Новости 20 ноября 2019

Экс-министра Михаила Абызова заподозрили в выводе $770 млн в офшоры

Ныне арестованный бизнесмен Михаил Абызов построил сеть из 70 офшорных компаний, через которую с помощью «своего» человека в шведском Swedbank вывел $770 млн, выяснили журналисты-расследователи проекта OCCRP, шведского телеканала SVT, эстонской газеты Postimees и «Новой газеты» на основе материалов внутреннего аудита старейшего банка Швеции.

Если информация подтвердится, это будет означать, что Абызов нарушал закон: многие компании созданы уже после того, как он стал министром по делам Открытого правительства и утратил право заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, в том числе в офшорах.

Детали. Основу расследования составили материалы Swedbank, который в этом году попал в серьезный скандал с предполагаемым отмыванием денег в эстонском филиале, где в 2008–2018 годах прошло около €135 млрд высокорискованных средств, в основном из России. После очередного витка скандала банк уволил CEO Бригитту Боннесен и запустил детальный аудит.

Со ссылкой на итоги этого аудита и собственные данные журналисты утверждают следующее:

  • У 70 компаний, связанных с Абызовым и зарегистрированных в Белизе, Сингапуре, на Кипре и Британских Виргинских островах, были открыты счета в эстонском Swedbank (42 из 70 счетов — уже после назначения Абызова на должность министра по делам Открытого правительства в 2012 году). 
  • С 2011 по 2016 год на счета этих компаний поступило $860 млн, а $770 млн было выведено в офшоры в ходе 3300 транзакций.
  • С 2012 по 2018 годы офшоры Абызова участвовали в сложных сделках в России — в том числе в покупке доли в новосибирском «Элсибе» (входит в перечень стратегических предприятий). Опрошенные журналистами эксперты считают, что Абызов не мог не знать о сделках.
  • Помогал Абызову в сделках «свой» человек в Swedbank. Расследователи предполагают, что им стал теперь уже бывший сотрудник эстонского филиала Алексей Эверсон. В отчете банка говорится, что у него был калькулятор PIN-кодов (генерирует уникальные цифровые коды для удаленного управления счетами), который помогал переводить деньги компаний Абызова.
  • Эверсон до сих пор связан с Абызовым. Два года назад он уволился из Swedbank, после чего возглавил связанную с экс-министром кипрскую компанию Anduril Enterprises Ltd. На нее записано итальянское поместье Абызова, рассказывал в 2017 году ФБК Алексея Навального. Эверсон рассказал журналистам, что никогда не проводил никаких транзакций с клиентским калькулятором PIN-кодов, предложение о работе в компании Абызова принял после нескольких собеседований в других местах и в целом усомнился в компетентности авторов отчета. 
  • Почти 40 компаний сети продолжают владеть российскими активами в электроэнергетике, машиностроении, угледобыче и агропроме.
  • Источники The Bell рассказывали, что Альфа-банк арестовал активы бывшего министра в Сингапуре. Имущество Абызова банк разыскивал, чтобы взыскать его в счет долгов принадлежавшей ему компании Е4 перед Альфа-банком, который банк оценивает в 10 млрд рублей. В числе попавших под арест активов — недвижимость, криптовалюты и требования самого Абызова к миллиардеру Виктору Вексельбергу.

Почему это важно. С 2012 по 2018 год Абызов был федеральным министром и не имел права заниматься предпринимательской деятельностью. Он должен был декларировать доли в компаниях, в том числе и иностранных. Делал ли это экс-министр, можно узнать, только ознакомившись с полной декларацией. Но в ее публичной части информации о компаниях не содержится, отмечает «Новая газета».

Использование офшорных структур российскими компаниями обычно имеет четкие цели, объясняет заместитель директора «Трансперенси интернешнл — Россия» Илья Шуманов: уменьшение налоговых выплат, сохранение конфиденциальности участников сделки либо использование более прогнозируемой судебной системы. По его словам, в этом случае часть офшорных сделок могла происходить с целью вывода активов за рубеж с возможностью анонимного владения и управления офшорными структурами публичным должностным лицом.

В разговоре с The Bell представитель экс-министра рассказал, что еще до ухода на государственную службу Михаил Абызов был успешным бизнесменом, а перед уходом на службу в правительство передал весь бизнес в доверительное управление, как того требует российское законодательство. В дальнейшем все имеющееся у него имущество он декларировал в установленном российским законодательством порядке.

Контекст. Абызов был задержан 26 марта у себя дома в Подмосковье. Согласно первому обвинению следствия, экс-министр создал преступную группу из менеджеров своей группы «Ру-Ком» и в составе этой ОПГ похитил у своих же энергокомпаний около 4 млрд рублей и вывел их за границу, поставив «под угрозу устойчивое экономическое развитие и энергетическую безопасность ряда регионов страны».

Абызов и все остальные фигуранты дела отрицают все обвинения. На последнем суде по мере пресечения Абызов назвал свое дело «четырьмя месяцами глобального абсурда». Выйти из-под ареста Абызову не помогли поручительства за него председателя фонда «Сколково», бывшего вице-премьера Аркадия Дворковича, главы «Роснано» Анатолия Чубайса, зампреда ВЭБа Натальи Тимаковой и миллиардера Романа Троценко, который предлагал внести за Абызова залог в 1 млрд рублей.

Анна Коваленко