса птицы, но с ростом импортозамещения этот бизнес перестал быть выгодным. Одним из осколков «Союзконтракта» стала ассоциация «Союзконтракт-табак» — российский дистрибутор болгарских сигарет, владевший двумя фабриками в родном для Сергея Попова Подольске, а в начале 2000-х даже пытавшийся вместе с Михаилом Черным купить болгарский «Булгартабак».

После «Союзконтракта»

И Гольдштейн, и Любович после ухода из «Союзконтракта» не ушли из продуктового бизнеса, но добиться успехов, сопоставимых с их первым делом, не удалось ни им, ни Рыднику и Романову.

Михаил Любович, по данным базы «СПАРК-Интерфакс», после раздела «Союзконтракта» остался владельцем небольшого складского комплекса в подмосковном Одинцово, оптовой компании «Вега-Терминал» и одинцовского Мясомолочного комбината №1.

Алексей Гольдштейн, по данным Forbes, торговал мясом и рыбой, затем планировал наладить производство энергооборудования. В конце 90-х Гольдштейн создал новую торговую компанию вместе с партнером Кириллом Ефремовым. В 1998 году Ефремов был убит, и в убийстве обвинили Гольдштейна. Бизнесмен уехал в Европу, но в 1999 году был задержан в Германии и депортирован в Россию. По словам знакомого Гольдштейна, после депортации он задержался в тюрьме всего «на годик», но серьезным бизнесом уже не занимался. В 2008 году основатель «Союзконтракта» рассказал историю компании Forbes, а в 2018 году — умер от инсульта, рассказывает его знакомый.

Юрий Рыдник остался президентом и совладельцем БалтОНЭКСИМбанка, основным акционером которого был партнер «Союзконтракта» по «Северной верфи», «Интеррос». В конце 1998 года журнал «Профиль» называл Рыдника «питерской тенью Владимира Потанина». До 2000 года Рыдник был председателем совета директоров «Северной верфи», затем — депутатом заксобрания Санкт-Петербурга, но в итоге был лишен полномочий. Сейчас Рыдника пытается обанкротить его же бывший банк,  в 2015 году попавший под санацию.

После раздела «Союзконтракта» Рыднику достались и сотовые активы группы, объединенные в компанию «Телеком XXI век». В 1998 году он продал их управляющему фонда IPOC Джеффри Гальмонду, за которым, как считается, стоял будущий министр связи РФ Леонид Рейман. Впоследствии эти активы были куплены МТС и легли в основу ее петербургской сети. В 2006 году министра Реймана в цюрихском суде обвиняли в том, что он принудил МТС купить «Телеком XXI век», отказывая ей в выделении лицензии на Петербург.

Константин Романов в течение всех 2000-х ежегодно упоминается в светской хронике «Коммерсанта» как диджей на куршевельских вечеринках Михаила Прохорова. РБК писал, что Романов работал заместителем гендиректора «Норникеля». Сейчас ему принадлежит 40% акций компании KVP Group, которая скупает и роботизирует ломбарды в Москве и выпускает собственную криптовалюту, обеспеченную выкупленным из ломбардов золотом.

Валерия Позычанюк