Как у них 18 ноября 2019

Как стать экономическим тигром, корни ксенофобии и грязный Китай: лучшее из блогов экономистов 

Раз в неделю наши партнеры из экономического издания Econs выбирают самые интересные публикации из блогов выдающихся экономистов. В очередном выпуске: почему в мире перевелись экономические тигры, на чем основаны антимиграционные настроения и вклад Китая в загрязнение планеты. 

Как стать экономическим тигром 

У современных государств-аутсайдеров мало шансов повторить успех «азиатских тигров», совершив прорыв из бедности к богатству в течение жизни одного-двух поколений, пишут экономисты МВФ Реда Шериф и Фуад Хасанов в блоге МВФ. В 1960–2014 годах подобное получилось всего у 16 стран — и большинству из них повезло найти у себя нефть или присоединиться к Евросоюзу. 

Ключевую роль в рывках, которые в свое время удалось совершить США, Китаю, Германии, Японии и «тиграм» Восточной Азии, сыграла промышленная политика, которую проводили эти государства. Но скопировать их опыт сложно. Обеспеченный господдержкой рост может захлебнуться в коррупции и непотизме. Так произошло, например, в Латинской Америке. 

США, Китай, Германию, Японию, Гонконг, Корею и Сингапур объединяет одно: эти государства построили высокотехнологичные индустрии — и за счет этого вышли за пределы изначальных возможностей своих экономик. Вмешательство государства на ранних стадиях развития отраслей (так, в США в конце 1970-х государство закупало более половины всех самолетов и телерадиооборудования), жесткая подотчетность предприятий, ориентация на сильную экспортно ориентированную экономику: рецепт успеха промышленной политики, политики технологий и инноваций заключается в уникальном партнерстве государства и бизнеса, пишут экономисты МВФ. 

Есть «страны-улитки»: они пытаются улучшать предпринимательский климат, развивать институты и инфраструктуру и обеспечивать макроэкономическую стабильность. Но это лишь первая передача: такие экономики компенсируют провалы государства, но не рынка, растут медленно и крайне редко оказываются способны догнать развитый мир. 

Есть страны, совершающие «прыжок лягушки»: они активно привлекают прямые иностранные инвестиции и развивают новые отрасли с уникальными конкурентными преимуществами, что может обеспечить более высокие темпы роста, но все равно не позволяет перейти в категорию стран с высоким уровнем дохода в пределах одного поколения. 

Для этого нужен «полет на Луну», пишут экономисты МВФ: государство должно действовать проактивно, развивая конкурентные компании в передовых отраслях и компенсируя провалы рынка (например, высокий порог входа в отрасль или низкую отдачу от инвестиций). 

Миграционный кризис — явление культурное, а не экономическое 

Антимиграционные настроения — явление культурное, а не экономическое, и это подтверждают разнообразные исследования, пишет управляющий редактор Journal of Economic Perspectives Тимоти Тейлор в своем блоге Conversable Economist.

Объективный риск лишиться работы в связи с конкуренцией со стороны мигрантов не коррелирует с уровнем ксенофобии, показали исследования на основе опросов населения Западной и Центральной и Восточной Европы. Антимиграционные настроения населения сильнее в регионах, испытывающих экономические сложности, но они теснее связаны с общим уровнем пессимизма и тревоги в обществе.

Ксенофобия сильнее там, где острее культурные различия между местным населением и приезжими, показывает Марко Табеллини из Гарварда на примере европейских мигрантов в США в начале XX века: местное население экономически выигрывало от притока мигрантов, создававших новые рабочие места, но это не предотвратило всплеска ксенофобии. 

В то же время Тома Пикетти, один из ведущих исследователей неравенства и автор бестселлера «Капитал в XXI веке», настаивает: этнические противоречия в Европе невозможно преодолеть без соответствующей экономической политики. В блоге для газеты Le Monde известный своими левыми взглядами экономист сравнивает этнический раскол в Европе с ситуацией в Индии: в обеих странах общество напряженно относится к мусульманскому меньшинству.

Но решать проблему нужно в первую очередь через восстановление экономической справедливости и преодоление неравенства доходов и возможностей, призывает Пикетти.

Исследования показали, что работодатель, выбирая между соискателями с идентичными дипломами, с меньшей вероятностью отдаст предпочтение кандидату с арабским именем или фамилией, но государство могло бы при помощи надзорных и регуляторных мер предотвратить такую дискриминацию на рынке труда, считает Пикетти. 

Как Китай вредит окружающей среде 

Китай — слон в комнате, которого почему-то принято не замечать в дискуссиях о зеленой экономике и изменении климата, удивляется профессор Стэнфорда Джон Кохрейн в своем блоге The Grumpy Economist. Усилия национальных правительств сократить выбросы углерода сводятся на нет энергетической политикой Китая. 

В среднем в Китае запускается одна угольная ТЭЦ каждую неделю, что делает эту страну мировым лидером по выбросам углерода. Причем за последние два десятилетия они существенно выросли.

Китай импортирует дешевый уголь из Австралии, но в итоге платит за это высокую цену: чего стоит только грязный воздух в Пекине, сетует Кохрейн. 

При этом у Китая есть все возможности электрифицировать страну за счет атомной энергетики, последовав примеру Франции, считает Кохрейн.

Пока энергобаланс страны не начнет меняться, попытки других экономик заниматься проблемой изменения климата в глобальном масштабе останутся бессмысленными, заключает он. 

Больше статей из блогов экономистов — здесь

Маргарита Лютова, Econs