Новости 8 октября 2019

Майклу Калви продлили домашний арест до января

Майклу Калви и другим фигурантам дела Baring Vostok продлили действующие меры пресечения еще на 3 месяца. Следствие планирует завершить дело до конца года и предъявить фигурантам окончательные обвинения.

Детали

  • Следствие просило продлить домашний арест основателю фонда Майклу Калви и партнеру Baring Vostok Филиппу Дельпалю до 13 января. А экс-главе банка «Восточный» Алексею Кордичеву (он единственный признал вину и пошел на сотрудничество со следствием, сейчас также находится под домашним арестом), обвинение попросило провести психиатрическую экспертизу. Она уже началась, и специалисты должны выяснить, страдает ли обвиняемый каким-либо хроническим неврологическим заболеванием. Зачем это нужно следствию, пока неясно.
  • Защита настаивала на том, чтобы отпустить Дельпаля и Калви под залог в 5 млн рублей за каждого или освободить с условием запрета определенных действий. 
  • Дельпаль просил суд разрешить ему выезжать из дома, чтобы работать во франко-российской промышленной палате. 
  • Завтра суд также рассмотрит ходатайства о продлении ареста Максиму Владимирову, Вагану Абгаряну и Ивану Зюзину. 
  • UPD: В Baring Vostok не согласны с решением суда о продлении меры пресечения Калви и Дельпалю.
  • Цитата. «Суд идет на поводу у следствия, которое затягивает дело для оказания давления на наших сотрудников и полностью игнорирует позицию защиты. Заявления следствия о том, что отрицание вины нашими коллегами и широкое освещение этого резонансного дела в прессе являются ключевыми причинами продления ареста наших коллег, могут вызвать только крайнее изумление. При этом мы убеждены, что в конечном итоге невиновность наших коллег будет установлена», — заявил The Bell представитель инвестфонда.
Узнайте, во сколько вам обойдутся последние заявления властей, - в e-mail рассылке The Bell

Контекст. Всем шестерым обвиняемым вменяется хищение у банка «Восточный» 2,5 млрд рублей (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Деловое сообщество (даже официальные лица) неоднократно говорили об абсурдности обвинений. Разобраться быстрее с делом Майкла Калви просит министр экономического развития Максим Орешкин, а глава Счетной палаты Алексей Кудрин заявлял, что арест Калви стал «шоком для экономики» и привел к двойному оттоку капитала из России.

«Дело Калви» тянется с февраля, за это время произошло много событий — и в жизни фигурантов, и в жизни самого банка «Восточный», вокруг которого и разгорелся конфликт. The Bell вспомнил главные эпизоды прошедших месяцев.  

Аветисян получил контроль над «Восточным». Ключевое событие в жизни «Восточного» с момента задержания Калви — исполнение спорного опциона Baring Vostok в конце июня (об опционе договорились при слиянии «Юниаструма» и «Восточного», но затем фонд отказался его исполнять — по его утверждению, за период между соглашением о слиянии и фактическим объединением Аветисян вывел из банка активы). После этого фонд лишился 10% акций банка и контроль над ним фактически перешел к стороне Аветисяна. Решение о том, что опцион надо исполнить, ожидаемо принял Арбитражный суд Амурской области по ходатайству структуры Аветисяна «Финвижн» — но затем поддержал и лондонский арбитражный суд, LCIA. Еще до решения обоих судов об опционе сторона Аветисяна попыталась сменить главу совета директоров «Восточного», писал The Bell, — но удалось это только после исполнения опциона. Совет директоров возглавила вышедшая из «Юниаструма» Светлана Труханович.  

«Восточный» и Baring Vostok обменялись миллиардными исками. Вскоре после того, как сторона Аветисяна получила контроль над «Восточным», миноритарий банка и бывшая сотрудница Baring Vostok Марина Ушакова подала в амурский суд иск к «Восточному» на 1,7 млрд рублей (на эту сумму «Восточный» якобы совершил несколько убыточных сделок непосредственно перед слиянием).  Через месяц после этого банк подал в тот же суд иск к Evison, кипрской структуре Калви, на 10 млрд рублей. Часть претензий совпадает с теми, что фигурируют в основном уголовном деле: заключение «фиктивных» договоров с Национальной службой взыскания и увольнение сотрудников «Юниаструма» после слияния банков. 

Этим новые судебные разбирательства не ограничились: кипрская структура фонда, Evison, через Нью-Йоркский суд добилась раскрытия счетов Аветисяна в Deutsche Bank перед лондонским судом. По мнению защиты Калви, эти счета могли содержать признаки вывода активов, сторона Аветисяна утверждает, что никаких счетов в Deutsche Bank не было ни у него, ни у других бенефициаров «Финвижн».  

Спорную оценку акций пересчитали. Экспертиза посчитала стоимость пакета акций IFTG, разные оценки которой легли в основу формального обвинения по «делу Калви» в России. По версии следствия, бумаги стоили 600 тыс. рублей, сторона защиты настаивала на оценке порядка 3 млрд рублей. Новая независимая экспертиза, которую заказало само же следствие, показала: акции стоили 3,8 млрд рублей (из-за ограничений в уставе «Восточный» мог рассчитывать лишь на 260 млн — но их устранили осенью 2018 года). Банк этой экспертизе не верит, говорит, что она противоречит выводам аудиторов из «большой четверки», — и хочет потребовать проверки теперь уже компании, которая делала новую экспертизу. 

Все вступились за Калви – но помогло это лишь отчасти. Калви получил поддержку на самом высоком уровне, причем многие высказывались открыто — и сразу после ареста, и на июньском ПМЭФ, где многие выступали со значками в поддержку Baring Vostok. О том, чтобы Калви отпустили под домашний арест, ходатайствовали многие его влиятельные знакомые, включая главу РФПИ Кирилла Дмитриева и главу «Роснано» Анатолия Чубайса, рассказывали источники The Bell. На недавнее собрание акционеров Baring Vostok приехал глава Минэка Максим Орешкин — его пригласил сам фонд, поскольку инвестклимат — его епархия, говорил The Bell источник, знакомый с организацией собрания. Вся эта поддержка помогла Калви выбраться из СИЗО — но не избавила его от уголовных претензий. 

Точку в корпоративной стороне дела должен поставить суд в январе 2020 года. Лондонский суд должен будет решить, была ли у опциона юридическая сила (поэтому фонд настаивает, что нынешнее решение по поводу этого опциона — сугубо процедурное). Инициатором лондонского разбирательства против Юсупова и Аветисяна был Baring Vostok.

 

Лада Шамардина, Анастасия Стогней