Вечерняя Рассылка 27 января 2020

Кто проиграл в борьбе с обналом, новые потери от вируса и как найти сильные стороны сотрудников

Россия 10 лет борется с грязными банками, налоговыми схемами и обналом. Формально успехи налицо, но теневая экономика не сокращается, а бизнес страдает

Возглавляя ФНС, новый премьер Михаил Мишустин 10 лет боролся за рост собираемости налогов. Эльвира Набиуллина в ЦБ потратила почти 7 лет на зачистку банковского сектора. Кажется, что оба преуспели: собираемость налогов выросла, объем серых операций через банки сократился в разы, а цены на главную услугу теневого сектора экономики — обнал — взлетели до небес. Но объем российской теневой экономики за эти годы, как ни странно, почти не уменьшился. В спецпроекте «Страна наличных» The Bell разобрался, как так вышло.

Борьба

  • Обнал — главная услуга на российском теневом финансовом рынке, следует из статистики ЦБ. Основные факторы высокого спроса на наличные — уход от налогов, необходимость давать взятки и отмывать нелегальные доходы.
  • В начале 2010-х главным источником черного нала в России были банки. С тех пор ЦБ отозвал лицензии у 447 банков — более половины. В 2013 году, по данным ЦБ, объем обналичивания через кредитные организации составил 1,2 трлн рублей. В первой половине 2019 года — всего 48 млрд.

  • Но эксперты считают, что данные ЦБ отражают лишь небольшую долю сомнительных операций в банковском секторе, которые он может отследить. По оценке Евгения Виноградова, бывшего обнальщика, а теперь главы компании Crime Finance, специализирующейся на выявлении схем обналичивания, реальные объемы обналичивания упали не в разы, а не более чем на 10–15%.
  • В 2018 году ЦБ и сам признал, что из банковского сектора обналичивание переместилось в розницу, и начал кампанию против автодилеров, ресторанов, турфирм и других торговых агентов, у которых скапливается много наличности. Эти деньги они продают за процент: заказчик перечисляет торговой компании безналичные средства по фиктивным договорам и получает от нее неинкассированные наличные за вычетом комиссии. Только в 2018 году объемы подозрительного транзита, по данным ЦБ, составили 1,3 трлн рублей. Но ЦБ может видеть далеко не весь объем реальных операций, считают эксперты.
  • Федеральная налоговая служба (ФНС) тоже не сидела сложа руки: с 2011 года объем собираемых в год налогов вырос больше чем в два раза, до 21,3 трлн рублей, — все за счет «массового обеления экономики». Свою роль сыграли и цифровая революция Михаила Мишустина (например, внедрение систем АСК НДС-2 и АСК НДС-3, которые сделали очень трудными махинации с НДС), и кассовая реформа, и борьба с фирмами-однодневками. Но результаты всей этой борьбы оказались противоречивыми.

Последствия

Обнал подорожал. Зачистка банков и фирм-однодневок, по словам зампреда ЦБ Дмитрия Скобелкина, привела к взрывному росту комиссии за обналичивание с 2–3% в начале 2010-х до 15–20%. Это главный показатель эффективности борьбы с обналом, который есть у чиновников.

Но оборот наличных не упал. Несмотря на все усилия властей и финтех-революцию, их оборот в стране только растет. По статистике ЦБ, с 2014 года доля россиян, которые в основном пользуются наличными, сократилась вдвое. Но объем наличных в обращении растет — и это странно. Росфинмониторинг считает, что высокая доля наличных в экономике — одно из главных уязвимых мест для отмывания денег. «Возможно, количество людей, которые управляют своими сбережениями в наличных, сокращается, но роль теневого сектора как работодателя и, соответственно, роль в обороте наличных растет», — предполагает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

А теневая экономика не сократилась. Удивительно, но ни зачистка банковского сектора, ни технологическая революция в ФНС пока не привели к значительному сокращению теневой экономики в абсолютных значениях.

Объемы теневых операций по-разному оценивают Росстат и Росфинмониторинг. По данным Росстата, в последние несколько лет скрываемые доходы от законных видов деятельности колеблются в районе 4 трлн рублей ежегодно, а еще около 11–13 трлн рублей приходится на серые зарплаты. У Росфинмониторинга — своя методология (в деталях она не раскрывается): в 2018 году ведомство оценивало теневую экономику в России в 20,7 трлн рублей.

Объем теневой экономики по отношению к ВВП в России, по данным Росфинмониторинга, снижается: в 2018 году он равнялся около 20% ВВП страны по сравнению с 28% в 2015–2016 годах. Но абсолютные объемы ненаблюдаемой экономики в рыночных ценах практически не сокращаются, говорил РБК директор Международного института профессионального статистического образования НИУ ВШЭ Алексей Пономаренко.

Главными жертвами борьбы госорганов и регуляторов с черным налом стали российские предприниматели — в том числе и вполне законопослушные. Сокращение числа частных банков, особенно региональных, значительно ограничило кредитование для малого и среднего бизнеса. Ужесточение требований к выявлению сомнительных операций привело к массовым блокировкам счетов предпринимателей и небольших компаний — на осень 2019 года в черных списках ЦБ было 750 тысяч физических и юридических лиц. Число малых и средних компаний в последние три года ежегодно уменьшается на 6–10% — и это при том, что пик борьбы с однодневками прошел еще в 2017 году.

Полный текст первой статьи спецпроекта читайте у нас на сайте.

ДЕНЬГИ

Рынкам все хуже от вируса

После новостей в выходные о пяти заболевших в США можно было предположить, что открытие торгов в США будет мрачным — так оно и вышло. На 20:00 мск индексы S&P 500 и Dow Jones падали на 1,4% каждый. Для Dow это рекордное падение в 2020-м —  всего за две сессии индекс потерял весь рост с начала года.

В России падение еще глубже. Индекс Мосбиржи закрылся падением почти на 2%, долларовый индекс РТС — на 3,62%. Рубль потерял к доллару 94 копейки и стоит дешевле 63 руб./$. И неудивительно — цена на нефть прочно зафиксировалась на уровне $59 за баррель Brent (-2,7% к пятнице). Остается только ждать новостей о разработке вакцины и не поддаваться на провокации — как и всегда в таких ситуациях, об эпидемии распространяется множество фейков.

Сколько стоят пошлины

14 млрд рублей в год выгоды, которую бюджет получит от снижения порога пошлин на ввоз посылок из-за рубежа, будут получены дорогой ценой — суммарные потери почтовых сервисов и покупателей составят 81 млрд рублей, оценили в Высшей школе экономики. Нетто-выигрыша для экономики в целом экономисты не ждут. Доставка станет дороже, вырастет риск сбоев, а расходы государства на администрирование растущих пошлин достигнут 60% поступлений от трансграничной интернет-торговли, считают экономисты. В 2019 году порог беспошлинного ввоза посылки уменьшился до €500 евро в месяц, с превышения которых нужно платить пошлину 30%. С начала 2020 года — до €200 евро за посылку и 15% с превышения за каждую посылку. С июля этого года порог готовятся снизить до €100, а к 2022 году — до €20.

ПРАКТИКА

Не только авиакомпании

Думаете, переход на ответственное потребление ударит только по грязной промышленности и авиакомпаниям? Журналисты Bloomberg, которые были свидетелями уровня озабоченности экологией в Давосе, копают глубже. Например, компании, которые организуют большие ивенты (вроде самого Давоса), — с ними тоже все не так просто. На одного участника среднестатистической конференции приходится 2000 фунтов (почти тонна) выбросов CO2, подсчитали в консалтинговой компании Terrapass. Эта цифра складывается из перелета на самолете, поездок на такси, электричества в гостинице и на на самой конференции, раздаточных материалов и многого другого. Организаторы крупных международных ивентов уже предлагают участникам вместе с билетом оплатить взнос в один из фондов защиты окружающей среды, который «окупит» их углеродный след.

Что будет, если перестать критиковать сотрудников за ошибки

Подавляй и властвуй — стиль большинства руководителей. Профессор Гарвардской школы бизнеса Франческа Джино в книге «Сделай это неправильно» рассказывает, каких результатов добиваются редкие компании, в которых подавления нет. Результаты могут оказаться выдающимися: в тех командах, где руководство смогло перейти от использования недостатков сотрудников при мотивации к использованию их сильных сторон, продуктивность оказалась на 38% выше, текучка кадров — на 50% меньше, а благодарностей от клиентов — на 44% больше. Приводим фрагмент из книги, где Джино объясняет, как этого добиться.

Петр Мироненко