Дожить до лета при нефти по $10: что теряет Россия от нового обвала цен

Всполошивший вчера весь мир отрицательной ценой майский фьючерс на нефть WTI уходит в историю — но цены на нефть сегодня падают только быстрее. Июньский фьючерс на баррель Brent сегодня подешевел на четверть и стоит меньше $20, а физические контракты в Европе заключаются по $13. Такая обстановка на рынке сохранится как минимум до июня, а российский бюджет за эти два месяца может недополучить 780–860 млрд рублей.

Фото:

Что происходит

Аналитики сошлись в том, что вчерашние отрицательные цены на майский фьючерс WTI — неприятная, но «локальная история», связанная с играми спекулянтов на «медвежьем рынке». Но нефтяному рынку сегодня от этого лучше не стало. Сегодня и июньский фьючерс на WTI, и североморская Brent быстро падают уже без всякой привязки к истечению сроков. Июньский WTI к 20:00 мск потерял уже почти 50% и стоит $10,2, Brent упал на 26,4%, до $18,8.

На российскую нефть Urals нет ликвидных фьючерсов, а ее цена рассчитывается от эталонной цены физического контракта на европейскую североморскую нефть, которую рассчитывают агентства Argus и Platts. Эталоны торгуются дешевле фьючерса на Brent на $7–8, говорил сегодня вице-президент Argus Джеймс Гудер на организованной агентством онлайн-конференции «Глобальный рынок нефти 2020: вызовы времени».

В понедельник цена стандартного контракта за баррель Urals с поставкой CIF в Роттердаме составляла $17,5 — примерно на $2 дешевле эталона Argus (North Sea Dated). В самой низкой точке, в начале апреля 2020 года, цена Urals составляла около $10.

Цены на физические североморские контракты сегодня тоже быстро падают — эталон Platts (Dated Brent) за день 21 апреля потерял почти $6 за баррель и к вечеру стоил $13,24.

Все опрошенные The Bell аналитики не ждут восстановления цен на нефть до конца второго квартала. Прогноз Argus на второй квартал — в среднем $20 за баррель North Sea Dated. В отдельные недели цена эталона будет опускаться ниже и может оказаться даже ниже $10. Цена на российскую Urals, учитывая дисконт, будет на несколько долларов ниже.

UPD: по состоянию на 23:05 мск 21 апреля контракт на продажу барреля Urals с поставкой CIF в Роттердаме торговался по $9,5.

С чего все началось

В понедельник, 20 апреля, цены на майский фьючерс на американскую нефть WTI впервые в истории стали отрицательными. Это не означает крушения всего нефтяного рынка. В минус ушла не цена физической нефти, а привязанный к нему финансовый инструмент, более того — только один фьючерс на один сорт. Это событие стало результатом маловероятного стечения обстоятельств, возможного только весной 2020 года. Но оно отражает беспрецедентный уровень дисбаланса на нефтяном рынке, который продлится как минимум еще два месяца.

Подробно о причинах обвала 20 апреля мы написали здесь. Вкратце, майские фьючерсы на нефть WTI истекали 21 апреля — трейдерам, у которых после этой даты фьючерс остался на руках, пришлось бы в мае исполнять контракт на поставку. Для этого есть специальный финансовый инструмент EFP, но для его исполнения нужен трейдер, который готов принять физическую нефть в крупнейшем в США нефтехранилище в Кушинге, штат Оклахома (фьючерсы WTI подразумевают поставку именно сюда). Таких трейдеров сейчас нет — хранилища в Кушинге заполнены на 70% и, судя по всему, уже полностью законтрактованы на май. Отрицательная цена (к закрытию торгов она дошла до минус $37,5) отражала сумму убытка на баррель, с которой владельцы майских фьючерсов могли выйти из невыполнимой рыночной позиции.

Директор московского нефтегазового центра EY Денис Борисов говорит, что рассматривает события 20 апреля как локальную историю: «медведи» захватили рыночную инициативу и, пользуясь условиями, смогли запустить эффект домино — но уход WTI в минус не является объективным отражением текущей ценовой конъюнктуры нефтяного рынка. Следующий по сроку, июньский фьючерс на WTI в тот же день упал «всего» на 25%, до $20, североморский Brent — на 10%, до $25,5. Но на следующий день они начали падать намного быстрее.

Почему нефть падает и как долго это продлится

Непосредственная причина падения мировых цен — заполнение мировых нефтехранилищ (в том числе супертанкеров, в которых уже хранится как минимум 120 млн баррелей) на фоне обвала спроса, который опережает сокращение добычи.

Потребление нефти в мире во втором квартале 2020 года упадет на 21–22 млн баррелей, оценивал сегодня главный экономист BP в России Владимир Дребенцов на онлайн-конференции Argus. Новая сделка ОПЕК+ по сравнению с предыдущим кварталом уберет с рынка только 7,1 млн баррелей в сутки (и вступит в силу только с 1 мая), закачка топлива в стратегические резервы разных стран — еще 2 млн б/с, сокращение добычи сланцевой нефти — еще до 2 млн б/c. Для ликвидации баланса спроса и предложения этого недостаточно.

Остается еще 10 млн баррелей в сутки, которые сейчас можно только заливать в нефтехранилища — но они во всем мире уже близки к заполнению, написал сегодня Bloomberg. Главный экономист Argus Дэвид Файф считает, что мировые хранилища могут быть заполнены к концу мая. Чтобы заполнить всю мировую инфраструктуру при избытке предложения 10 млн б/с, потребуется меньше месяца, оценивал Дребенцов из BP.

На рынке нефтяных фьючерсов это положение отражается так называемым «контанго» — необычной ситуацией, когда более длинные фьючерсы стоят намного дороже коротких. Например, октябрьский фьючерс на Brent стоит дороже $30 — на $12 больше, чем июньский. Это отражает переизбыток предложения: чем скорее предполагается поставка, тем сложнее найти покупателя. На практике это означает, что при сохранении конъюнктуры «передний конец» контанго — то есть цена ближайшего фьючерса — по мере приближения срока его исполнения будет резко падать. Именно это произошло 20 апреля с WTI.

Сегодняшнее падение июньских фьючерсов на WTI и Brent может быть отчасти обусловлено тем, что инвесторы не хотят повторения этого сценария и не тянут с продажей до экспирации, считает аналитик Райффайзенбанка Денис Полищук.

Сколько теряет Россия

Главный в России проигравший от падения цен — бюджет: наша налоговая система устроена так, что он является основным выгодоприобретателем при росте цен и теряет намного больше, чем частные компании, при их падении.

Теоретически падение цены на нефть на $1 за баррель стоит российскому бюджету около 130 млрд рублей в годовом выражении, объясняет главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Бюджет на 2020 год балансировалcя при $50 за баррель Urals. Если предположить, что цены на Urals в ближайшие два месяца будут составлять $10–15 за баррель, бюджет может недополучить только за эти два месяца 780–860 млрд рублей.

Для сравнения: прямую финансовую поддержку правительства в кризис экономисты Альфа-банка оценивают примерно в 340 млрд рублей или 0,3% ВВП.

Что будет с рублем

Опасности того, что рубль свалится в неуправляемую девальвацию, нет, считает руководитель операций на валютном и денежном рынке Металлинвестбанка Сергей Романчук: доллар может колебаться в диапазоне нескольких рублей, «сползать», если ситуация будет ухудшаться, но пока ЦБ компенсирует в среднем недостаток валюты, продавая ее на рынке.

Всего с 19 марта ЦБ продал 314 млрд рублей в среднем по 13,7 млрд рублей в день — этого пока достаточно, чтобы стабилизировать рынок в трудный момент. Это намного меньше, чем в 2014 году, когда на стабилизацию курса могли направлять больше 100 млрд за день в рублевом эквиваленте.

По оценке Романчука, даже если цены на Urals надолго застрянут на уровне $10–15, средств ФНБ хватит примерно на два года, и при этом останется около $400 млрд собственных золотовалютных резервов ЦБ.

Скопировать ссылку

Что с нами не так? Почему у предпринимателей не складывается с государством

Предприниматель и общественный омбудсмен по малому и среднему бизнесу Анастасия Татулова в день предпринимателя, размышляет о том как в последние годы строились отношения между предпринимателями и государством — «и что в этих отношениях не так с нами, предпринимателями».
Последствия «специальной военной операции» на Украине. Онлайн
21 марта 2022

Как компании справляются с инфляцией и военными потерями. Итоги сезона отчетностей в США

Сезон отчетностей в США подходит к концу. Компании пока не разочаровывают — их прибыль растет вопреки гиперинфляции и войне со всеми ее последствиями. Гораздо больше настораживает реакция инвесторов: они все меньше смотрят на сильные результаты и все чаще наказывают компании за неоправдавшиеся ожидания. Это может указывать на то, что рынок уже проходит стадию схлопывания пузыря. К концу прошлой недели американский рынок акций перешел в «медвежью» зону: падение индекса S&P 500 от максимума превысило 20%.