Доля частных инвесторов в «Калашникове» выросла до 75%

Новости — 15 февраля 2018 Компания пытается выйти из-под санкций США

«Ростех» продал гендиректору концерна «Калашников» Алексею Криворучко и его компании «Транскомплектхолдинг» 26% минус 1 акция концерна за более чем 1,5 млрд рублей, сделку закрыли 14 февраля.

  • Теперь суммарная доля частных инвесторов в «Калашникове» составляет 75% минус 1 акция, но блокирующий пакет (25% плюс 1 акция) остается у «Ростеха». «Это означает, что концерн как важный оборонный актив остается в поле зрения государства, и мы сохраняем возможность влиять на ключевые процессы в компании», — заявил глава «Ростеха» Сергей Чемезов.
  • Рост частной доли в «Калашникове» напрямую связан с санкциями, утверждает главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. «Если компания из государственной, ростеховской, которая под санкциями, становится частной, то есть вероятность, что для «Калашникова» снова откроется американский рынок, который для него был основным до введения санкций», — считает он.
  • «Калашников» находится под санкциями США и ЕС с 2014 года. На тот момент на США приходилось до 90% экспорта гражданского стрелкового оружия концерна. Сейчас «Калашников», по собственным данным, занимает 95% всего российского рынка стрелкового оружия, а продукция концерна поставляется более чем в 27 стран.
  • До 2014 года «Ростех» был единственным владельцем концерна. В мае 2014 года госкорпорация за 1,3 млрд рублей продала 49% «Калашникова» «Транскомплектхолдингу», в которой на тот момент помимо Криворучко (50%) по 25% принадлежало миллиардерам Искандару Махмудову и Андрею Бокареву.
  • Свою долю в «Калашникове» Махмудов и Бокарев продали в ноябре — тому же Криворучко. Forbes отмечал, что продажей своей доли в «Калашникове» Бокарев и Махмудов, возможно, пытаются уйти из-под санкций. Криворучко давно работает в структурах миллиардеров, до «Калашникова» он возглавлял принадлежащий им «Аэроэкспресс».
  • В конце января американские власти заявили, что не собираются вводить новые санкции в отношении российского ВПК. В Госдепе отмечали, что с момента появления августовского закона о санкциях CAATSA иностранные правительства отказались от запланированных или объявленных закупок продукции российских оборонных предприятий на несколько миллиардов долларов.
  • В октябре Вашингтон опубликовал список из 39 российских оборонных предприятий и разведывательных структур, в отношении которых могут быть введены вторичные санкции — любые «существенные транзакции» с участниками списка могут стать поводом для введения санкций в отношении их партнеров и контрагентов. В списке был и «Калашников».
Слова российских властей о слабом или даже «позитивном» влиянии санкций воспринимать не стоит — как государственный, так и частный бизнес делают все, чтобы не попасть в санкционные списки.

Артем Губенко, The Bell