Компания 11 октября 2019

Текила, марихуана и куча родственников: как экс-миллиардер разрушил свой бизнес

В конце сентября акционеры крупнейшей в мире сети коворкингов WeWork заставили основателя — израильского бизнесмена Адама Ньюманна — уйти в отставку с поста гендиректора и фактически расстаться с контролем. Дело в том, что при подготовке к несостоявшемуся в итоге IPO они узнали о компании много такого, что прямо в ходе роуд-шоу обрушило оценку стартапа с $47 млрд до $15–20 млрд. Сейчас компания, по оценке Forbes, стоит меньше $3 млрд, а состояние самого Ньюманна, некогда мультимиллиардера, рухнуло в семь раз, до $600 млн. Рассказываем, как экс-миллиардер привел WeWork к краху.

Что случилось. Кампанию по выживанию Ньюманна возглавил глава SoftBank Масаёси Сон, чей фонд вложил в стартап свыше $10 млрд (в капитал и в виде кредитов). Отставке Ньюманна предшествовал срыв IPO WeWork. То, что никакой сделки не будет, стало понятно прямо во время роуд-шоу: потенциальные инвесторы изучили раскрытие компании и оценка WeWork рухнула. Вот что они узнали:

Узнайте, как зарабатывают миллиарды, в e-mail рассылке The Bell.

WeWork всегда была семейной компанией, но инвесторы не ожидали, что настолько

  • Девиз WeWork — фраза «лучше вместе» (better together). У компании три основных владельца — сам Ньюманн, его жена и мать пятерых детей Ребекка, а также друг Мигель Маккелви, с которым они начинали бизнес. 41-летняя Ребекка, кузина актрисы Гвинет Пэлтроу, является бренд-менеджером WeWork, а также возглавляет образовательное подразделение WeGrow, которое занимается строительством частной школы. Из проспекта к IPO выяснилось, что она же входит в группу из трех человек, один из которых должен заменить 40-летнего Адама на посту главы компании в случае его неожиданной смерти.
  • Влияние супруги основателя росло постепенно — сначала она почти не появлялась в офисе WeWork, поскольку была занята на кинопроизводстве. Однако со временем Ребекка не только начала участвовать в работе, но и диктовать правила. Например, она настаивала, чтобы все работники носили футболки определенного цвета, и поручила превратить первый этаж штаб-квартиры WeWork в зону для производства видеороликов и фильмов, рассказывали бывшие сотрудники компании.
  • Но из проспекта к IPO выяснилось, что Ньюманн нанял в компанию и других многочисленных родственников, включая сводного брата жены, которому в итоге тоже пришлось покинуть компанию.
  • Ави Йехиэль — бывший израильский футболист. Согласно проспекту, Йехиэль с 2017 года возглавлял в WeWork отдел бытового обеспечения, получая зарплату в $200 тысяч. Кроме того, в прошлом году он организовал за те же $200 тысяч восемь мероприятий компании. Какие именно, в проспекте не раскрывается, но по дате они совпадают с Creator Awards — конкурсом компании для предпринимателей, стартапов и НКО со звездным жюри, на который, по ранним сообщениям самой WeWork, компания потратила больше $40 млн в 2017 и 2018 годах.
  • В проспекте обнаружились и иные родственные связи. Например, руководителем отдела по покупке недвижимости в компании был двоюродный брат Ребекки. В течение нескольких лет корпоративные летние ретриты WeWork проводились в доме его родителей.

WeWork всегда много тратила, но инвесторы не догадывались сколько

Из заявления WeWork, поданного в Комиссию по ценным бумагам (SEC), выяснилось, что стартап убыточен несколько лет подряд и разрыв между доходами и расходами не идет ни в какое сравнение с другими новичками на бирже. В прошлом году убытки компании составили $1,6 млрд. Для сравнения, в 2016 году их размер не превышал $430 млн. По итогам первого полугодия 2019-го года стартап потерял $690 млн при доходах в $1,5 млрд. Траты прежде всего приходились на арендные платежи владельцам недвижимости, в которой открывались коворкинги.

  • Успешному размещению не помогли даже срочные шаги навстречу инвесторам, которые компания предприняла в сентябре. Тогда Ньюманн согласился снизить голосующий вес своих акций с 20 до 10 голосов за бумагу (инвесторы в ходе IPO должны были получить акции с одним голосом каждая) и назначить до конца года ведущего независимого директора в совет директоров. Из устава компании исчез пункт о том, что жена Ньюманна будет играть ведущую роль при назначении его преемника в случае его смерти или неспособности выполнять обязанности. Одновременно Ньюманн пообещал, что в течение трех лет после размещения продаст не более 10% своих акций.

WeWork всегда подчеркивала значимость основателя, но не рассказывала о его привычках

  • В проспекте к размещению имя Ньюманна упоминается 169 раз, гораздо чаще, чем любое другое. Как выяснилось из раскрытий перед IPO, Ньюманн был не только гендиректором и контролирующим голосующие акции совладельцем.
  • Непосредственно перед несостоявшимся IPO выяснилось, что он получил от компании в общей сложности $700 млн — частично за счет продажи своих акций, частично в виде кредитов WeWork, которые были обеспечены ее же акциями. В 2016 году Нейманн занял у WeWork $7 млн всего под 0,64%. Предприниматель погасил долг, а в этом году привлек еще один кредит — уже на $362 млн под залог 2,89% акций.
  • Решение Ньюманна брать кредиты под залог своих акций говорит лишь о его уверенности в перспективах WeWork. При этом даже после продажи своей доли в сети Ньюманн остается крупнейшим акционером WeWork, были уверены участники рынка.

Но перед IPO инвесторы начали относиться к Ньюманну со все большим скепсисом, опасаясь его чрезмерного влияния на компанию.

  • Сомнения были оправданны, уверены бывшие сотрудники WeWork. Они в один голос описывают Ньюманна как буйного начальника, который прыгал на столе во время планерок, ходил по офису босиком (иногда его замечали  без обуви и на улицах Нью-Йорка и в городке Хэмптонс, где расположен его дом) и постоянно пил текилу — ее он требовал не только в своем кабинете, но и на каждой точке во время объезда помещений для коворкингов.
  • Ньюманн не раз заявлял, что распитие крепких напитков является частью корпоративной культуры. Однажды он устроил вечеринку с сотрудниками в офисе, на которой сообщил о сокращении 7% персонала в целях экономии. После этого он потребовал внести в конференц-зал текилу и закуски. Уволенные в тот день сотрудники рассказывали, что чувствовали себя глупо и растерянно.
  • Картину дополняет любовь Ньюманна к марихуане (однажды экипаж самолета нашел у него и его друзей большой пакет наркотика в коробке из-под хлопьев) и публичные заявления о желании жить вечно и владеть миром.

Что дальше. «Мы решили отложить IPO, чтобы сосредоточиться на основной деятельности, фундамент которой все еще тверд», — заявили вице-президент Себастьян Ганнинхэм и финансовый директор Арти Минсон. Они отметили, что все же намерены вывести компанию на биржу, но даже примерная дата пока неизвестна.

Доверия к компании тем временем становится все меньше. В первую очередь — у инвесторов, интересами которых не раз пренебрегали в угоду желаниям руководства и нынешних сотрудников. Последние уверены, что отметка о работе в сети коворкингов WeWork со временем будет служить своего рода «черной меткой» при дальнейших поисках работы.

Анна Коваленко