Новости 2 декабря 2019

Эксперты ВШЭ назвали лучший способ вложения нефтяных сверхдоходов

Идея министра экономики Максима Орешкина инвестировать деньги из Фонда национального благосостояния в экспортные кредиты лучше, чем уже утвержденное его начальником, первым вице-премьером Антоном Силуановым решение вложить деньги в инфраструктурные проекты в России. Такой вывод сделала группа ученых из ВШЭ в исследовании о перспективах использования средств ФНБ, которое изучил The Bell.

Что случилось?

Министр экономики Максим Орешкин предлагал направить излишки ФНБ (формируется из сверхдоходов государства за счет экспорта нефти) на кредиты для покупателей российского экспорта. Первый вице-премьер Силуанов решил, что выгоднее направить их на крупные сырьевые проекты. Но эксперты ВШЭ подсчитали, что метод Орешкина будет почти вдвое выгоднее, хотя и он даст только временный эффект. Вот их выводы:

  • Если вкладывать в российскую экономику средства ФНБ по 300 млрд рублей в год, она ускорится только в первый год таких вложений. Но это вызовет мультипликативный эффект: частные игроки начнут инвестировать и свои средства тоже. Если представить, что вкладывать они будут столько же, рост ВВП на старте проекта ускорится на 0,38 п.п. А если увеличить сумму инвестиций до 1 трлн рублей — уже на 0,62 п.п. В таком случае при грубом подсчете рост экономики в будущем году мог бы составить 2,6% (базовый прогноз Минэкономразвития — 2%). Правда, Силуанов заявлял, что из ФНБ будет потрачен только 1 трлн рублей за три года.
  • Вариант Орешкина — за счет средств ФНБ поддержать экспорт. Например, выдать кредиты потребителям российской продукции или построить на эти деньги сервисные центры для ее обслуживания. Если выделить на такие кредиты 1 трлн рублей ($15,2 млрд) в 2020 году, это могло бы увеличить темпы роста в среднем на 1 п.п., пишут эксперты ВШЭ. Этот вариант одобрен не был.
  • Но в обоих случаях эффект для экономики будет краткосрочным. Поэтому стоило рассмотреть третий сценарий: направить деньги на развитие несырьевого экспорта внутри страны, например, за счет привлечения иностранных инвесторов в Россию. Эксперты ВШЭ предлагают создать гарантийный фонд для таких инвесторов на деньги ФНБ. При таком подходе эффект вложений будет более долгосрочным, считают они.

Деньги

ФНБ — не такой уж большой фонд. Россия занимает 11-е место в мире по объему активов в суверенных фондах (ФНБ и Российском фонде прямых инвестиций, оба фонда подходят под критерии «суверенных»). В этом рейтинге мы чуть выше, чем Австралия, и чуть ниже, чем Казахстан и Южная Корея.

Страны с самыми большими суверенными фондами

Источник: расчеты ВШЭ, SWFI, IMF, Минфин РФ

  • По соотношению объема суверенных фондов и ВВП Россия находится только на 17-м месте, заметно уступая другим странам СНГ — Азербайджану, Казахстану и Узбекистану. У нас на суверенные фонды приходится меньше 10% ВВП, в Казахстане — около 75%, а в Азербайджане — более 90%. При этом в рейтинге нет стран, где ФНБ составляет больше 100% ВВП, — например, Норвегии (254%) и ОАЭ (167%).

Размер суверенного фонда в процентах ВВП

Источник: расчеты ВШЭ, SWFI, IMF, Минфин РФ

  • Российский ФНБ – на 15-м месте в мире (сейчас в фонде $122,2 млрд, все активы 82 суверенных фондов – $8 трлн) по объему. Самый большой в мире норвежский суверенный фонд почти в 10 раз больше. 
  • Суверенные фонды разных стран формируются по-разному. Где-то, как в России, за счет сырьевого экспорта. Где-то за счет других источников, например, из средств профицитного бюджета. Соотношение объемов российского ФНБ и ВВП характерно для вторых. 

Что дальше?

Чего ждать от инвестиций из ФНБ — неизвестно. Международный валютный фонд (МВФ) рекомендует иметь стратегию и оценку рисков при вложении средств суверенных фондов. Но для ФНБ не разработали (или не опубликовали в публичном доступе) ни того ни другого, отмечают эксперты ВШЭ. 

Тратить слишком много опасно. За ограничение трат из ФНБ долго билась глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Она опасалась роста инфляционных рисков и чрезмерного укрепления рубля. Ее позиция была учтена: правительство ограничило объемы инвестиций ФНБ триллионом рублей за три года, при условии, что получатель денег добавит как минимум 80% от полной стоимости проекта. 

  • Это правильный подход, считают авторы исследования ВШЭ. Если сохранять средства ФНБ в размере 7% ВВП, а все остальное тратить, это будет равносильно повышению цены отсечения нефти до $55–62 за баррель (сейчас она находится на уровне $40 за баррель). 
  • Чтобы избежать такого эффекта, ограничение на инвестиции из ФНБ надо закрепить законодательно, пишут ученые (пока этого не сделано). А все излишки копить на счетах ЦБ.

Анастасия Стогней