Новости 7 ноября 2019

Небанковские компании Сбербанка будут стоить как сам Сбербанк

Зампред правления Сбербанка Лев Хасис в четверг, выступая на пресс-завтраке, очертил главные направления развития экосистемы госбанка. Это переход на единый ID клиента и единый биллинг, а в части инвестиций — покупка не только лидеров рынка, но и не самых сильных игроков в востребованных секторах, где пока велика роль офлайна. Небанковский бизнес в перспективе будет стоить как основной, уверен он.

Что случилось? Сбербанк уже несколько лет говорит о том, что его цель — превратиться из традиционного банка в IT-компанию и создать собственную экосистему для миллионов россиян. Для этого банк начал скупать стартапы, а с этого года — и доли в крупных IT-компаниях: в апреле этого года Сбербанк объявил о покупке 45% доли в Rambler Group, а в конце октября — о намерении приобрести крупный пакет в Mail.Ru Group. Все это нужно, чтобы построить крупнейшую в России экосистему сервисов.

В Сбербанке делают ставку на то, что стоимость его побочных бизнесов в итоге «будет соизмеримой со стоимостью Сбербанка», заявил журналистам первый зампред правления Сбербанка Лев Хасис. Текущая капитализация Сбербанка превышает 5,4 трлн рублей.

Планы. Хасис также рассказал, как именно будет работать цифровая экосистема Сбербанка и по какому принципу банк выбирает компании для инвестиций.

  • Вся экосистема Сбербанка будет основана на Сбербанк ID — «не может быть экосистемы, в которой у каждого сервиса свой товарный знак». Логин и пароль от «Сбербанк Онлайн» уже сейчас работает как единый ID на трех десятках дочерних и партнерских сайтов.
  • Биллинг будет общим — с едиными и очень жесткими требованиями по кибербезопасности: «Мы маниакально сфокусированы на этом».
  • Сервисы экосистемы будут максимально интегрированы — чтобы пользователь «смотрел фильм в «Окко» и получал бесплатный гамбургер». «Вы не только смотрите фильм и получаете бургер, но и останавливаете кадр и можете купить футболку как у Роберта Де Ниро и посмотреть, что за мебель в кадре, — вот так это как-то должно работать», — описал Хасис. Приложение Sloy для распознавания одежды по фото и видео недавно запустил «Яндекс».
  • Делать суперприложение как единую точку входа для всех сервисов госбанк пока не планирует, сказал Хасис: «Сбербанк Онлайн» «пока очень высокое положение занимает как приложение». Но в банке смотрят и на китайский опыт экосистем WeChat и Alipay, признал он. На сентябрь 2019 года «Сбербанк Онлайн» ежемесячно пользовались свыше 50 млн человек, а ежедневно — 20 млн. Приложение госбанка установлено в смартфоне каждого третьего жителя России.

Неполный список компаний, которые могут предоставить Сбербанку компании, в которых у него есть доля или право управления

Деньги. Инвестиции Сбербанка в небанковский бизнес составили всего 3% чистой прибыли за трехлетний период, или $1 млрд, раскрыл Хасис. В масштабах банка «это почти экономическая погрешность», говорит Хасис: другие компании, возможно, тратят на свои экосистемы меньше в абсолютных значениях, зато гораздо больше — в относительных.

Покупки. Стратегия приобретений Сбербанка заключается в выборочных покупках «самых частотных и востребованных сервисов, которыми люди пользуются каждый день». Еда, такси, рестораны и их сервис — рынки на триллионы рублей, развлечения — то, на что люди тратят время каждый день, перечислил Хасис.

Банк не всегда стремится покупать лидеров рынка: «Мы лучше купим игрока номер три и сделаем его лидером за меньшие деньги». В пример Хасис привел покупку онлайн-рекрутера Rabota.ru — третьего в России после HeadHunter и Superjob. «Если покупка лидера обойдется нам в миллиард долларов, а вырастить лидера из конкурента — дешевле, то мы не видим смысла тратить лишнее», — объяснил Хасис. Но есть рынки, на которых инвестиции в лидеров обоснованы, считает он: например, доставка еды и вложения в Delivery Club, который «на порядок опережает конкурентов и имеет очень сильную команду», говорит первый зампред Сбербанка.

Узнать больше. В Азии уже больше пяти лет эффективно работает стратегия создания суперприложений, позволяющая крупным корпорациям не выпускать пользователя из своей экосистемы и собирать все их данные. The Bell объяснял, как устроены суперприложения в мире и почему именно они подходят для реализации амбиций Сбербанка. О смысле последней большой сделки Сбербанка — покупки у Газпромбанка его доли в Mail.Ru Group — мы рассказывали здесь.

Валерия Позычанюк, Сергей Смирнов