The Bell объясняет 25 декабря 2019

Итоги года в технологиях: политика, деньги, безопасность и наука

Цифровой 2019-й во многих отношениях стал кризисным годом. В России вступил в силу закон о суверенном рунете, США и Китай погрузились в холодную кибервойну, инвесторы разочаровались в стратегии пристраивания арабских миллиардов в западные стартапы, а многие идеи, обещавшие технологические революции, просто не «взлетели». Но за поворотом нас ждет еще много нового.

Эта статья была написана специально для последней в этом году технорассылки The Bell. Подписаться на нее можно здесь.

2019 и 2020 — последние годы, когда:

  • создатели классических компьютеров могут не обращать внимания на успехи квантовых вычислений;
  • смартфоны не боятся быть вытесненными чем-то новым;
  • роботакси остаются экзотикой;
  • убер-экономика не разделена окончательно по странам;
  • в отдельных местах интернета сохраняется относительная незарегулированность и пользователи, не пекущиеся о приватности и защите собственных данных.

The Bell подготовил обзор основных направлений, по которым в 2019 году развивались — и сталкивались с реальным миром — технологии.

Экономика. Год, когда мегафонды показали свою несостоятельность

Почти три года весь стартаперский рынок наблюдал за попыткой поменять принципы инвестирования. Мегафонд Vision Fund вкладывал десятки миллиардов долларов в то, что он считал перспективными стартапами. При таких инвестициях существовала вероятность, что рынок действительно примет накачанных деньгами Масаёси Сона и арабских инвесторов единорогов за настоящие истории успеха.

К сожалению, этого не произошло. IPO Uber оказалось чрезвычайно неудачным, коворкинг WeWork оказался на грани банкротства, а более мелкие проекты — вроде стартапа Wag, выгуливающего собак, не смогли переварить полученные деньги.

Не все провалы, впрочем, были связаны с мегафондами. В некоторых случаях прорывные идеи не реализовались. Например, Magic Leap обещала переворот в области виртуальной реальности, показывая инвесторам, по слухам, невероятные вещи с проекциями на сетчатку. Переворот в области дополненной реальности был совсем близок, если не упоминать, что демонстрацию обеспечивала целая комната оборудования. В результате Magic Leap отстает по продажам от плана на порядок и вряд ли сможет реализовать то видение, за которое получила деньги.

К 2020 году рынок подошел без большой идеи. Но вот направления:

  • ЗОЖ и носимые устройства. Тренд последних нескольких лет может превратиться во что-то большее в 2020 году. К этому его подготовил 2019-й — первый год, когда беспроводные наушники перестали быть роскошью и стали универсальным интерфейсом для платежеспособных владельцев смартфонов. Весь сектор носимых устройств, помноженный на интернет вещей и сбор информации о пользователе способен вернуть вложенные средства с большой отдачей. Особняком стоит медицина — в силу регуляторных ограничений прогресс здесь медленнее, чем хотелось бы.
  • Дополненная и виртуальная реальность (XR) — на середину следующего десятилетия, похоже, придется революция и в этой области. Даже если второго Magic Leap не случится, в 2022–2023 годах Apple планирует представить собственный шлем, а затем и очки. Это должно создать огромный массовый спрос на XR-решения. Считается, что к 2030 году очки в той или иной форме заменят смартфон в качестве персонального устройства.
  • ИИ для машины и всего вокруг. Исследований в области искусственного интеллекта становится все больше. Новый мегафонд Масаёси Сона, например, призван «ускорить ИИ-революцию» и наверняка ускорит как минимум процесс инвестиций. Больше всего денег, выделяемых на модную тему, идет на попытки разработать роботакси и вообще автономный автомобиль. 2020 год должен показать, что произойдет, когда на улицах покажется больше 100 тысяч киберводителей (Илон Маск обещает миллион, но не обязательно выполнит обещание).
  • Облачный open source станет крупной инфраструктурной идеей венчурных капиталистов. Стало коммерчески выгодно формировать из привлекательных стеков технологий и развитых сообществ целые экосистемы, которые непросто убить экономически. Цена вопроса уже достигает десятков миллиардов долларов, а инвесторы серьезно экономят на внедрении решений в долгосрочной перспективе.

Политика. Год, когда интернет разлетелся на куски

В 2018 году тенденция к разделению интернета на несколько крупных сегментов только намечалась. Теперь она окончательно оформилась, причем интернет не просто разделился на условно западный и восточный (китайский и схожие варианты). Похоже, что в ближайшее время сегменты сети будут серьезно различаться на страновом уровне и эту центробежную тенденцию уже не остановить.

Глобальных причин такой фрагментации много. Вот некоторые из них:

  • Рост цифровой экономики привлекает власти и заставляет их вырабатывать новые правила игры. Характерный паттерн — желание получить долю сверхдоходов транснациональных технокорпораций. Те зачастую доминируют на заданной территории, но платят там, по мнению властей, недостаточно налогов.
  • Внутриполитические конфликты заставляют активнее бороться с экстремистами. Это ведет к попыткам блокировать те или иные ресурсы, выделять регионы, которые можно в целом отключить от глобальной сети. Постепенно такие методы борьбы с террористами преобразуются в инструмент давления на неугодных и даже задействуются для решения экономических споров. Особенно активно подобные меры применяются в Индии, Китае, Казахстане.
  • Обострение внешнеполитической обстановки заставляет тратить средства на изоляцию странового сегмента интернета на случай масштабного киберконфликта. В этом случае определяющим фактором для киберстратегии государства становится национальная безопасность. Это путь, по которому идут такие страны, как Россия (в мягком варианте), Иран, Ирак и Северная Корея.

В целом вслед за изоляцией интернета может последовать изоляция технологических стеков: создание собственных программных и аппаратных решений, демонтаж отдельных стандартов в области телекоммуникаций и разработки. Кое-что уже можно наблюдать в США, внесшей Huawei в черные списки, в России, которая собирается предустанавливать на неопределенный круг устройств российское ПО, в Китае, решившем поставлять в госструктуры исключительно произведенные в стране компьютеры.

Кибербезопасность. Год, когда подверглись сомнению все звенья цепи

Киберугрозы со временем становятся все более опасными. В конце 2018-го и 2019 году произошло несколько событий, которые заставляют отнестись к вопросам кибербезопасности серьезнее, чем когда бы то ни было.

Во-первых, в конце 2018 года вышла спорная статья Bloomberg Businessweek «Большой взлом» (пересказ The Bell), заявившая о наличии аппаратных уязвимостей и «закладок» в ряде серверов, связанных с китайскими производителями. Подвергнутая жесткой критике специалистами по безопасности, статья тем не менее привлекла внимание к самому классу уязвимостей. Появились другие свидетельства того, что хакеры могут довольно часто использовать дырки в аппаратной реализации, а специалисты по кибербезопасности плохо умеют защищаться от этого вида взломов. Все вместе подорвало доверие к поставщикам компьютерных комплектующих.

Во-вторых, 2019 год был богат на мегаутечки приватных данных. Постоянная смена паролей и проверка, не утек ли старый, стали не уделом параноиков, а частью стандартной цифровой гигиены. К концу года крупнейшие браузеры были оснащены модулями, проверяющими пароли на безопасность. В целом к 2020 году среднему пользователю гораздо выгоднее с точки зрения безопасности предполагать, что все пароли известны злоумышленникам. Интересно, что отдельный подвид «злоумышленников» — провайдеры, продающие историю посещений пользователей и регулирующие органы (в России — Роскомнадзор), которые могут анализировать всю незашифрованную информацию. Поэтому инструкция по защите от хакеров и от подглядывающих властей совпадает по многим пунктам.

В-третьих, хакеры активизировались на рынке госорганов и муниципалитетов. Вдохновленные пронесшимся по миллионам компьютеров несколько лет назад вирусом NotPetya, маскировавшимся под шифровальщик-вымогатель, настоящие кибервымогатели захватывают сервера муниципалитетов, больниц, портов и других учреждений, традиционно считающихся критическими элементами инфраструктуры.

Наука. Год, когда законов физики оказалось недостаточно

Отрицание физических законов будет своего рода трендом во многих аппаратных решениях. Типичный пример из 2019 года — фотокамера в айфоне, которая скорее додумывает картинку с помощью нейросети, чем снимает объективную реальность. Если плохой сигнал можно улучшить, а потребитель не заметит разницы — будет задействован ИИ или другие механизмы. Само это способно создать огромную отрасль по преодолению физических ограничений.

Три направления, в которых наука, вероятно, быстрее всего принесет ощутимые результаты:

  • Повсеместный спутниковый интернет. Первая половина следующего десятилетия станет годами, когда над нами будут пролетать десятки тысяч спутников связи. При этом, например, Apple попытается буквально заглянуть с помощью этих спутников к нам в карман, почти поправ законы физики.
  • Быстрые криптовалюты. Именно в 2020 году должны появиться блокчейн-системы (например, запуститься TON Павла Дурова), позволяющие проводить одновременно миллионы операций и при этом защищенные от взлома. Для этого требуется очень хорошо разобраться в математике, а затем суметь применить математику к реальным сетевым условиям.
  • Квантовые вычисления. Человечество довольно близко подобралось к созданию первых полезных квантовых компьютеров. 2020 год и даже конец следующего десятилетия вряд ли станут временем, когда квантовые компьютеры будут распространены хотя бы так же, как обычные в начале века. Но облачные решения и аренда ресурсов для квантовых вычислений — услуги, которые вполне могут стать доступной реальностью.

Александр Амзин, Валерия Позычанюк