The Bell объясняет 27 июня 2019

«Кто-то мстит за то, что я смел иметь собственное мнение»: основателя «Рольфа» преследуют по сомнительной статье

Без громких уголовных дел в России теперь не проходит и недели — сегодня ФСБ и СК провели обыски в группе компаний «Рольф» и дома у ее менеджеров по делу о незаконном выводе 4 млрд рублей за границу. Подозреваемым по делу проходит сам основатель «Рольфа», бывший депутат Госдумы Сергей Петров, который на момент обысков находился за границей и теперь не собирается возвращаться в Россию. Петров связывает обвинения либо с попыткой рейдерского захвата, либо со своей политической позицией, а юристы называют статью, которая ему предъявлена, спорной.

Узнайте секреты главных стартапов планеты - в e-mail рассылке The Bell.

Что случилось

  • Сотрудники ФСБ и следователи СК пришли с обысками в центральный офис «Рольфа», в его дилерские центры и домой к топ-менеджерам компании сегодня утром. Как сказал The Bell сам Сергей Петров, обыски прошли и дома как минимум у шести сотрудников «Рольфа»: «Пришли к людям домой, подняли детей. Совершенно избыточные действия, при том что речь идет о деле 2014 года, когда у компании был абсолютно другой менеджмент».
  • Как выяснилось из сообщения СК, выпущенного во второй половине дня, подозреваемым по делу проходит сам Петров — как фактический владелец и руководитель компаний «Рольфа». Как сказал Петров «Ведомостям», кроме него в числе подозреваемых — Татьяна Луковецкая, занимавшая пост гендиректора «Рольфа» в 2014 году, и директор департамента анализа и развития бизнеса «Рольфа» Анатолий Кайро. И сам Петров, и Луковецкая находятся за границей, добавил он. В Россию основатель «Рольфа» возвращаться не собирается.
  • Расставшись в 2016 году с полномочиями депутата, в 2016 году Петров проводил большую часть времени за границей. От операционного руководства компанией он отошел еще в 2006 году, когда решил пойти в Думу. Но в 2018 году на фоне углубления кризиса на авторынке Петров вернулся в компанию, возглавив ее совет директоров.

Суть дела

  • Петрову и менеджерам «Рольфа» вменяют статью 193.1 УК — «Совершение валютных операций с нерезидентами с использованием подложных документов». Если такое преступление совершено группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере (свыше 45 млн рублей), наказание — от 5 до 10 лет лишения свободы и штраф до 1 млн рублей.
  • В СК утверждают, что в 2014 году Петров при содействии менеджеров «Рольфа» незаконно вывел из России в пользу своей кипрской компании Panabel Ltd 4 млрд рублей денег «Рольфа». Для этого, говорится в сообщении, «Рольф» приобрел у Panabel российскую компанию «Рольф Эстейт» «по многократно завышенной стоимости в 4 млрд рублей», после чего организаторы схемы перечислили деньги на австрийский счет Panabel через подконтрольный Петрову московский банк.
  • Расследование началось то ли в прошлом, то ли в позапрошлом году, и его с самого начала вело управление «К» ФСБ, сказал The Bell Сергей Петров. Следственные мероприятия в ходе расследования проводились и в офисе аудитора компании, PwC, добавил он. В PwC РБК сказали, что компания не оказывала «Рольфу» услуг по оценке.

Что говорят юристы

  • Статья 193.1 появилась в 2013 году, когда государство начало активно вести борьбу с выводом активов за границу, говорит управляющий партнер юрфирмы «Яблоков и партнеры» Вячеслав Яблоков. «Это такое “хищение у самого себя”, когда похищенное оказалось у тебя за рубежом. Наказание по ней должно следовать, если свои деньги или деньги компании, в которой ты единственный учредитель, переводятся за рубеж по сделкам, которые носят мнимый характер», — объясняет юрист. До недавнего времени эта статья была неработающей, дел по ней на практике не было, но в последний год правоохранители активизировались и начали по ней возбуждать дела. «От 5 до 10 лет лишения свободы в ситуации, когда ущерб фактически никому не причинен, — достаточно спорная ответственность», — добавляет Яблоков.
  • Следствие обвиняет Сергея Петрова в тяжком преступлении, говорит Александр Мамышев, адвокат по уголовным делам коллегии адвокатов «Кутузовская»: «По версии следствия, контролируя обе компании «Рольф» и «Панабел Лимитед» — и покупателя, и продавца, — Петров совершил фиктивную сделку купли-продажи с целью прикрытия незаконного вывода денежных средств из юрисдикции РФ в иностранную, то есть, по сути, покупал акции у самого себя».
  • Советник юрфирмы Norton Rose Fulbright Алексей Бородак называет cтатью 193.1 УК «классикой уголовно-правового обвинения»: любая валютная операция может оказаться под ударом. «Расценки по любой операции можно признать завышенными или заниженными, сделав вывод об ущербе одной из сторон», — соглашается с ним еще один юрист, попросивший об анонимности.

Что с бизнесом

  • «Рольф» переживает затяжной кризис на российском авторынке лучше других автодилеров. По данным отчетности по МСФО, в 2018 году выручка компании выросла на 27,5% — со 180 млрд до 229 млрд рублей (российский авторынок вырос за год на 13%). В первом квартале 2019 года продажи «Рольфа» выросли на 4% в физическом выражении, а весь российский рынок, по данным АЕБ, упал на 0,4% (у автодилеров еще более негативные оценки).
  • В последней презентации для инвесторов «Рольф» называет себя крупнейшим российским автодилером, приводя цифры Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) на 2017 год, согласно которым доля «Рольфа» составляет 11%, ближайшего конкурента Major — 8%.
  • «Рынок автодилеров становится более концентрированным (слабых игроков вытесняют из бизнеса), а у лидеров появляется возможность консолидации рыночных долей», — говорится в презентации «Рольфа».
  • Совокупный долг «Рольфа» на 31 января 2019 года составлял 23,2 млрд рублей (1,8 долг/EBITDA), крупнейшие кредиторы — государственные Сбербанк, «Открытие» и ВТБ. Ближайший пик погашения долгов — первый квартал 2020 года, когда компании надо будет заплатить по кредитам 4,8 млрд рублей.
  • Состояние Сергея Петрова Forbes оценивает в $900 млн.

Версии

  • Сам Сергей Петров днем назвал две возможных причины появления уголовного дела: желание рейдерского захвата или его «независимая позиция». Еще будучи депутатом Госдумы от «Справедливой России», Петров критиковал власть и голосовал против резонансных и важных для Кремля законопроектов — например, «пакета Яровой» и «закона Димы Яковлева», запретившего гражданам США усыновлять детей из России. По вопросу о присоединении Крыма в 2014 году Петров голосовать не стал.
  • «Может быть и такая смесь — кто-то мстит за то, что я смел иметь собственное мнение, а потому другой это использует, и начинают сыпаться предложения [о продаже бизнеса]», — сказал Петров. «Скорее всего, это разборки, которые продали как политическое дело. Взгляды Петрова не секрет», — соглашается в разговоре с The Bell высокопоставленный сотрудник одной из спецслужб. Петров сегодня сказал РБК, что с осени 2018 года ему начали поступать предложения о продаже бизнеса. На вопрос The Bell, от кого они поступали, Петров отвечать не стал, сказав только, что речь не шла о других участниках автодилерского рынка — «какие-то инвесторы».
Петров уже шестой крупный российский бизнесмен, к которому пришли силовики за неполные 6 месяцев 2019 года. Основатель Baring Vostok Майкл Калви просидел в СИЗО почти два месяца и сейчас сидит под домашним арестом, экс-министр и владелец группы E4 Михаил Абызов сидит в СИЗО уже три месяца, экс-владелец банка «Югра» Алексей Хотин — два. Только на прошлой неделе с обысками пришли к экс-совладельцу «Вимм-Билль-Данна» Давиду Якобашвили, а основатель холдинга «Русское молоко» Василий Бойко-Великий был арестован по обвинению в хищении.

Дела Калви, Абызова, Якобашвили и Петрова объединяют два обстоятельства — все они инициированы и ведутся ФСБ, и во всех к версии обвинения есть очень серьезные вопросы. Но у дела Петрова, бизнесмена с «известными взглядами», есть одно важное отличие, например, от дела Майкла Калви — к моменту отправки рассылки с момента появления новости об обысках прошло 10 часов, но до сих пор ни Борис Титов, ни Алексей Кудрин пока не сказали ни слова о том, как обвинения с обысками по спорной статье плохо влияют на российский деловой климат.

Петр Мироненко, Ирина Панкратова, Александра Прокопенко