Игра Кима и Трампа: что стоит за исторической встречей глав Южной и Северной Кореи

Подробно 27 апреля 2018

Фото: Zuma\TASS

Глава КНДР Ким Чен Ын и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин провели исторический саммит, по итогам которого договорились стремиться к денуклеаризации Корейского полуострова, заключению соглашения о мире и будущему объединению страны. Ким Чен Ын стал первым лидером КНДР, посетившим Южную Корею.

Встреча

  • Стороны встретились в пограничном пункте Пханмунджом, расположенном в демилитаризованной зоне между двумя государствами. После рукопожатия они взялись за руки и по приглашению главы КНДР перешагнули сначала границу Северной Кореи, а затем — Южной. Оба лидера на протяжении всего саммита улыбались и выглядели радостными. Как позднее рассказал пресс-секретарь президента, предложение Кима стало для лидера Южной Кореи неожиданностью. «В тот момент, когда Ким Чен Ын ступил на южнокорейскую сторону границы, президент Мун задал риторический вопрос, когда же и он сможет побывать в Северной Корее. На это Ким Чен Ын мгновенно ответил: «Может быть, прямо сейчас», — пояснил пресс-секретарь.
  • Утренний раунд переговоров во Дворце мира продлился около двух часов. «Сегодня начинается новый отрезок истории — начало истории и эпохи мира», — написал Ким в гостевой книге. Во время переговоров лидер КНДР даже начал шутить и пообещал больше не будить Муна, который «всегда просыпается рано», испытаниями баллистических ракет. Что не менее необычно, Ким пожаловался Муну на не самое лучше состояние северокорейских дорог (стороны обсуждали возможный визит президента в КНДР), а Мун в ответ предложил объединить транспортные системы, чтобы передвижением на скоростных поездах могли наслаждаться и простые жители КНДР.
  • Как передает Русская служба Би-би-си, государственное телевидение КНДР рассказало о встрече и впервые назвало лидера Южной Кореи «президентом», хотя до этого в течение 50 лет в КНДР официально не признавали Южную Корею отдельным государством, а теледикторы называли ее «южной частью страны».
  • Обедать, правда, Ким Чен Ын в Южной Корее не остался — уехал обратно в КНДР в бронированном лимузине, окруженном бегущими трусцой телохранителями.
  • Подробно почитать о составе делегаций двух стран и о пограничном месте встречи можно здесь, посмотреть фотографии — здесь.

Итоговое заявление

  • После утренних переговоров и перерыва (Ким поел и вернулся назад в Южную Корею) лидеры в течение часа гуляли и беседовали наедине. Как написала корреспондент агентства AFP, больше говорил Мун, а Ким улыбался, слушал его и «уважительно кивал».

  • После вечерних переговоров стороны, посадив в пограничной зоне сосну как символ мира и процветания, выступили с совместным заявлением для прессы. Они объявили, что договорились о необходимости денуклеаризации Корейского полуострова, подписания соглашения о мире (страны формально находятся в состоянии войны), возобновления воссоединения семей и прекращения всех провокаций, включая «пропагандистских спикеров». Южнокорейский президент также договорился посетить КНДР с визитом осенью.

Что будет дальше?

Несмотря на позитивный характер встречи, воспринимать ее однозначно не стоит — КНДР и Южная Корея уже не раз заключали подобные договоренности, а договор о денуклеаризации Корейского полуострова впервые подписали еще в 1992 году. Массовый скептицизм признал и лидер КНДР: «Мы уже заключали большие договоренности раньше, но у нас не получалось их выполнять <…> Есть скептические мнения о том, принесет ли значимые результаты сегодняшняя встреча. Если мы продолжим демонстрировать крепкую волю и двигаться вперед рука об руку, то ситуация, как минимум, точно не ухудшится».

  • О том, что КНДР «больше не нуждается» в испытаниях ядерного оружия Ким Чен Ын сказал еще неделю назад и объявил о закрытии полигона Пунгери на севере страны. Правда, китайские сейсмологи считают, что это решение Пхеньяна может быть связано с возможным разрушением этого полигона во время испытаний, которые проводились в сентябре.
  • По мнению историка и преподавателя в Сеульском университете Андрея Ланькова, смена риторики властей КНДР произошла под влиянием «фактора Трампа», который дал понять, что готов применить силу против КНДР.
  • Ланьков считает, что у Северной Кореи нет реального желания сдавать ядерное оружие. Однако «это еще не означает, что она не может о таком желании заявить», поскольку процесс денуаклеаризации будет очень долгим. По мнению Ланькова, сейчас перед дипломатами КНДР стоят две задачи: они должны, во-первых, создать условия, при которых будет исключен американский удар по КНДР, а, во-вторых, добиться частичного снятия экономических санкций.
  • Заявления Ким Чен Ына – это часть подготовки к встрече с президентом Трампом, которая намечена на май или июнь, отмечает Ланьков. Сам американский президент приветствовал «историческую» встречу корейцев, но отметил, что время покажет, насколько реальны изменения, на которые готова пойти КНДР.
  • Обозреватель The New York Times Николас Кристоф считает, что и Трамп, и Ким Чен Ын хотят этой встречи. «Трамп и Ким представят себя историческими миротворцами, подписав некого рода декларацию, призывающую к миру и денуклеаризации, у которой будет какой-то график; помощники Трампа смогут после этого сказать, что он заслуживает Нобелевскую премию даже больше, чем Обама», – уверен Кристоф. По его словам, во время своей последней поездки в Северную Корею он разговаривал с сотрудником МИДа КНДР и тот дал понять, что Пхеньян никогда не повторит ошибки Ливии (отказалась от своей ядерной программы) и Ирака (не развивал эту программу).

Артем Губенко


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.