Как стать незаменимым в эпоху машин: 9 правил для людей, которых еще не вытеснили роботы

В мультсериале «Джетсоны», выпущенном в 1960-х и рассказывающем об одной семье из напичканного роботами будущего, есть известный эпизод, демонстрирующий, как мы обычно представляем себе замену людей машинами. Джордж Джетсон отправляется на работу, на завод. Начальник вызывает его к себе и сообщает, что отныне его обязанности будет исполнять робот по имени Юниблаб. (В качестве утешения начальник предлагает Джорджу должность помощника Юниблаба.)

Прошло полвека, а стереотипное представление о том, как происходит автоматизация на рабочих местах, нисколько не изменилось. Приходишь ты на работу — а на твоем месте робот. Начальник, смущенно теребя ворот рубашки, вываливает на тебя неприятные новости.

Такие замены иногда случаются до сих пор: так, в 2019 году Walmart обзавелась целой армией роботов-поломойщиков и тут же уволила несколько сотен живых уборщиков. (Как писала The Washington Post, сотрудники магазина Walmart в городе Мариетта дали своему роботу имя Фредди в честь всеми любимого уборщика, которого тот заменил.) Но увольнения в «джетсоновском» стиле редки и становятся все реже по причинам, в первую очередь связанным с капиталистическим представлением об эффективности. Я имею в виду, что если бы вас можно было заменить готовым роботом, то это, вероятно, уже было бы сделано.

Сегодня более типичны истории вроде той, что мне поведал Джейми Лерман, страховой агент из Нью-Джерси, работающий в маленьком семейном филиале одной крупной национальной страховой компании. Десять лет назад, когда Лерман начинал продавать страховки, его филиал был полон сотрудников, которые весь день обзванивали потенциальных клиентов, высчитывали стоимость страхования по новым договорам и выписывали счета. Но новые технологии позволили перевести значительную часть этих работ в автоматический режим. Теперь в филиале вдвое меньше сотрудников, чем когда Лерман начинал работать, и многие столы в офисе пустуют.

«Дело не в том, что людей увольняют, — рассказывал он мне. — А вот когда они уходят сами, необходимость в немедленной их замене становится все менее насущной. Нам просто больше не требуется столько людей».

Невидимая автоматизация

Существуют и еще менее заметные формы сокращения рабочих мест из-за автоматизации. Рассмотрим следующие (чисто гипотетические) сценарии.

1. Крупнейшая аэрокосмическая компания, имеющая восемьдесят тысяч сотрудников и заводы по всей стране, обнаружила, что за последние несколько лет продажи ее новых самолетов резко сократились. Одна из причин в том, что некий стартап из Сан-Франциско со штатом в двадцать человек разработал приложение, которое при помощи алгоритма машинного обучения помогает продлевать срок службы самолетов: используя алгоритмы прогнозирования, оно вычисляет, когда нужно заменить или отремонтировать те или иные детали. Эта система позволяет авиакомпаниям реже заменять свои реактивные самолеты новыми, и на протяжении трех кварталов показатели продаж у аэрокосмического гиганта оцениваются как провальные. Под давлением акционеров и совета директоров компания принимает решение закрыть несколько заводов и уволить 25% своих сотрудников.

2. Автотранспортная компания десятки лет перевозит грузы для некой сети крупных супермаркетов. Но в один прекрасный день отдел логистики этой сети начинает пользоваться новым интеллектуальным «оптимизатором грузоперевозок», решив скорректировать маршруты доставки и сократить число машин, требующихся для развозки все того же количества грузов. Проходит год; автотранспортная компания понимает, что заказов на доставку у нее стало на 30% меньше, и она вынуждена уволить часть своих водителей и диспетчеров.

3. Престижная нью-йоркская юридическая компания последние двадцать лет каждое лето принимает на работу пятьдесят выпускников юридических колледжей. Но случается так, что главный ее клиент, инвестиционный банк с Уолл-стрит, обзаводится ИИ-инструментом, умеющим автоматически просматривать документы определенных типов и помечать пункты, вызывающие сомнение с правовой точки зрения. Этой программой могут управлять младшие сотрудники банка с зарплатой 40 долларов в час, а не 400, как у сотрудника юридической фирмы, поэтому банк теперь гораздо реже обращается к сторонним консультантам. Партнеры компании, которые никак не могли этого учесть, когда прогнозировали ее доходы, решают будущим летом нанять лишь двадцать пять выпускников колледжей.

Все эти сценарии касаются потери работы из-за автоматизации, хотя ни один из них не связан с прямым, равночисленным замещением. Если бы нечто подобное случилось с вами, вам, может быть, и в голову бы не пришло, что виноваты новые технологии. Вы заметили бы лишь побочные эффекты: урезание бюджета, пустые трейлеры, сокращение числа вакансий.

Эта динамика — составляющая того, что технический обозреватель Брайан Мерчант называет проблемой «невидимой автоматизации». По его словам, «результатом автоматизации, как видно, не становится немедленное и прямое выпроваживание работников в массовом порядке». Ее последствия, продолжает он, часто проявляются постепенно, в виде сокращений зарплат, отказа от заполнения вакансий и роста текучки кадров.

На самом деле существует несколько распространенных способов вытеснения сотрудников, которому способствуют машины, и отнюдь не по «джетсоновскому» сценарию.

Маленькие компании вместо больших

Во-первых, автоматизация позволяет маленьким компаниям решать те же задачи, что решаются их более солидными и известными соперниками, и при этом обходиться куда меньшим числом сотрудников.

В своей книге «Цифровое преимущество» профессора Гарвардской школы бизнеса Марко Янсити и Карим Лахани, иллюстрируя эту мысль, приводят в пример Ant Group — стартап, оказывающий финансовые услуги и входящий в состав китайского гиганта интернет-торговли Alibaba. Ant Group, который вначале назывался Alipay и был платежной платформой, превратился в одну из самых дорогостоящих частных компаний в мире. И добиться этого он сумел во многом потому, что придумал, как заменить машинными операциями множество трудоемких видов услуг обычных банков.

Например, дочернее предприятие Ant Group, MYbank, — приложение для кредитования, чья процедура подписания документов согласуется с формулой «3-1-0»: все, что нужно, — три минуты на подачу заявки, одна секунда на ее одобрение алгоритмом и ноль человек. Так банк уже выдал кредиты на сотни миллиардов долларов, а благодаря информации о потребителях, которую он получает от Alibaba и других партнеров, сумел сохранить ставку штрафных санкций на уровне 1%, что гораздо ниже, чем у многих обычных кредитных учреждений.

MYbank, у которого в 2018 году было всего около трехсот сотрудников, не будет вынужден уволить тысячи кредитных специалистов, чтобы освободить место для алгоритмов, поскольку и не брал на работу столько людей. Но такие должности есть в других китайских банках и кредитных организациях. И можно не сомневаться, что по мере роста MYbank многим из этих других компаний придется снижать зарплаты, чтобы удержаться на плаву.

Новые модели поведения вместо старых

Кроме того, машины заменяют живых работников, меняя привычки потребителей.

Возьмем, например, Kodak, бывшего гиганта индустрии фотографии. В 1988 году это была процветающая компания с потрясающим по величине штатом в 145 тысяч человек, в числе которых — значительная доля населения города Рочестер, где она была основана. Если бы в то время у кого-нибудь из руководителей Kodak спросили, что может представлять главную опасность для этих людей, он, наверное, заговорил бы об аутсорсинге или международной конкуренции. А если бы этот руководитель был очень дальновидным, он, может, предсказал бы популярность цифровых фотоаппаратов.

Но Kodak уничтожила не конкуренция и не цифровые фотоаппараты, а смартфоны и социальные сети. Когда миллионы людей начали носить в кармане телефон с камерой высокого разрешения, они перестали воспринимать фотографию как платную услугу, для которой требуется специальная аппаратура. Она стала хобби. IT-компании не ставили перед собой задачи уничтожить Kodak, но, поменяв поведение потребителей — сделав так, чтобы они, вместо того чтобы печатать фотографии, стали загружать их на сайты, — фактически определили его судьбу. В 2012 году Kodak объявила себя банкротом; сейчас у нее осталось всего около пяти тысяч сотрудников.

Было бы странно утверждать, что остальные 140 тысяч рабочих мест в Kodak были уничтожены автоматизацией, потому что автоматизация проводилась не в Kodak. Она происходила в MySpace, Facebook, Instagram, Twitter и других компаниях, предлагавших инструменты для обмена фотографиями. Но, когда они взяли на вооружение новые технологии и позволили пользователям делиться фотографиями онлайн, хотя те никогда не видели кассеты с пленкой, жители Рочестера потеряли работу.

Фриланс вместо полной занятости

Кроме того, машины позволяют заменять сотрудников, работающих полный день, внештатными, временными и приходящими за счет того, что весь объем работ делится на типовые задачи, которые в принципе могут выполнять непрофессионалы, и небольшое количество менеджеров руководит многочисленным и гибким наемным персоналом.

Типичный пример такого подхода — платформы услуг на сдельной разовой основе, вроде Uber, Lyft и Airbnb, которые позволяют людям, имеющим машину или свободную спальню, конкурировать с профессиональными водителями и владельцами гостиниц. Но, возможно, более показательным будет пример из моей профессиональной сферы. Несколько десятков лет назад газеты, журналы и телеканалы нанимали журналистов, которые должны были отделять факты от вымысла, решать, какие сюжеты подходят для их аудитории, и располагать новости дня в порядке значимости. Их называли редакторами, продюсерами и обозревателями; их были десятки тысяч, и большинство зарабатывало прилично, на уровне среднего класса.

Теперь множество таких должностей упразднено, а их место заняла должность, характерная для эпохи автоматизации, — модератор контента. Подобно редакторам и продюсерам прежних времен, модераторы контента весь день следят за тем, чтобы информация, передаваемая через Facebook, YouTube, Twitter и другие платформы, годилась для массового потребления. Эти люди обычно не числятся в штате компаний, но нанимаются по контракту агентствами по временному трудоустройству и консалтинговыми фирмами. Мало кто из них зарабатывает существенно больше прожиточного минимума. И при том что они целыми днями фильтруют спорный контент, они фактически не обладают знаниями и навыками, благодаря которым редакторы и продюсеры когда-то могли оперативно и самостоятельно решать, какие сюжеты пропустить, а какие зарубить. Они руководствуются безликими «инструкциями по работе с контентом» и схемами принятия решений, которые им выдают менеджеры. Конечная цель IT-компаний — полностью автоматизировать этот процесс и заменить всех живых модераторов ИИ-инструментами, способными идентифицировать ненавистнические высказывания, сцены насилия и другие запрещенные виды контента. А пока они просто заменяют штатных, квалифицированных работников низкооплачиваемыми фрилансерами.

Поскольку автоматизация преображает жизнь и работу такими подспудными и окольными методами, нам нередко трудно распознать угрозу в том или ином продукте. Но мы часто понимаем задним числом, что такая-то технология, казавшаяся безобидной и полезной, когда мы с ней познакомились, в итоге оказала на нас разрушительное воздействие.

В 1984 году появился TurboTax, и поначалу он совсем не походил на робота, уничтожающего рабочие места. Это был пакет программ, позволяющий компьютерным маньякам заполнять налоговые декларации на ПК, но прошло время, и он вынудил армии специалистов по оформлению налоговой документации искать себе новую работу.

В 1985 году новый редактор Microsoft Excel совсем не походил на робота, уничтожающего рабочие места. Это была программа для работы с электронными таблицами. Но прошло время, и она сделала ненужными целые отделы сотрудников, занимавшихся ручным вводом данных.

В 2006 году, когда Facebook добавил функцию «новостная лента», та не походила на робота, уничтожающего рабочие места. Это был способ выяснить, какая из твоих пассий времен колледжа снова свободна как ветер. Но лента превратилась в продукт, передающий информацию миллиардам людей, доминирующий на рынке онлайн-рекламы и снижающий спрос на печатные СМИ.

Некоторые технологии, входящие в нашу жизнь, почти наверняка будут стоить людям работы, как произошло с этими инструментами. Нам надо извлечь из истории простой урок: мы не можем предвидеть, как машины разрушат нашу жизнь. Нас пугает Скайнет, а не электронные таблицы. И когда приходят перемены, они часто застают нас врасплох.

Скопировать ссылку
Бери или беги. Что делать инвесторам в ожидании коррекции
13 декабря 2021

На правах рекламы

В российской торговле появятся два новых рынка по 1 трлн руб. Какие форматы будут расти, пока весь рынок замедляется?
Invalid date

Почему ЦБ решил запретить криптовалюты и что из этого выйдет

Рынок ждал этого с конца прошлого года — и это произошло: ЦБ выпустил разгромный доклад о криптовалютах, в котором предложил полностью запретить их майнинг и оборот в России. Но судьба этих предложений может оказаться непростой — по данным The Bell, остальные ведомства не считают такие жесткие ограничения оправданными. Участники рынка предсказуемо восприняли их в штыки — они уверяют, что предложения ЦБ невыполнимы, а вместо контролируемого крипторынка регулятор получит черный.

Как инвестору правильно диверсифицировать портфель

Большинство аналитиков ожидают, что рынки в 2022 году не принесут инвесторам такой же высокой доходности, как последние три года, а некоторые прогнозируют коррекцию. Одним из главных рецептов против рыночных колебаний и кризисов считается диверсификация, но вопрос о том, как именно и насколько глубоко должен быть диверсифицирован портфель, остается крайне дискуссионным. В этом материале мы рассказываем, что знает о правильной диверсификации наука и о чем инвестору точно стоит подумать перед приближением шторма.

«Когда мы придумали Viber, слова "мессенджер" еще не было». Сооснователь Viber — о сравнениях с WhatsApp, битве с Uber и 3 стартапах

Игорь Магазиник — один из самых успешных мировых серийных предпринимателей с российскими корнями. На его счету три глобальных бизнеса, в которых он был сооснователем: Viber — первый мессенджер, который сделал бесплатными звонки внутри телефонной книжки; iMesh позволял пользователям бесплатно обмениваться музыкой и фильмами; сервис такси Juno боролся с потребительским отношением к водителям. Успехов Магазиник добивался уже не на родине: еще в 16 он эмигрировал из Нижнего Новгорода в Тель-Авив, где окончил класс с углубленным изучением информатики и в армии познакомился с будущим партнером Тальмоном Марко. Какие главные ошибки они совершили в борьбе с конкурентами? Что делать, чтобы выйти на разогретый рынок с глобальными игроками? Как монетизировать бесплатные сервисы рекламой и не потерять пользователей? Почему не стоит бояться размывания доли в стартапе и как лучше привлекать инвестиции? Обо все этом, а также о своих новых проектах H2Pro и Altis предприниматель рассказал в интервью «Русским норм!» Самые яркие моменты беседы Игоря Магазиника и Елизаветы Осетинской — ниже.

Китайский путь ЦБ, последствия сделки Microsoft с Activision и основатель Viber в «Русских норм!»

Тема выпуска — зачем ЦБ выбирает китайский путь регулирования криптовалют

Экс-глава Credit Suisse тратил средства банка на пустые частные рейсы — WSJ

Отставку главы Credit Suisse ускорили пустые частные рейсы, на которые он тратил средства банка, сообщает The Wall Street Journal. Руководство компании узнало о них в ходе внутреннего расследования.

Ипотека в России подорожала до максимума с 2015 года

Средняя полная стоимость ипотеки в конце 2021 года выросла до нового максимума в 13,2%, подскочив на 4,4 процентного пункта, сообщает «РИА Новости» со ссылкой на бюро кредитных историй «Эквифакс». Подобный уровень был зафиксирован в 2014–2015 годах.

В России впервые выявлено больше 60 000 заражений коронавирусом за сутки

Суточный прирост заболевших коронавирусом в России составил 63 205 случаев, следует из данных оперштаба. Это новый максимум с начала пандемии.

Британский МИД заявил о планах Москвы привести к власти в Киеве «пророссийского лидера»

Москва планирует добиться прихода к власти в Киеве лояльного ей лидера, поскольку рассматривает возможность «военного вторжения и оккупации Украины», заявил МИД Великобритании. МИД России призвал британских коллег «перестать распространять чушь».