Новости 28 октября 2019

Хоккеиста Евгения Малкина уговорили вложиться в блокчейн-бизнес. Теперь у него проблемы

Год назад хоккеист Евгений Малкин инвестировал $4 млн  в блокчейн-стартап своих знакомых Mark.Spacе, став соучредителем и «лицом» компании — его участие в проекте выглядело в глазах инвесторов как гарантия надежности.

Когда первые инвестиции подошли к концу, руководители Mark.Spacе решили выйти на ICO. Стартапу удалось привлечь больше $10 млн, однако выяснилось, что собранные деньги так и не поступили в адрес юрлица, которое служило гарантией надежности сделки. С тех пор сразу несколько команд, работавших над проектом, ушли из-за невыплаты зарплаты, партнеры готовят к Mark.Spacе коллективный иск, вкладчики остаются в недоумении, а Малкина могут привлечь к американскому суду, рассказывает Sports.ru.

Детали. «Основатели так горели проектом, что я поверил в команду раньше, чем в идею, а когда увидел прототип, все сомнения отпали», — рассказывал Малкин пару лет назад. Согласно информации на главной странице проекта, Mark.Space занимается разработкой максимально доступных проектов виртуальной реальности, с которыми многие из нас уже сталкиваются в торговых центрах — например, в виде аттракционов.

Узнайте секреты главных стартапов планеты - в e-mail рассылке The Bell.

В Mark.Space Малкина пригласил давний друг и экс-партнер по команде «Металлург-85» Александр Строкатов, вместе с которым будущая звезда спорта играл в юношестве. Он познакомил друга со своими родственниками, которые и решили запустить проект, — гендиректором Mark.Space Яной Конторович и ее мужем Антоном Тихоновым. По рассказам представителя команды разработчиков Олега Ершова, который присутствовал на встрече с Малкиным, хоккеист «с трудом понимал термины, которые произносили Тихонов и Строкатов-старший, затем ему выдали описание Mark.Moda [то есть фактически другого проекта со схожим названием. — The Bell] на 80 листах». Когда Ершов через месяц спросил у Малкина, прочел ли тот документ, хоккеист «честно сказал, что пытался, но ему все объяснил Антон».

Журналисты издания выяснили, что проект с самого начала был «мутным». Вот основные «странности», о которых они упоминают:

  • Еще до решения о проведении ICO в проект был вовлечен один из основных партнеров Малкина, который контролирует значительную часть других его бизнес-проектов, — Николай Альтштейн. Знал ли об этом Малкин — неизвестно. В интернете все еще сохранился доступ к  Youtube-каналу первоначальной версии проекта, где речь идет о «первой в мире 3D-социальной сети».  Альтштейн значится руководителем в пяти юрлицах и учредителем десятка ООО, у ряда его проектов серьезные задолженности по налогам и сборам. В одном из них — ООО «ТД Диверсус» — совладельцами значатся Малкин и Строкатов. Это юрлицо стоит за производством и продажей воды Essential Aqua, ее лицом также  является Малкин. Управленческие расходы в 12 раз больше выручки и в 53 раза — прибыли.
  • Журналисты обнаружили, что проект Mark.Space несколько раз переживал трансформации. Изначально он запустился как «Мегамолл» — своего рода онлайн-молл, позволяющий примерять одежду разных брендов, не выходя из дома. Последний вариант до появления Mark.Space — проект Mark.Moda с похожей концепцией и внутренней валютой «Марк», почти как токены в Mark.Space. Как следует из рассказов собеседников издания, именно его концепцию одобрил хоккеист Малкин.
  • Mark.Moda превратилась в Mark.Space во второй половине 2017 года. В новой версии появился «интернет нового поколения» и много «блокчейна». Скорее всего, поскольку инвесторы тогда активно давали деньги именно на блокчейн, предполагает издание. В новом проекте из трехмерного торгового центра сделали трехмерную вселенную дополненной и виртуальной реальности с возможностью взаиморасчетов между юзерами внутренней валютой на основе блокчейна. По сути, это почти продажа участков на Луне, то есть виртуальное пространство, которое поделено на районы, а те, в свою очередь, поделены на юниты. Пользователю дают возможность трансформировать купленное пространство так, как ему угодно.
  • Инвестдекларация проекта занимает всего 50 страниц. Для сравнения, один из авторов статьи, который писал альфа-версию такого проекта для одного из стартапов, описал только суть, аудиторию и бизнес-модель проекта на 100+ страниц. Детализация потянула бы еще страниц на 200, отмечает он.
  • Из инвестдекларации следует, что руководители компании Mark.Space вложили $5 млн до ICO, тогда как в рекламе ICO и в СМИ от лица Малкина говорилось, что он лично вложил только $4 млн. При этом в отчетности СПАРК нет и этих $4 млн.
  • Из интервью мужчины, который отвечал за маркетинг на ICO, выяснилось, что проект рекламировал (в том числе в личном аккаунте в Instagram Евгения Малкина) и продавал токены неквалифицированным инвесторам. Это незаконно.
  • После ICO токен рухнул, а внятные новости о развитии проекта перестали появляться. У Mark.Space появилась плашка «Создатель топика — мошенник» на главном форуме по криптовалюте Bitcointalk. В то же время вскрылся обман о несуществующем партнерстве проекта с Adidas и Land Rover, о которых ранее писал стартап.
  • У Mark.Space было два зарубежных юрлица – MarkSpace OU (Эстония) и Mark.Space PTE (Сингапур), но ни одно из них не получило деньги после ICO. Представитель команды разработчиков проекта Олег Ершов рассказал изданию, что ни они сами, ни офисы не получали денег от команды проекта, Антон Тихонов не выходит на связь, а бывшие партнеры готовят коллективный иск.

Что дальше. Куда делись собранные во время ICO деньги, неизвестно. На счета российских юрлиц или головного юрлица в Сингапуре они не переводились. У Малкина серьезные проблемы, отмечает издание, поскольку именно хоккеист является учредителем сингапурской компании.

Кроме того, в отчетности СПАРК обнаружить якобы инвестированные Малкиным $4 млн не удалось. Были ли задекларированы эти средства в американской налоговой, также неизвестно. Если Евгений советовался с американскими юристами, то логично предположить, что он действовал как пассивный инвестор. Однако если он не оформлял свою «пассивность» письменно, то теоретически его могут по логике американского процесса привлечь в качестве ответчика, отмечает адвокат Дмитрий Морозов.

Анна Коваленко