Из закрытого НИИ до IPO в Нью-Йорке за четыре года: бизнес-история Дмитрия Зимина

88-летний Дмитрий Зимин умер в Швейцарии, сообщил сегодня вечером его сын Борис. «Он ушел в полном сознании, умиротворенно, немного грустя о нас и о жизни, но все-таки с облегчением — последние месяцы он тяжело болел», — написал он. Дмитрий Зимин уехал из России в 2015 году, после признания иностранным агентом и закрытия его фонда «Династия».

Секретный инженер

Дмитрий Зимин родился в 1933 году в семье потомков российских текстильных фабрикантов Зиминых и Гучковых (лидер партии октябристов, а затем военный министр Временного правительства Александр Гучков приходится ему троюродным дедом). Отец Зимина был арестован и в 1935 году погиб в лагере, дядя, бывший меньшевик, расстрелян в 1938-м. Об истории своей семьи Зимин, впрочем, узнал, уже будучи успешным бизнесменом, писал он в своей автобиографической книге.

Еще в школе Зимин увлекся фотографией, потом стал радиолюбителем и в 1950 году поступил на радиотехнический факультет МАИ. В 1963 году специалиста по сканирующим антеннам Зимина пригласили в Радиотехнический институт АН СССР (РТИ), входивший в оборонное объединение «Вымпел», которое в системе советского ВПК отвечало за системы ракетно-космической обороны. Там Зимин проработал до второй половины 1990-х — он проектировал антенны для РЛС-систем противоракетной обороны (в 1993 году за эту работу он получил Государственную премию).

В 1990 году, когда в институте начались задержки зарплаты, Зимин создал на базе своего коллектива кооперативное «КБ Импульс», которое поначалу производило «антирадары» для автомобилей и аппаратуру для кабельного и спутникового телевидения. А в 1991-м Зимин познакомился с приехавшим в СССР по приглашению руководства «Вымпела» совладельцем американского производителя телеком-оборудования Plexsys Оги Фабелой. Спустя год Зимин и Фабела зарегистрировали компанию «Вымпелком», которая стала строить в Москве одну из первых сетей в американском стандарте сотовой связи DAMPS.

Бизнесмен

Первые кредитные деньги на строительство сети предоставили поставщики оборудования — сначала Plexsys, а затем Ericsson, рассказывал потом Зимин в интервью Олегу Тинькову. «Мы одна из немногих компаний, которая в состоянии ответить на вопрос, откуда взялся первый миллион», — гордился он. Официально сотовая сеть «Вымпелкома» была представлена в сентябре 1993 года, тогда же был придуман бренд «Билайн».

Тогда же партнером Зимина стал владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков. Сначала Евтушенков, стремительно набиравший влияние в московской мэрии, помог Зимину наладить связи с правительством Москвы и получить лицензию на работу сотовой сети в столице, а затем, в 1993 году, — выкупил контрольный пакет «Вымпелкома» у института РТИ. Впоследствии часть этой доли АФК «Система» Евтушенкова продала Оги Фабеле, а часть — в 1996 году продала «в рынок», когда «Вымпелком» стал первой российской компанией, которая провела IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже.

К 1996 году «Вымпелком» стал лидером московского рынка, вспоминал Зимин, объясняя этот успех так: «Мы вышли на рынок с телефоном, который умещался в кармане, а у всех были чемоданы». «Cостояние первозданного российского рынка» позволяло компании зарабатывать на порядок больше иностранных конкурентов: по словам Зимина, ARPU (доход на одного абонента в месяц) «Вымпелкома» составлял $374 по сравнению с $54 у американской AirTouch, на основе которой была создана американская сеть Vodaphone.

Разместив на NYSE 30% акций, «Вымпелком» получил оценку больше $380 млн; компания и ее акционеры заработали $110 млн. По меркам 1996 года в России это были огромные деньги — для сравнения, в том же году Владимир Потанин и Михаил Прохоров получили за счет залогового аукциона контроль над «Норильским никелем» за $170 млн.

Но в этом же году у «Вымпелкома» возникла серьезная проблема: в отличие от главного конкурента МТС, в которого теперь вкладывал все деньги Евтушенков, она не смогла получить лицензию на частоты в стандарте GSM, на основе которого, как уже было понятно, будет развиваться сотовая связь во всем мире. «“Вымпелком” на бирже, и всем понятно, что мы идем ко дну», — описывал позже эту ситуацию Зимин.

Зимин, по его словам, пытался объяснить чиновникам, что «такое неравновесие на рынке» несправедливо, но частоты удалось получить только в 1998 году благодаря вице-премьеру Борису Немцову. «Меняется правительство, связь начинает курировать Немцов. И чудо — прорываюсь к нему в Белый дом. Объясняю ситуацию и понимаю, что у нас много общего. Он тоже занимался электродинамикой, выпустил статью о прохождении радиоволн в анизотропных средах. <...> Поговорили, и через несколько дней родилась бумага <...>: «Выдать “Билайну” лицензию на GSM», — рассказывал Зимин.

Возможность догнать МТС «Билайн» получил после кризиса 1998 года: в 1999-м, на фоне резкого падения доходов населения, оператор первым начал ценовую войну, предложив пользователям комплект из телефона, SIM-карты и $10 на счете всего за $49. МТС пришлось отвечать снижением цен, и всего за год сотовая связь подешевела втрое, писали потом «Ведомости».

В 2000 году «Вымпелком» оказался вовлечен в новый «частотный скандал» — Госсвязьнадзор начал лоббировать передачу части частот МТС и «Вымпелкома» конкуренту «Соник Дуо», на основе которого вскоре будет создана московская сеть «Мегафона», близким к которому считался новый министр связи Леонид Рейман. Именно эта история, как вспоминал Зимин, подтолкнула его к продаже доли и уходу из компании. В 2001 году бизнесмен продал большую часть своей доли в «Вымпелкоме» «Альфа-групп» Михаила Фридмана. В 2005 году Forbes оценивал состояние Зимина в $520 млн. Первым из российских бизнесменов Зимин передал 90% этих денег в траст, который должен был потратить их на благотворительность.

Благотворитель и иностранный агент

В 2002 году Зимин основал и возглавил фонд «Династия», основными задачами которого стали поддержка и популяризация российской фундаментальной науки, в том числе в виде стипендий на обучение за рубежом и грантов на исследования. В 2008 году стал соучредителем премии «Просветитель», которая вручалась за лучшие работы в области популяризации науки.

В 2015 году Зимин стал первым лауреатом премии Минобразования «За верность науке», но в том же году «Династия» была объявлена иностранным агентом — на том основании, что Зимин финансировал работу фонда со своих иностранных счетов. Кроме финансирования из-за рубежа, Минюст усмотрел политическую деятельность в финансировании «Династией» проектов фонда «Либеральной миссии» (признан иностранным агентом) Евгения Ясина.

Зимин счел это оскорблением, объявил о ликвидации «Династии», а его друзья говорили, что филантроп покинул Россию на неопределенный срок. Но после этого Зимин вернулся и до последнего времени проводил большую часть времени в России. Из страны он уехал, только когда болезнь стала прогрессировать, сказал «Дождю» (признан Минюстом иноагентом) знакомый Зимина, журналист Сергей Пархоменко.

В обращении академиков в защиту фонда говорилось, что за десятилетие фонд стал стержнем научно-просветительской деятельности в России. Впоследствии Зимин вместе с сыном основали новый фонд Zimin Foundation, который продолжил поддерживать науку и образование. Борис Зимин говорил, что поддерживал ФБК (признан иностранным агентом, признан экстремистской организацией) лично с самого его основания.

«В России возможность ведения бизнеса определяется ограничениями — например, состоянием судебной системы, отсутствием разделения властей и конкуренции. Всем достичь мировых высот не получится, но талантливые люди делают большие дела. <...> Несмотря на ограничения, сейчас лавина возможностей. За всю историю человечества на людей не валилось столько новых возможностей: каждый день, каждый час возникают новые технологии и направления бизнеса. Успевай поворачиваться — в мое время такого не было. Главное — за это ухватиться», — говорил Зимин в интервью Олегу Тинькову уже после признания «Династии» иноагентом.

The Bell выражает соболезнования семье и близким Дмитрия Зимина.

Скопировать ссылку

Дело Мау. Как близкий к власти экономист попал под арест

По «делу Марины Раковой» задержан и отправлен под домашний арест до 7 августа Владимир Мау — ректор РАНХиГС и влиятельный экономист, приближенный к властям в течение всех 30 постсоветских лет. Мау предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере — хищении денежных средств вуза.
Последствия «специальной военной операции» на Украине. Онлайн
21 марта 2022

USDT обвалится? Что ждет самый популярный стейблкоин

Криптозаморозки на рынке продолжаются. Практически каждые несколько недель громко лопается новый криптопроект на десятки миллиардов долларов: Luna/UST, Celsius, Three Arrows Capital. Есть основания полагать, что Tether/USDT может последовать их примеру.