Лонгрид 30 сентября 2018 банки 30 сентября 2018

«Когда мы изменим Сбербанк, мы изменим страну»: FT – о крупнейшем российском банке и его руководителе Германе Грефе

The Financial Times опубликовала большой материал журналиста Макса Сэддона о Сбербанке, его руководителе Германе Грефе и о том, как управляется и реформируется крупнейший госбанк под санкциями. Для этой статьи с изданием пообщался не только сам Греф, но и некоторые бывшие и нынешние топ-менеджеры Сбербанка, а также его конкуренты. The Bell выбрал самые интересные моменты.

Мы познакомим вас с самыми модными стартаперами. Подпишись на e-mail рассылку The Bell

О целях Грефа

Реформировать Россию – «это и есть цель Германа Грефа, главного управляющего директора государственного Сбербанка, который пытается использовать технологии и западные техники управления для того, чтобы втащить компанию, а с ней и всю страну, в современный мир», – пишет FT.

В интервью изданию Греф заявил, что модель Сбербанка могла бы стать ролевой для России – для того, чтобы снизить зависимость страны от нефтегазовых доходов. «Если бы были проведены структурные реформы, экономический рост был бы выше, а наши результаты были бы еще более впечатляющими, – заявил он. – Представьте, при росте ВВП на 4% вместо 2% наш розничный бизнес рос бы на 22%, а корпоративный блок – на 12-13% в год».  Но путь, избранный Сбербанком, не был поддержан страной, пишет FT: «Это параллельные вселенные, – говорит один из бывших сотрудников Сбербанка. – На это нет никакого спроса. Мы провели кучу сессий по управлению на ежемесячных встречах с олигархами, но от нас просто отмахивались как от каких-то странных ребят».

Коллеги Грефа считают, что его переход из правительства в Сбербанк в 2007 году был попыткой доказать Кремлю, что реформы возможны. «У нас был этот девиз внутри банка: когда мы изменим Сбербанк, мы изменим страну», – говорит Лев Хасис, первый вице-президент Сбербанка.

Новая стратегия российского правительства под названием «цифровая экономика» стоимостью 2,8 трлн рублей может означать, что модель Сбербанка начинает постепенно перениматься. Все это сопровождается слухами о том, что Путин назначит Грефа руководить этой программой. Но слухи пока так и остаются слухами. «Он испортил отношения с таким количеством людей [в Кремле], что он прекрасно знает, его не возьмут назад [в правительство]», – пишет FT со ссылкой на одного из высокопоставленных банкиров из окружения Путина.

Сбербанк до Грефа

Переход был непростым: Греф лично ездил по отделениям по всей стране и ужасался, а один из менеджеров банка вспоминает, что в 2008 году у них не было даже отчетности за предыдущий год. «По всему офису были разбросаны документы, принтер не работал, стоял затхлый запах старости, а на стенах висели постеры с Димой Биланом. Они [предыдущее руководство] проигрывали свою долю рынка, уступая всем и каждому, но были вполне счастливы тем, как все идет».

До Грефа бизнес-модель был устроена так: даешь кредит дружественному олигарху, олигарх покупает акции банка, капитализация растет, олигарх получает прибыль, описывает в интервью FT один из бывших советников Грефа. С его приходом этим странным отношениям и кредитам по ставкам ниже рыночных пришел конец, утверждает он.

Об особенностях руководства

Сотрудники компании регулярно приезжают в корпоративный университет компании для прохождения программ Insead и собственных курсов Сбербанка, в которых используются даже технологии виртуальной реальности – для того, чтобы каждый менеджер мог почувствовать себя пожилым человеком с глаукомой, который пытается оплатить счет в одном из 16 тысяч отделений Сбербанка.

Греф умудряется сочетать в себе и футуриста, и советского бюрократа, пишет FT. Он приезжает на работу на Tesla, часто проводит совещания на английском, хотя сам начал учить его только в 40 лет, но при этом может на этих совещаниях почти кричать на подчиненных. Коллеги говорят, что у него «комплекс фюрера», что он «привык к низкопоклонству и знает об этом», а некоторые даже называют его «диктатором с хорошими намерениями». В банке «он может делать все, что захочет. Он знает, что глава совета директоров – не тот человек, который его назначает», – говорит один из собеседников FT.

«Это самая медленная, самая бюрократизированная и неэффективная организация, какую вы только можете себе представить, – описывает Сбербанк топ-менеджер одного из западных банков. – Его [Грефа] день начинается в полдень, первую половину дня он в Кремле, и ребята [менеджеры] вынуждены ждать его до полуночи».

Несмотря на ежегодные поездки в Кремниевую долину, где менеджеры Сбербанка повышают квалификацию в бизнес-школе Стэнфорда, в стиле руководства Германа Грефа остается много «ортодоксального», пишет FT. Однажды, к примеру, он привязал бонусы топ-менеджеров к их планам по похудению. Некоторым сотрудникам пришлось записаться в спортивный зал, один  даже стал веганом, а другой – ради бонуса сбросил 25 кг. «Мы договорились о персональных KPI по весу и я справился с ними, рассказывает бывший глава финансового департамента Сбербанка Николай Цехомский. – Герман Оскарович был доволен моим прогрессом».

В этом году Греф уволил аналитика Алекса Фэка, который раскритиковал «Газпром», одного из крупнейших клиентов Сбербанка. Перед увольнением Греф назвал его отчет «непрофессиональным». Но инвесторы раскритиковали это решение, решив, что Грефу сложно сохранять баланс, выбирая между хорошим корпоративным управлением и преданностью Путину. «Аналитики просто сделали свою работу. Греф не захотел или не смог их защитить», – сказал один из собеседников FT.

О санкциях

Сбербанк очень подвержен геополитическим рискам – около 20% его акционеров из США. В апреле акции банка рухнули почти на 20%, а в августе россияне забрали из банка больше $1 млрд, опасаясь новых санкций со стороны США.

Санкции поставили крест на планах Грефа по международной экспансии. «Наши акционеры – наши лучшие лоббисты, – говорит менеджер. – Но геополитика сильно ограничивает наши возможности».

Текст FT целиком можно прочитать здесь (английский, платный материал).

пересказала Ирина Малкова


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.