Лучшие лонгриды 2017 года

Вечерняя Рассылка — 5 января 2018 Родченков, Вайнштейн, Каланик и другие герои года — в лучших текстах мировых СМИ

Фото: PXhere

Едва ли не каждое второе расследование в прошлом году было посвящено Дональду Трампу и вмешательству России в американские выборы. Но мы расскажем вам о текстах, которые запомнились нам самим.

Самые таинственные хакеры

Выбрать лучший текст года про хакеров нелегко: их было много, самых разных и интересных — чего стоит хотя бы история о том, как «мужчины в темных костюмах» в московском «Президент-отеле» похитили у французского программиста один из элементов будущих вирусов NotPetya и BadRabbit. Но мы выбрали более важную — рассказанную The New York Times историю до сих пор нераскрытой группировки Shadow Brokers, которая с августа 2016 года вывешивает в открытом доступе коды T.A.O. — секретной программы кибероружия АНБ. Код, опубликованный Shadow Brokers, был использован едва ли не во всех громких атаках 2017 года, начиная с вируса WannaCry, нанесшего ущерб на $8 млрд. Эдвард Сноуден связывает Shadow Brokers с Россией, а АНБ до сих пор ищет в своих рядах предателя.

Самый интересный дневник

Бывший начальник российской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков во второй половине 2017 года стал, наверно, самым обсуждаемым за границей русским после Владимира Путина, а документальный фильм с его участием — хитом Netflix. Текстов про допинговую систему в российском спорте были десятки, но самым запоминающимся стал опубликованный в конце ноября, за неделю до олимпийского запрета, дневник Родченкова времен Сочи-2014, в котором тот подробно описал, как готовил для российских спортсменов коктейль «Дюшес» из стероидов с вермутом и обсуждал это с министром спорта Виталием Мутко.

Самое смелое расследование

«Новая газета» расследовала преследование геев в Чечне весь год. Первая статья, в которой рассказывалось об охоте на гомосексуалов по всей республике, пытках и бессудных расстрелах, вышла еще в апреле. После этого части героев публикации удалось спастись от преследований, уехав из России — и в декабре они подробно рассказали «Новой» о том, как пытались выживать в Чечне.

Самая обсуждаемая тема

Вряд ли мы здесь вас удивим, но не назвать в числе расследований года тексты о голливудском продюссере Харви Вайнштейне было бы странно. Первый был опубликован в The New York Times, второй – через несколько дней в журнале The New Yorker. С октября тема сексуальных домогательств и насилия Вайнштейна и харассмента вообще стала главной не только в американских, но и в других мировых СМИ и соцсетях, отодвинув на второй план даже скандалы вокруг Дональда Трампа. Перечислять всех знаменитостей (и не только), которые с тех пор назвали себя жертвами или были обвинены в домогательствах, – не имеет смысла, достаточно вбить хэштег #MeToo в твиттере или поисковике.

Самый громкий политический скандал

Политический скандал года, если не десятилетия — о российском вмешательстве в американские выборы — начался с хакерских атак на Национальный комитет Демократической партии США. Из-за взломов в открытом доступе оказались десятки тысяч документов и писем функционеров Демпартии и сторонников Хиллари Клинтон. Сама Клинтон в публичных выступлениях неоднократно утверждала — если бы не «русские хакеры», победа на выборах осталась бы за ней. Все это послужило причиной самого мощного со времен падения СССР роста антироссийских настроений в США и в мире. Непонятным во всей это истории оставалось только одно – почему американские спецслужбы так уверены, что за атакой стояла именно Россия, и есть ли у них какие-то доказательства. Расследование The Bell, которое широко цитировалось в американских СМИ, отвечает на эти вопросы.

Самый скандальный бизнесмен

Основатель Uber Трэвис Каланик в этом году серьезно испортил жизнь своей компании — из-за скандалов 2017 года самый дорогой американский стартап может подешеветь на $20 млрд. Незаконная слежка за конкурентами, открытый обман чиновников и собственных водителей и, конечно, сексуальные домогательства — перечислять скандалы вокруг Каланика трудно, потому что правил, которые основатель Uber не попытался бы нарушить, почти нет. В апреле он был вынужден покинуть компанию — и NYT проследила долгий путь Каланика от успеха к катастрофе.

Самая прибыльная индустрия

Российские медиа эту историю по понятным причинам не заметили, но мы решили не пропускать: Bloomberg Businessweek очень увлекательно рассказывает о специфической и во все времена крайне высоко оплачиваемой касте лондонских судебных клерков. Вы знали, например, что типичному представителю британской судебной палаты приходится по несколько раз за карьеру менять собственное имя? Если при трудоустройстве в конторе служит человек с таким же именем и фамилией, новобранец, которого дома продолжают называют Марком, становится, к примеру, Алексом. Это делается исключительно для удобства клиентов, чтобы избежать путаницы при соединении с сотрудником конторы по телефону. Эти и другие неудобства жизни судебных клерков с головой компенсируют зарплаты в полмиллиона фунтов в год.

В следующий раз рассылка The Bell придет вам 7 января, а с 9 января мы с вами каждый день утром и вечером.

Петр Мироненко, Ирина Малкова, The Bell