THE BELL

Есть те, кто прочитали эту новость раньше вас.
Подпишитесь, чтобы получать статьи свежими.
Email
Имя
Фамилия
Как вы хотите читать The Bell
Без спама

Информация по делу

Самые полезные новости
за 5 минут в ежедневной рассылке

У нас есть утренняя и вечерняя рассылки.
Что вы хотите получать?

Задержание Сулеймана Керимова, которого подозревают в налоговых махинациях с недвижимостью на Лазурном берегу, напугало других собственников французских вилл и владельцев бизнеса во Франции. Некоторые из них жалуются, что россиян там проверяют с особой тщательностью.

Вилла Hier на Лазурном берегу, предположительно принадлежащая Сулейману Керимову. Фото: Доминик Бутен/ТАСС

Особый подход

«Сейчас к россиянам во Франции особенное отношение», – говорит бизнесмен Давид Якобашвили, обладатель виллы на Лазурном берегу. «Это негласно, но на практике им действительно уделяется больше внимания, и малейшее отклонение может вызвать вопросы», – рассказывает он. Дело Керимова многие состоятельные россияне с недвижимостью во Франции восприняли очень лично. «Я сразу позвонил своему юристу, чтобы убедиться, что у нас там все чисто», – признается совладелец одной из крупнейших российских компаний, у которого есть квартира во Франции. «Мои знакомые, владеющие недвижимостью на Лазурном берегу, воздерживаются приезжать сюда из России, отменяют запланированные поездки на Новый год и Рождество. Все ситуацию с Керимовым примеряют на себя», – рассказывает бывший сенатор и владелец Межпромбанка, гражданин Франции Сергей Пугачев.

The Bell пообщался с десятком владельцев дорогой недвижимости или бизнеса во Франции, и некоторые из них подтверждают, что к россиянам у местных налоговых органов особое отношение:

  • «Три налоговые проверки подряд – это слишком даже по французским канонам», – рассказывает председатель совета директоров «Абрау-Дюрсо» Павел Титов. В 2010 году компания купила шампанский дом Chateau d’Avize. Последняя проверка закончилась только недавно, а в общей сложности ее дела налоговики изучали больше полугода, но ничего не нашли. Настороженное отношение к русским собственникам и у французских банков, говорит он – за шесть лет компания Титова ни разу не смогла привлечь кредит. «Но эту репутацию кто-то до нас заработал, мы лишь пожинаем плоды, обижаться тут не на что», – рассуждает он.
  • Совладелец «РЕСО-Гарантии» Николай Саркисов через свои структуры владеет недвижимостью на Лазурном берегу. Саркисов утверждает, что у него с французскими властями сложностей никогда не возникало, но к русским в стране сейчас действительно относятся с пристрастием. «Недорогой недвижимостью на Лазурном берегу владеют в основном французы, к ним особых вопросов нет, налоговым органам понятен источник дохода, – объясняет он. – А иностранец, купивший дорогую виллу, – это всегда белое пятно и повышенное внимание к источникам доходов». «Не все деньги, которые приходили из России во Францию, были добыты честным путем, отсюда и повышенное внимание», – рассуждает бизнесмен.
  • Внимание французских налоговиков прямо коррелирует с размером вашей виллы, делится своими наблюдениями совладелец крупной российской компании с квартирой во Франции. Чем больше объект, чем тщательнее будет аудит, а у россиян объекты часто весьма солидные. Покупка в кредит частично снимает эту проблему, потому что тщательная проверка проходит еще на уровне банка. Формы собственности при этом могут быть разными – хоть с десятком офшоров посередине. Недвижимостью вовсе необязательно владеть напрямую, главное – платить все, что положено, заключает собеседник The Bell. 
  • Якобашвили говорит, что не допускает проблем с налоговыми органами и сразу реагирует на запросы властей. Но для инвестиций бизнесмен выбрал Монако, где ему принадлежит жилой дом и несколько инвестиционных квартир и офисов. «Во Франции не такой благоприятный налоговый режим и низкий рынок: если бы я вложился туда, то долго не мог бы окупить свои инвестиции. Но в Монако это очень выгодно», – говорил он журналу Forbes.

Юг Франции с начала 2000-х был очень популярным направлением для покупки недвижимости состоятельными россиянами, рассказывает управляющий партнер брокера зарубежной недвижимости Tranio Георгий Качмазов. Если говорить только о побережье Франции, то домами и апартаментами здесь обзавелись около 2000 россиян, писал Forbes со ссылкой на данные комитета по туризму и конгрессам Лазурного Берега.

Пик цен и спроса на недвижимость здесь был в 2013 году, до того, как нефть начала падать – тогда главными покупателями не из Евросоюза были русские и арабы, говорит Качмазов. После 2014 года недвижимость здесь можно купить в среднем со скидкой 20% к выставочной цене. Сейчас россияне приобретают виллы в среднем за 3-4 млн евро.

Одними из первых в России еще во второй половине 1990‑х виллами в Антибе обзавелись Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили. Пугачев вспоминает, что Березовский первым же познакомился с местными налоговыми органами – «заплатил денег под столом и 15 лет не мог приехать во Францию, потому что против него было возбуждено уголовное дело». У Березовского было несколько поместий в стране, они были арестованы до или после его смерти.

Соседи Керимова по Антибу – миллиардеры Роман Абрамович и Андрей Мельниченко, а также министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов. Источник, близкий к Абрамовичу, утверждает, что у него с налоговой во Франции проблем нет, о том же говорит представитель Мельниченко. «Если не нарушены законы РФ и не нарушены законы страны, в которой пребываешь, то вряд ли в этой ситуации будут какие-то проблемы», – говорит основной владелец НЛМК Владимир Лисин, у которого тоже есть вилла во Франции. В числе других известных владельцев недвижимости на Лазурном берегу – водочный магнат Юрий Шефлер, Борис Ротенберг и бывший владелец «Уралкалия» Дмитрий Рыболовлев. Несколько лет назад виллу здесь собирался купить Михаил Прохоров.

Керимова во Франции подозревают в отмывании денег, сэкономленных на уплате налогов на недвижимость. По данным издания Nice-Matin, французские власти считают, что сенатору принадлежат сразу четыре виллы на Лазурном берегу общей площадью свыше 90 тысяч квадратных метров. Органы правосудия подозревают, что недвижимость куплена Керимовым через цепочку офшоров, а ее стоимость была занижена для ухода от налогов.

Казус Керимова

Причиной проблем Керимова, как писали многие СМИ, стало то, что он якобы покупал свои виллы через подставные фирмы. Но прямое владение недвижимостью во Франции – вовсе не обязательное условие.

Сокрытие конечных владельцев допустимо и за него владельцу нужно будет заплатить дополнительный «налог на непрозрачность» – 3% от стоимости имущества, говорит Пугачев и подтверждает партнер юридической фирмы КАМС и адвокат Парижской палаты адвокатов Теймур Агаев.

Само по себе владение через компании-прослойки и сокрытие конечного владельца – не преступление, говорит Агаев. А вот делать это для ухода от налогов – нельзя.

Во Франции есть несколько типов налогов, так или иначе связанных с недвижимым имуществом: земельный налог, налог на проживание, налог на переход права собственности и налог на богатство, перечисляет он.

  • Налог на проживание платит тот, кто живет в квартире или доме, независимо от наличия у него права собственности.
  • Земельный налог платит собственник. Ставка этих двух налогов зависит от региона и кадастровой стоимости, но даже в сумме нагрузка от них незначительна. Гораздо больше собственников пугают два других налога.
  • Налог на переход права собственности платит владелец, продающий свое имущество, которое не являлось его постоянным местом проживания. Ставка налога может быть свыше 30% от размера прироста капитала, но если имущество находилось в собственности свыше 30 лет, продавец освобождается от налогового бремени.
  • Солидарный налог на богатство (ISF) должны платить лица, чье имущество в сумме стоит больше 1,3 млн евро. Ставка налога – прогрессивная.

Последние пять лет из-за высоких налогов на роскошь люди начали оформлять покупку недвижимости в кредит, рассказывает Качмазов. Это один из легальных способов значительно снизить выплаты по этому налогу. И мало кто оформляет недвижимость непосредственно на себя. Большинство россиян покупают ее через специальные юрлица – так называемые гражданские общества по управлению недвижимостью (SCI). Такая форма собственности абсолютно легальна и не вызывает вопросов у налоговых органов, она позволяет упростить наследование и снизить риски от владения недвижимостью – всю ответственность несет общество, объясняет эксперт.  

Самой серьезной из известных претензий французских властей к Керимову выглядит занижение стоимости, за счет которого тот якобы экономил на налогах, то есть, с точки зрения правоохранительных органов, «отмывал» доходы, говорят собеседники The Bell.  

«Конечно, нельзя «слева» доплачивать. Если оценка этой недвижимости 100 млн евро, а ты показал 50 млн – это криминал», – говорит бизнесмен с виллой на Лазурном побережье. Если цена занижается, то продавец при продаже не платит часть налога на прирост стоимости, а с покупателем – договаривается о скидке к сумме сделки, объясняет Пугачев. Занизив сумму сделки, можно сэкономить и на налоге на роскошь, добавляет партнер BMS Law Firm Тимур Хутов.

Анастасия Якорева, Светлана Рейтер, The Bell

THE BELL

Есть те, кто прочитали эту новость раньше вас.
Подпишитесь, чтобы получать статьи свежими.
Email
Имя
Фамилия
Как вы хотите читать The Bell
Без спама