Новости 11 июня 2019

«Как кладбищенский бизнес»: «Роснефть» потребовала максимальных компенсаций за грязную нефть

Главный российский партнер «Транснефти» — «Роснефть» — ведет себя в ситуации с загрязнением нефти в экспортном трубопроводе «Дружба» жестче зарубежных партнеров: она требует компенсации сразу и в максимальном размере, пишет «Коммерсант». Трубопроводная монополия считает, что компания Игоря Сечина хочет заработать.

  • По сведениям издания, Сечин написал письмо вице-премьеру Дмитрию Козаку, попросив ускорить компенсацию убытков российских производителей нефти от загрязнения «Дружбы» дихлорэтаном.
  • В письме есть и первые цифры претензий от получателей: $155 млн от белорусского Мозырского НПЗ и $0,45 млн от польской Orlen.
  • Претензии перенаправлены в «Транснефть», но та не подтвердила, что готова их удовлетворить, жалуется Сечин. Тем временем контрагенты ищут замену российской нефти и набирают юристов для предъявления судебных претензий, говорится в письме. Промедление с урегулированием грозит худшими условиями будущих контрактов, потерей рынков сбыта и недополученными доходами бюджета от экспорта, предостерегает Сечин.
  • В «Роснефти» напомнили, что «Транснефть» обещала правительству компенсировать потери от грязной нефти. «Мы доверяем компании как добросовестному контрагенту, и у нас нет причин в них сомневаться», — отметил пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев.

Перевыставить по максимуму

«Роснефть» хочет от «Транснефти» слишком много, пишет «Коммерсант», получивший и оригинальные претензии Мозырского НПЗ к «Роснефти».

  • Оказывается, сумма в $155 млн предполагает нулевую стоимость всех поставленных в апреле на завод 370 000 тонн грязной нефти. Кроме того, белорусский партнер готов очень лояльно подойти к оценке ущерба — не просто рассмотреть «встречное обоснование» «Роснефти» о цене грязной нефти, но и решить спор в досудебном порядке.
  • Если учесть по такому принципу все 4,3 млн тонн грязной нефти, ущерб составит $1,8 млрд. «Коммерсант» оценивал реальную сумму компенсаций «Транснефти» в $315 млн.
  • По мнению экспертов «Коммерсанта», ущерб от поставок загрязненной нефти на НПЗ (кроме повреждения оборудования активным хлором) пока отсутствует в принципе. Он появится, если по «Дружбе» не удастся нагнать контрактный объем для Белоруссии (18 млн тонн) по итогам года. Сейчас затраты несет «Транснефть», возвращающая грязную нефть на территорию России и замещающая ее чистой. Подробно о схеме замещения мы писали здесь.
  • «Транснефть» заявила, что не получала обоснованных требований о компенсации убытков. Представитель Козака сообщил, что решений о компенсациях не принимало и правительство: вопрос отложен до полного восстановления работы «Дружбы».

Цитата.

«Есть общее понимание, что речь идет о неделях и месяцах, но никак не днях или годах. И, конечно, недопустимы попытки заработать на компенсациях. Это как кладбищенский бизнес — делать деньги на несчастье», — заявил советник главы «Транснефти» Игорь Демин.

Что дальше?

Суд НПЗ с «Роснефтью» за компенсацию маловероятен, но если «Роснефть» не будет оспаривать оценку ущерба, его может выиграть белорусская сторона. При этом «Роснефть» может привлечь «Транснефть» к иску в качестве третьей стороны.

Результаты спора будут иметь преюдициальное значение для дальнейшего разбирательства между «Роснефтью» и «Транснефтью». Это означает, что нефтекомпания получит право перевыставить свои потери без необходимости вновь доказывать их обоснованность и размер, сказал «Коммерсанту» партнер юридической компании «Нортия ГКС» Владимир Смолярж.

Почему это важно.

Натянутые отношения руководителей крупнейшей нефтяной компании России и нефтетранспортного монополиста хорошо известны. Предельно жесткая позиция, занятая «Роснефтью» в вопросе компенсаций, заставляет задуматься, насколько они вредят отрасли и стране в целом.

Сергей Смирнов