THE BELL

Есть те, кто прочитали эту новость раньше вас.
Подпишитесь, чтобы получать статьи свежими.
Email
Имя
Фамилия
Как вы хотите читать The Bell
Без спама

Информация по делу

Самые полезные новости
за 5 минут в ежедневной рассылке

У нас есть утренняя и вечерняя рассылки.
Что вы хотите получать?

Сегодня утром 210 российских бизнесменов, госдеятелей и чиновников обнаружили себя в американских черных списках. The Bell поговорил с десятком фигурантов о том, каких последствий они ждут.

Фото: Kremlin.ru

В совместном докладе американского минфина и спецслужб Конгрессу нет ни слова о том, какие последствия грозят фигурантам черных списков – двум сотням крупнейших российских бизнесменов и всем высокопоставленным чиновникам. Мы спросили участников списка, чего они опасаются и ждут. Большинство согласились ответить на наши вопросы только анонимно.

  • «Взяли список людей, кто хоть чем-то владеет и перепечатали – все, у кого больше «единицы» [миллиардов долларов состояния] – в нем, – говорит участник списка Forbes, оказавшийся в списке минфина. – Но теперь они в любой момент любого из этого списка могут без суда и следствия отправить под санкции, арестовать все активы! Хорошо только то, что пока мы все в одной лодке, все в одной ситуации. У всех есть шанс, что дальше наши партнеры глупостей не будут делать».
  • «Это точно не конец истории, – уверен другой крупный бизнесмен, попавший в список. – Я думаю, что через довольно короткое время несколько человек из этого списка окажутся под санкциями. Сделать это сразу они [минфин США] не могли – куча информации, все друг на друга стучат, самым логичным было составить длинный список, включив в него всех богатых. Но сейчас давление Конгресса и американской общественности будет расти, никто этим списком не удовлетворится, и минфин начнет предпринимать конкретные действия. Под реальные санкции попадет совсем незначительное число людей – те, в отношении кого у США есть реальные доказательства фактов коррупции, взяток, — обязательно».
  • Бывший владелец компании «Вимм-билль-данн» Гаврил Юшваев, за последние годы вложивший в западные стартапы около $500 млн, тоже обнаружил свою фамилию в черном списке, но говорит, что сворачивать инвестиции не собирается: «Пока что западные партнеры по разным моим компаниям звонят и говорят, что надеются, что мы продолжим работать, они не придают этому сейчас никакого значения. Всем нужны люди, которые могут инвестировать, вне зависимости от этих списков. У меня подход такой – что есть, то есть, надо продолжать работать и развиваться. У нас в СССР не просто санкции были, и ничего, прекрасно жили. Я не расстраиваюсь, как будет, так будет. Будем оставаться на позитиве».
  • «Оценивать можно только критерий, по которому этот список составлен, – расстраивается бизнесмен из технологической сферы, чья фамилия также оказалась в докладе. – Они просто формально перечислили всех граждан РФ из глобального списка Forbes и назвали всех олигархами, хотя многие таковыми по определению не являются, не ведут бизнес с чиновниками. То есть педалируется принцип коллективной ответственности за власть, независимо от субъективных взглядов этих людей. Это, конечно, очень плохой прецедент». Каких последствий для своего бизнеса теперь ждать, собеседник The Bell не знает.
  • «И худшее переживали, придется существовать в новой реальности, – говорит другой крупный бизнесмен. – Радоваться этому списку бессмысленно, ехидничать бессмысленно. Это дымовая завеса, составители списка не были технически готовы и просто закрыли поручение, а настоящие списки потом опубликуют в секретной части. И те, кто войдут в секретную часть, могут не знать об этом вплоть до того момента, пока не пойдут в посольство за визой или в банк за кредитом. Интересно, как поведет себя часть сообщества, и кто побежит доносить на тех, кто в список не вошел»
  • «Все лучшие люди страны в одном списке», – шутит высокопоставленный чиновник-фигурант. Но этот доклад – это еще не санкционный список SDN, оговаривается он, и в отношении себя лично пока ничего плохого не ожидает.
  • «Если внимательно читать, то по логике списка вся власть в стране – в руках администрации президента, – указывает другой федеральный чиновник, оказавшийся в списке. – Довольно скрупулезно перечислено руководство АП, включая советников и протокол, и просто скопирован состав кабмина». В этой истории мало хорошего, но и ничего страшного пока нет, считает он: «Посмотрим, как дальше будут развиваться события».
  • «Этот список ничего не значит – что он есть, что его нет. Всех, у кого больше миллиарда, впихнули. И я думаю, что это хорошо, что всех, а не 20-30 человек, кому точно грозили бы санкции», – рассуждает другой бизнесмен-фигурант доклада. Он надеется, что список останется формальностью.
  • Недоволен попаданием в доклад минфина основатель «Лаборатории Касперского» Евгений Касперский: «Компания не согласна с включением Евгения в список олигархов, так как этот термин подразумевает обладание крупным капиталом, с помощью которого осуществляется политическое влияние, – передал The Bell представитель «Лаборатории Касперского». – Личный капитал Евгения состоит из его бизнеса, квартиры в Москве и личного автомобиля. Более 82% своей выручки «Лаборатория Касперского» зарабатывает за пределами России».
  • Подборку с официальной реакцией российских чиновников на список можно посмотреть здесь.

В докладе минфина США подчеркивается, что опубликованный список — не санкционный, включение в него нельзя воспринимать как наложение санкций или признание того, что фигурант подпадает под их критерии; список не устанавливает запретов или ограничений на сотрудничество с его участниками со стороны американских или зарубежных лиц; включение в него не означает, что у американского правительства есть информация о причастности фигуранта к «враждебной» деятельности.

Исполнительные власти не обязаны включать кого-то в санкционные списки на основании этого доклада, пока это просто аналитическая работа, говорит преподаватель кафедры международного права МГУ, специалист по санкциям, Сергей Гландин: «Тем не менее, попадание в этот доклад ставит маленькую метку токсичности на человека. Западные банки проверяют клиентов более, чем по 600 базам данных, одна из них теперь будет – закон CAATSA. Если там найдется имя клиента, его могут попросить закрыть счет и перестать поддерживать деловые отношения».
Ирина Малкова, Светлана Рейтер, The Bell