loading

Когда настанет пик: хватит ли мест в больницах Москвы всем больным с коронавирусом

Москва приближается к пику заболеваемости коронавирусом, заявила на прошлой неделе вице-мэр Анастасия Ракова, а депздрав признал: вероятен дефицит больничных коек. Но точных данных о том, сколько свободных мест остается в переоборудованных больницах Москвы, власти не публикуют. По расчетам The Bell, московские больницы должны быть близки к 100%-ной загрузке уже сейчас, а в мае — при двукратном росте темпов распространения эпидемии — мест может не хватать уже почти 30% нуждающимся в госпитализации.

Как сейчас

Более трех десятков больниц с 13 тыс. коек уже перепрофилированы под коронавирус, заявил Сергей Собянин 17 апреля, отчитавшись о том, что медицинская система «начинает работать в плановом нормальном режиме, с запасом прочности». Позавчера в Новой Москве был открыт построенный за месяц инфекционный центр, который должен добавить еще до 900 новых мест.

К маю городской департамент здравоохранения обещал перепрофилировать под лечение коронавируса еще 24 больницы, доведя общее число коек до 21 тыс. Сергей Собянин позже назвал цифру 22 тыс. Таким образом, под лечение коронавируса будет отдано примерно 28% всего коечного фонда, которым располагала Москва до эпидемии (по последним данным Росстата на 2018 год, он составлял 78,3 тыс.). Много это или мало?

Из расчетов The Bell выходит что на 20-е числа апреля перепрофилированные под коронавирус больницы в Москве были почти заполнены. Еще на прошлой неделе депздрав и сам признавал, что в ближайшие две-три недели в Москве возможен дефицит коек. О том же говорили и некоторые главврачи: например, в 15-й больнице им. О.М. Филатова сообщали о 1,5 тыс. пациентов при заявленном изначально максимуме в 1,3 тыс. мест. 

Всего для лечения пациентов с коронавирусом в Москве на 18 апреля было задействовано 37 стационаров. Единой базы с их списком и показателями загруженности, как, например, была сделана в Германии, в Москве и других российских городах пока нет. Судить о ситуации в клиниках можно в основном по отчетам их главврачей и рассказам пациентов. The Bell на основе открытой информации оценил ситуацию во всех больницах, перепрофилированных под коронавирус. Вот данные по трем крупнейшим: 

  • ИКБ №2. Первая смерть пациента с коронавирусом случилась в инфекционной больнице №2. До начала эпидемии на ИКБ №2 с 800 койками приходилось 49% городского инфекционного коечного фонда. К 21 апреля в больнице почти не осталось мест: было госпитализировано 788 человек, около трети из них с подтвержденным COVID-19, включая два десятка беременных, следует из отчета главврача Светланы Красновой. 
  • Коммунарка. Крупнейший центр лечения коронавируса — больница в Коммунарке из 4 корпусов на 600 коек площадью 157 тыс. кв. м на 13 га. Мощности больницы почти заполнены, следует из отчета главврача Дениса Проценко, который и сам только что переболел коронавирусом. На 21 апреля там было 568 пациентов, количество больных с подтвержденным COVID-19 за период 17–21 апреля выросло с 351 до 412 человек, количество пациентов на аппаратах ИВЛ — с 23 до 25. У 100% пациентов диагностирована пневмония. За период с 1 марта в больницу поступило более 2 тыс. человек, выписано 1,4 тыс. 
  • Филатовская больница. Городская больница №15 им. О.М. Филатова — еще один крупнейший центр лечения коронавируса — изначально с 1,3 тыс. коек и 111 коек в реанимации с возможностью расширения до 180, а также со 146 аппаратами ИВЛ. В работе задействованы все сотрудники — 2,7 тыс. человек, говорил главврач Валерий Вечорко. Больница была перегружена еще 7 апреля, к 10 апреля там было уже больше 1,5 тыс. пациентов, и треть из них с подтвержденным COVID-19. На 21 апреля — 1,56 тыс., и из них более 950 человек с COVID, следует из отчетов Вечорко. Среди зараженных коронавирусом — больше 80 беременных. Растет и число людей на аппаратах ИВЛ — 17 апреля их было 66, 19 апреля — 73, 21 апреля — 82 человека. 

Не все пациенты с подтвержденным диагнозом лечатся в больницах. Их госпитализируют только с температурой выше 38°C, частотой дыхания реже 22 в минуту и насыщением крови кислородом менее 93% (95% у детей), следует из рекомендаций Минздрава. Остальные остаются дома. 18 апреля департамент здравоохранения назвал цифру около 7 тыс. больных на домашнем лечении при 20 754 заболевших в Москве. Более свежих цифр чиновники не раскрывали. Но из этих данных выходит, что заявленные Собяниным 17 апреля 13 тыс. коек в московских больницах уже должны были быть заняты. 

В начале апреля на домашнем режиме могли находиться примерно 30% заразившихся, к середине месяца — уже более 50%: точной статистики для этой пропорции власти не дают, но это следует из публичных заявлений вице-мэра Анастасии Раковой и сводок департамента здравоохранения. 

  • В начале апреля, судя по заявлениям (1, 2) Раковой и официальным данным о числе заболевших на тот момент, в домашних условиях лечились около 30% москвичей с подтвержденным коронавирусом. Например, на 4 апреля дома оставались 836 человек из зарегистрированных за последние 10 дней 2,6 тыс. заболевших. На 7 апреля на дому лечились 1,7 тыс. из 5,1 тыс. 
  • К середине месяца, если верить департаменту здравоохранения, доля тех, кто лечился на дому, увеличилась примерно до 50%: 14 апреля дома оставались 7 тысяч пациентов из 13 тыс.

Доля тех, кто лечится дома, могла расти за счет пациентов, которых выписывали из больниц с сохраняющимся диагнозом. На начальном этапе из больниц не отпускали, пока тесты не давали отрицательный результат несколько раз подряд (об этом свидетельствуют рассказы многих людей, госпитализированных в марте). Но 6 апреля депздрав издал приказ выписывать всех с температурой ниже 37,5 и другими нормализовавшимися показателями, даже если тест на COVID-19 все еще положительный.

Что дальше

Чтобы оценить перспективы загрузки московских клиник к началу мая, мы взяли за основу три сценария по темпам распространения коронавируса, исходя из того, что в домашних условиях будут лечиться те же 30–50%. 

Первый сценарий предусматривает, что в ближайшие 10 дней в городе будет столько же новых заболевших, сколько за период с 10 по 20 апреля — 18,5 тыс. человек. Суммарно заболевших в Москве на 20 апреля было 26,3 тыс. человек. При таких же темпах распространения к началу мая их число может увеличиться до 44,8 тыс. По двум другим сценариям темпы роста заболеваемости удвоятся или утроятся. Тогда число заболевших в Москве составит около 63 тыс. или 82 тыс. человек соответственно.  

  • При первом сценарии в начале мая с учетом доведения числа коек до планируемых 22 тыс. мест в больницах Москвы будет хватать почти всем — при условии, что половина заболевших будут лечиться дома. Если дома останутся только 30%, возникнет дефицит. 

Но, если темпы роста распространения удвоятся или утроятся, московские больницы ждут настоящие трудности. 

  • При условии, что половина заболевших будет лечиться дома, при двукратном росте коек будет хватать 69% пациентов, при трехкратном — только 54%. 
  • Если доля заболевших на домашнем лечении уменьшится до 30%, мест в больницах хватит лишь каждому второму из нуждающихся в госпитализации при двукратном росте, а при трехкратном росте — только 38%. 

Похожий прогноз загруженности коек при распространении пандемии в феврале давало и агентство FinExpertiza. По сценарию, похожему на развитие ситуации в китайской провинции Хубэй, получалось, что в Москве койка достается одному из пяти инфицированных. Впрочем, эти подсчеты проводились еще до появления больницы в Коммунарке и переоборудования других столичных стационаров под лечение коронавируса.

Как так вышло

Российское здравоохранение подошло к неожиданной эпидемии изрядно ослабленным. Количество больничных коек, а также медицинского персонала в России падало последние 10–15 лет. Москва на момент начала эпидемии наравне с Московской и Ленинградской областями, Хакасией и Дагестаном была в числе регионов, наименее обеспеченных койками в инфекционных больницах, следует из расчетов FinExpertiza на основании данных Росстата. 

Старые больницы на протяжении многих лет закрывались или укрупнялись, а новые в тех же объемах не строились. В Москве за 2005–2018 годы число больниц сократилось на 45%. В одном только 2014 году 65 московских стационаров стали 35 юрлицами — многопрофильными центрами. Из исследования ВШЭ по результатам последней реформы следовало, что в целом по России число стационаров сократилось более чем вдвое, а средний размер больницы увеличился только на 69 коек — до 225.

В обычное время нехватку мест компенсируют очередью на плановое лечение. Но сейчас большая часть мощностей московских больниц брошена на лечение коронавируса. Плановые госпитализации отменены, экстренная помощь без симптомов коронавируса оказывается в корпусах только 12 стационаров, следует из приказа депздрава (причем часть корпусов нескольких из них также отдана под коронавирус). Пациенты с серьезными заболеваниями уже жалуются, что им стало сложнее получить стационарное лечение из-за переоборудования больниц для приема пациентов с COVID-19.

Как дела в больницах

Койки в корпусах, предназначенных для лечения коронавируса, на практике заняты не только людьми с подтвержденным диагнозом COVID-19. Туда же везут больных со всеми симптомами — пневмонией, ОРВИ.

Лечить их в одних и тех же корпусах, а не разделять по разным стационарам, решил комитет главврачей «коронавирусных» клиник на своем первом собрании 9 апреля. Разделение не имеет смысла: при пневмонии, вызванной COVID-19, к лечению нужно приступать как можно раньше, не дожидаясь результатов тестов, к тому же к их точности есть вопросы, объяснял на заседании комитета главврач больницы в Коммунарке Денис Проценко. 

Правила госпитализации с коронавирусом описаны во временных рекомендациях Минздрава. За два с половиной месяца они менялись и уточнялись пять раз, последняя редакция вышла 8 апреля. Одна из главных рекомендаций во всех редакциях: по возможности поместить больного в мельцеровский бокс — это комплекс из тамбура, шлюза для входа персонала и палаты с отдельным санузлом.

Как устроен мельцеровский бокс. Источник: сайт мэра Москвы.

Еще до начала эпидемии мельцеровских боксов в Москве хватало лишь на 20% пациентов: их было 544 из 2591 мест в инфекционных палатах в 8 стационарах Москвы. В апреле их острую нехватку констатировал и Сергей Собянин: «Главное условие эффективного предотвращения распространения инфекции — надежная изоляция больного. До сих пор 80% инфекционных больных лежат в многоместных палатах, многие из которых даже не оборудованы отдельными санузлами». 

Лучше всего ситуация с разделением больных, по всей видимости, обстоит в Коммунарке. В этой больнице пациенты с подтвержденным COVID-19 изолированы в боксах по одному, даже если эти боксы рассчитаны на двоих. Но пациенты с подозрением на коронавирус или под наблюдением лежат в боксах по двое-трое, рассказывала продюсер Мария Мухина, которая недавно выписалась оттуда. 

Коммунарка — образцовая больница со свежим ремонтом, пятиразовым питанием и трехразовым визитом лечащего врача. Туда доставляют «VIP-пациентов» — например, в Коммунарку госпитализировали певца Льва Лещенко, телеведущего Александра Васильева, вдову Анатолия Собчака Людмилу Нарусову, певца Игоря Николаева и других известных людей. Главврач больницы Денис Проценко общается с журналистами и выдает больше всего информации и цифр. 

Еще один «публичный» главврач — Валерий Вечорко из 15-й больницы им. О.М. Филатова. Как и Проценко, он регулярно появляется в СМИ, а на его странице в фейсбуке есть не только данные о загрузке больницы, но и посты вроде подборки фотографий с глазами врачей после ночных смен. 

Один из первых постов Вечорко посвятил анонимным жалобам сотрудников больницы: «Ложь, что в нашей больнице не хватает средств индивидуальной защиты, — весь персонал обеспечен всем необходимым, у нас около 8 тыс. специальных костюмов, запасы постоянно пополняются». В сообщениях врачей утверждалось, что медсестер просят за свой счет покупать памперсы и делать из них маски. «Низко, подло, гадко и очень обидно, именно поэтому и анонимно: памперсы обсуждались на общем собрании как вариант для хирургов во время операции или сотрудников, которые долго находятся в отделении, но закупку, естественно, будет осуществлять администрация», — отвечал Вечорко. 

А вот как обстоят дела в других московских клиниках, куда госпитализируют пациентов с коронавирусом:

ИКБ №1. В инфекционную клиническую больницу №1 в конце января поместили первого человека, у которого в Москве заподозрили коронавирус, — гражданку Китая. Заражение не подтвердилось, но с того момента пациентов с подозрением на коронавирус отвозили именно в ИКБ №1. В больнице было более 500 коек. В феврале вирус подтвердился у молодого человека, вернувшегося из Италии. Через две недели лечения он выписался. Но поток пациентов постепенно увеличивался. В марте после многочисленных постов в соцсетях с критикой условий нахождения в ИКБ №1 больницу закрыли на ремонт. 6 апреля она открылась снова, но ремонт, судя по новым постам, там продолжается до сих пор.

Больница №67 им. Л.А. Ворохобова. Здесь открыли еще 500 коек для больных коронавирусом. На территории больницы также находится одна из лабораторий по исследованиям на коронавирус. Самый свежий отчет главврача больницы Андрея Шкоды датирован 21 апреля: 396 занятых коек, из них у 228 пациентов подтвержден коронавирус, 34 находятся в отделении реанимации, включая 13 человек на аппаратах ИВЛ. На 16 апреля в больнице было 345 пациентов, писал Шкода в отчете о визите китайской делегации в его больницу.

Одновременно с запуском инфекционного корпуса больница открыла десяток вакансий для медперсонала. Медсестер приглашали на зарплату 100–120 тыс. рублей, причем опыт работы был необязателен. Это вдвое больше, чем зарплата медсестры в других отделениях этой же больницы. «Инфекционным» медсестрам предлагался срочный договор на 24-часовые дежурства на месяц с возможностью последующего устройства на постоянную работу. Также больница набирала администраторов на зарплату 50–60 тыс. рублей, сестер-хозяек на 60 тыс. рублей, врачам в инфекционном корпусе предлагались зарплаты от 300 тыс. рублей.

Столичные медицинские работники «получат дополнительную денежную надбавку за работу по борьбе с коронавирусом»: врачи перепрофилированных больниц — по 70 тыс. рублей, средний медицинский персонал — 50 тыс. рублей, младший медперсонал и другие — 30 тыс. рублей, молодые специалисты, ординаторы — оклад 90 тыс. рублей, сообщала ранее вице-мэр Анастасия Ракова.

ГКБ №52. В некоторых больницах, включая 52-ю с 730 койками, для врачей оборудовали места для сна. Медики работают «по собственной воле с 9 утра до 23, выходных почти нет», — объяснял заведующий отделением рентгенохирургии Александр Ванюков. В этой больнице тоже не хватало терапевтов и медсестер, объявление об их поиске размещались на ее странице в фейсбуке. Еще в конце марта Ванюков прогнозировал нехватку анестезиологов и ревматологов из-за роста числа тяжелобольных. Насколько больница загружена сейчас, ее главврач Марьяна Лысенко пока не отчитывалась

НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифософского. В конце марта знаменитый Склиф перепрофилировал корпус для борьбы с коронавирусом. У НИИ самая большая реанимационная база в Москве. Но в стационаре для лечения COVID-19 только 140 коек, из них 37 реанимационных, и почти все уже заняты, следует из отчета главы местной управы на странице главврача больницы Сергея Петрикова. В НИИ также размещена крупная коронавирусная лаборатория (всего их в Москве больше десятка). Например, здесь в качестве метода лечения тестируют переливание крови от переболевших.

Пироговский центр. На медиках Пироговского центра 17 апреля впервые опробовали новый тест на антитела, разработанный новосибирским «Вектором». Выяснилось, что 30 из 204 сотрудников, работающих в «красной» зоне, уже переболели коронавирусом. Под коронавирус в центре оборудовано 250 коек. К 15 апреля, на 10-й день приема больных с этим диагнозом, были заняты почти все — 224. 21 апреля число пациентов сократилось до 194, у 117 — подтвержденный коронавирус. «В отделениях один врач и две медсестры на 20–30 пациентов», — пишет главврач стационара Виталий Гусаров. Неформальные заметки о работе в разгар эпидемии ведет и завотделением анестезиологии-реанимации Борис Теплых — не только о цифрах, но и об обедах с питой от сербского посольства и уборщике, пришедшем на работу в центр по объявлению в фейсбуке о поиске персонала.    

ГКБ им. Ф.И. Иноземцева. На днях сюда пришлось выезжать кинологам и минерам — из-за анонимных сообщений о минировании, которые рассылаются в крупных городах России с осени 2019 года. «Вот такая “помощь” в работе больницы в условиях пандемии», — писал ее главврач Александр Митичкин.

Больница им. Иноземцева одна из немногих продолжает оказывать экстренную помощь тем, у кого нет коронавируса. Под больных с COVID-19 обустроен акушерский центр на 100 коек при клинике и корпус №3 на 260 коек, открывшийся 20 апреля. Через сутки там уже было 125 больных. На 16 апреля в роддоме было 8 беременных с COVID-19 из 34, 17 апреля — 4 из 28, на 21 апреля ни одной. 

ДГКБ им. З.А. Башляевой. Детей с подтвержденным диагнозом COVID везут в специальные стационары. В марте для этого перепрофилировали городскую больницу им. Башляевой с 800 койками. Если COVID обнаруживается у новорожденного, его везут именно сюда. Особенность больницы в том, что все инфекционное отделение состоит из мельцеровских боксов. Главврач клиники Исмаил Османов пока не отчитывался о ее загруженности и количестве пациентов с COVID-19. Также для детей с этим диагнозом перепрофилировали Морозовскую больницу с 1200 коек и детскую инфекционную больницу №6 с 365 койками. Больных с коронавирусом принимает и Центр планирования семьи и репродукции с 250 койками.

Под лечение больных коронавирусом переоборудовались и несколько частных клиник. 

«Мать и дитя». Сеть открыла 100 коек в своем клиническом госпитале в Лапино в начале апреля, с тех пор их число выросло до 200 коек

«Медси». Подразделение «Медси» на Пятницком шоссе на 650 коек перепрофилировалось в 300 коек с 40 аппаратами ИВЛ. В клиниках лежат пациенты как по ОМС, так и по ДМС. 

«К31». Эта частная клиника на улице Академика Павлова переоборудовала 260 коек, из них 35 реанимационных с аппаратами ИВЛ. Одновременно HRT Group, в которую входит клиника, открыла на HeadHunter десяток вакансий: дежурный врач в инфекционное отделение с окладом 200 тыс. рублей, медсестры на 70–140 тыс. рублей и старшая медсестра на 160 тыс. рублей, дезинфекторы и прочий персонал. 

Собеседник The Bell в одной из этих частных клиник рассказал, что она полностью заполнилась больными с коронавирусом или подозрением на него еще на прошлой неделе, ресурсов для расширения не осталось. 

В Минздраве и департаменте здравоохранения Москвы не ответили на запросы The Bell.

Узнайте больше

О готовности российской системы здравоохранения в последние месяцы много писали и наши коллеги. Вот несколько материалов на эту тему: 

  • «Медуза». Как больницы в России закрывают на карантин из-за коронавируса. 
  • «Русская служба BBC». Как врачи в России борются с вирусом и дефицитом и как сейчас работают врачи в московских больницах. 
  • «Медуза». Медики — об условиях работы, средствах защиты и тестах.
  • «Проект» и «Ведомости» — о том, сколько больных коронавирусом может спасти российская система здравоохранения.
Скопировать ссылку

Право или привилегия. Смогут ли россияне ездить в Европу?

Главная тема для россиян в последние недели – «визовое обострение» с ЕС. Его инициаторами стали страны Балтии, которые начали запрещать россиянам въезд и пытаются добиться общеевропейского запрета на выдачу гражданам России туристических шенгенских виз. Разбираемся, что из этого выйдет.
Последствия «специальной военной операции» на Украине. Онлайн
21 марта 2022

WSJ сравнила действия России на Запорожской АЭС с энергетической аннексией

Цель действий России вокруг захваченной Запорожской АЭС — ее «аннексия» и подключение к российской энергосистеме, пишет The Wall Street Journal со ссылкой на мнения экспертов, интервью украинских работников АЭС и собственный анализ.