Вечерняя Рассылка 9 июля 2019

Итоги пяти лет контрсанкций, чем полезна скука и куда пойти, если вас уволили

Итоги пяти лет продуктовых контрсанкций: рост цен на продукты и почти 100% российского зерна, мяса и сахара — но только за счет господдержки

В начале августа продовольственным контрсанкциям, запретившим ввоз в Россию продуктов из западных стран, исполнится пять лет. Аудиторская и консалтинговая компания KPMG в исследовании, проведенном по просьбе РБК, подвела их итоги: цены на продукты питания выросли, зато Россия теперь почти на 100% сама обеспечивает себя стратегическими продуктами — зерном, мясом и сахаром. Но без господдержки все это работать не будет — на рубль частных инвестиций в отрасли, как и до 2014 года, приходится 60 копеек государственных.

Чего удалось добиться

  • Импортозамещение. Самообеспечение по основным продуктам в основном достигнуто: Россия производит 99% необходимого зерна, 93% мяса и 95% сахара. По большинству других продуктов цели не достигнуты, но обеспеченность выросла. При этом российские производители все равно зависят от иностранных поставщиков оборудования и генетического материала. Доля импортных или биржевых товаров в затратах обычно больше 50%.
  • Рост цен. Цены за пять лет эмбарго выросли почти на всю сельхозпродукцию — и намного выше инфляции. Из значимых продуктов не подорожал только картофель. Больше всего в рознице подорожали сливочное масло (на 79%), мороженая рыба (на 68%) и белокочанная капуста (на 62%). Выросли цены на продукты, которых в России производится в достатке, — на пшеничную муку (на 25%), макароны (на 34%), подсолнечное масло (на 35%).
  • Экспорт. На экспорт идет то же, что до эмбарго, — зерно и масличные культуры. Остальные российские товары на мировом рынке неконкурентоспособны: они часто дороже и хуже зарубежных аналогов.
  • Рост в отрасли. Продэмбарго почти не увеличило темпы роста сельхозотрасли по сравнению с прогнозом естественного развития. Впрочем, молочная отрасль говорит, что эмбарго и девальвация рубля спасли ее от зарубежных конкурентов, шансов против которых иначе было бы мало.

 

 

Сколько это стоило

  • Агропроекты все так же не могут развиваться без господдержки, даже доля осталась той же — почти 60 государственных копеек на рубль частных инвестиций. Как только поток денег от государства иссякает, инвесторы уходят из этих отраслей — как из тепличной.
  • Чтобы ослабить давление на рынок и наладить импортозамещение, только в 2018 году государство потратило 600 млрд рублей, из них 125–128 млрд рублей — из бюджета, рассказывал Владимир Путин. За пять лет в условиях санкций «сельское хозяйство сделало невероятный рывок, который трудно себе и представить было», считает президент.
  • Путин поставил задачу удвоить экспорт аграрной продукции и довести его до $45 млрд в 2024 году. Это обойдется еще в 400 млрд рублей за 6 лет. Ежегодная поддержка агросектора с 2019 года таким образом превысит 300 млрд рублей.
Только с 2014 по 2016 год каждый россиянин терял около 2000 рублей ежегодно из-за роста цен на товары, попавшие в контрсанкционный список, рассказывала профессор Российской школы экономики Наталья Волчкова. Рейтинговое агентство АКРА оценивало подорожание потребительской корзины из-за контрсанкций на 2–3 процентных пункта в год.

ДЕНЬГИ

Разногласий нет, развод не комментируем

Первый зампред правления Сбербанка Лев Хасис вчера отказал The Bell в комментариях для статьи о возможном разводе банка с «Яндексом» и намерении купить Ozon или Avito. Зато сегодня решил прокомментировать тему в Facebook у основателя онлайн-магазина «220 вольт» Алексея Федорова. Опровергать информацию о разводе и потенциальных сделках Хасис не стал, зато назвал вымыслом информацию о том, что Сбербанк недоволен партнерством c «Яндексом» и результатами маркетплейса Beru, а главу «Яндекс.Маркета» Максима Гришакова назвал «сильным СЕО успешной компании».

Санкции не нужны

Когда вчера Вячеслав Володин объявлял в Госдуме о предложении ввести против Грузии санкции, в этом сразу виделся какой-то подвох — и предложения (грузинское вино и минералка) не оригинальные, и повод (матерный монолог телеведущего, сразу осужденный МИД страны) мелковат. Сегодня оказалось, что все это, по крайней мере пока, было лишь поводом для того, чтобы Владимир Путин продемонстрировал великодушие. «Что касается различного рода санкций в отношении Грузии, я бы не стал этого делать именно из уважения к грузинскому народу», — заявил Путин, а на вопрос о том, надо ли завести уголовное дело на ведущего Георгия Габунию, ответил: «Много чести».

ПРАКТИКА

Куда пойти после увольнения?

В выходные немецкий банк Deutsche Bank объявил о глобальном сокращении штата на 18 тыс. сотрудников. В компании по всему миру объявляли новости сотрудникам около 11 утра, а на сборы дали всего несколько часов. Кажущаяся бесчеловечной, такая практика увольнений на самом деле намного лучше, чем тяжелый разговор с сотрудником вечером, пишет Quartz. Во-первых, утреннее увольнение позволяет сотруднику зайти в еще открытые рабочие кабинеты и решить вопросы. Во-вторых, это позволяет после увольнения пойти в паб. По мнению ученых, особенно в случае массового ухода с работы, «небольшая пьянка» необходима: люди чувствуют, что они не одиноки и похожие эмоции испытывают и другие люди. Неформальное сообщество улучшает психологическое здоровье каждого уволенного. И в целом паб после офиса уже похож на ритуал — рюмку после увольнения пропускали сотрудники на протяжении всей последней мировой истории, и исследователи объясняют: подобная атмосфера убирает у сотрудника ощущение собственной вины и неудачи.

Чем полезна скука

Время, которое мы зачастую бесцельно проводим в соцсетях, вами дорого оплачивается. Как пишет канадский журнал The Walrus, экраны гаджетов используют нашу скуку, чтобы превратить нас всех в неоплачиваемых работников для рекламодателей. «В этой сделке вы платите своей индивидуальностью, свободой и счастьем», — пишет исследователь. При этом некоторые мировые ученые (например, Эрих Фромм) считали скуку «ежедневным человеческим проклятием», которое, однако, есть только у человека и приводит к тому, что он размышляет, кто он есть.

ПОПРАВКА

В сегодняшней утренней рассылке мы ошиблись. О том, что источником слуха о запрете на валютные вклады была шутка одного из участников рынка, произнесенная на совещании с чиновниками, сообщил не замминистра финансов Алексей Моисеев, а два собеседника Forbes. Моисеев лишь сказал The Bell, что такой запрет не обсуждался и противоречит логике законопроекта, в контексте которого упоминался. Приносим всем извинения.

Петр Мироненко